Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Пунктир автобиографии. Школа

У меня рано проявились способности к математике, родители отдали меня в 444 физматшколу. Это была одна из первых физматшкол в Москве (у ее истоков стоял еще Колмогоров), но в годы моей учебы она уже уступила первенство другим – 2-ой школе, 18-му интернату при МГУ, 57-ой. Тем не менее уровень преподавания у нас был достаточно хорошим.

Я был круглым отличником, т.е. случались четверки, иногда даже хватал и тройки, но в четверти практически всегда выходили все пятерки. Учиться было легко, и о школе в целом у меня остались светлые воспоминания.
Особо интересовался я, конечно же, математикой и физикой, занимал какие-то места на олимпиадах, но не слишком высокие – высшим достижением было 3-е место на московской математической олимпиаде в 7 классе и третье место в составе школьной команды на московском турнире юных физиков в 10 классе.

Пионерия и комсомолия
Прием в пионеры был знаком достижения некоторого возрастного статуса - уже не малышня-октябрята, а пионеры, да еще с таким красивым красным галстуком. Но эта романтика держалась недолго, и за ней скоро выступила сущность этой организации как некого механизма самоконвоирования (формулировка нынешняя, а ощущение - из тех времен). Один год я даже был председателем совета отряда, пришлось заниматься составлением каких-то дурацких планов работы, ходить на учебу актива и т.п. Вся эта бодяга меня очень тяготила и я считал месяцы до перевыборов.

Примерно такая же история была и с комсомолом. Стремились вступить, чтобы не носить уже эти дурацкие галстуки, чтобы выглядеть взрослыми. Принимали в райкоме комсомола, там была комиссия из ветеранов КПСС, которые задавали всякие каверзные вопросы - "назовите ордена, полученные ВЛКСМ", "кто в СССР глава государства", и т.п.)

Кушниренко, Лебедев, программирование
Отец моего одноклассника Юры Кушниренко был преподавателем мехмата МГУ (в ЛВМ – лаборатории вычислительных методов). В девятом классе он организовал у нас кружок по программированию, и на нас обкатывалась экспериментальная программа для первого курса мехмата. Анатолий Георгиевич Кушниренко и Гена Лебедев (ученик Кушниренко, в те годы - молодой преподаватель мехмата) учили нас объектной технологии программирования (соединенной с принципом декомпозиции). На фоне этих занятий школьная программа обучения программированию (на ФОРТРАНе, чисто технологически, в пакетном режиме, т.е. с колодами перфокарт и распечатками) была крайне скучной и убогой. В десятом (или в девятом?) классе нужно было делать «дипломную работу» - обычно требовалось реализовать какой-нибудь вычислительный метод. Нам с Юркой разрешили делать дипломную работу в ЛВМ. Кушниренко с Лебедевым занимались тогда какими-то работами для ЗИЛа, нам они поручили задачу построения сечения полиэдра. На защиту мы принесли вычерченный на плоттере чертеж сечения блока цилиндров.

Журавлев, математика
В десятом классе пришла пора готовиться к поступлению. Особых раздумий не было – иду на мехмат (хотя физичка и уговаривала меня идти в ФизТех). Вот тут я и узнал, что некоторым абитуриентам дают особые задачи. Я имел шансы попасть в эту категорию, и пришлось озаботиться не только стандартной программой.
Незадолго до того к нам пришел работать бывший выпускник нашей школы Алексей Леонидович Журавлев. Он был очень молодым - старше меня лет на семь (после школы мы перешли на «ты»). Несмотря на безобидную фамилию, внешность у него была достаточно характерная и поступить на мехмат ему не удалось – его завалили на трех совершенно гробовых задачах. Журавлев закончил педагогический, пришел работать в родную школу и кроме уроков занимался с наиболее сильными ребятами математикой. Эти занятия не были нацелены исключительно на решение сложных задач (хотя мы и проработали большую коллекцию, начало которой положили те самые три задачи). Журавлев занимался с нами по темам, лежавшим в основном за пределами школьной программы (среди них была проективная геометрия, инверсия, полуправильные тетраэдры, неравенство Йенсена и много чего еще). Как потом оказалось, неравенство Йенсена мне очень пригодилось…

Школу я закончил на все пятерки, но золотую медаль мне не дали – в РОНО решили, что в выпускном сочинении недостаточно отражена руководящая роль партии (это было в 1983 году). Честно сказать, она там была совсем не отражена – мне было просто противно вставлять эти заклинания в свое сочинение.



Предыдущие части:
- Предисловие
- Детство
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment