Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Categories:

Неожиданная параллель

КНДР последние дни в новостях. А тут ещё я, разбирая старые бумаги, наткнулся на журнал "Корея" 1988 года, ещё классических времён Великого Вождя Ким Ир Сена. Я его тогда, в лихорадочные годы гласности и обновления, решил сохранить для истории.

Это ли повлияло, или что-то ещё, но пару дней назад я взялся читать запасённые впрок тексты Андрея Ланькова. Я обычно стараюсь читать его статьи сразу по обнаружении, и всем рекомендую [*]. Чтение паразительно интересное, и не только из-за предмета, но в первую очередь благодаря мастерству автора, замечательного расказчика.

Но вот нашлись несколько непрочитанных текстов на электронной книжке.
Один из них - транскрипт радиопередачи "Корея времен Ким Ир Сена", это такой очень краткий и популярный рассказ про классический период этого режима. Если кто мало знает про КНДР, так лучше с этого начинать.

А второй текст - более специальный, это глава из книги Ланькова «Август, 1956 год: Кризис в Северной Корее». Речь идёт об истории, когда тамошняя внутрипартийная оппозиция не смогла сместить Ким Ир Сена и начать северокорейскую десталинизацию. Дело происходит в 1956 году, после антисталинского XX съезда, на котором Хрущёв разоблачил культ личности, вслед за этим были смещены сталинистские руководители в Польше, Болгарии, Венгрии. Ланьков разбирает вопрос: почему же усилия оппозиции в КНДР не увенчались успехом, почему Ким Ир Сен оказался сильнее своих соперников и остался у власти ещё почти на сорок лет?

Я не буду пытаться выписывать подробный конспект текста Ланькова, приведу лишь фрагменты, которые при чтении вызвали у меня какое-то чувство странного узнавания.
В Северной Корее идеи реформ, столь сильные в Восточной Европе, пользовались гораздо меньшей поддержкой населения, и признаки серьезного недовольства наблюдались там практически только среди верхушки интеллигенции, части студенчества и партийных функционеров. Это означало, что оппозиция едва ли могла рассчитывать на массовую поддержку, которая сыграла важную, а то и решающую роль в Польше и Венгрии.
...
Стоит добавить, что Корея отличалась от восточноевропейских стран и почти полным отсутствием демократических традиций. Северная Корея никогда не знала демократии, и можно предположить, что сама концепция демократии была тогда чужда большинству населения.
...
Если уж на то пошло, оснований апеллировать к корейскому патриотизму было больше у Ким Ир Сена, а не у его оппонентов, которые слишком явно были связаны с заграницей, открыто ссылались на зарубежные авторитеты и пропагандировали «импортированные» концепции. В конце 1950-х гг. в Северной Корее националистические идеи и настроения можно было мобилизовать в поддержку местного сталинизма, а не против него.
...
В КНДР было меньше тех, кто хотел вернуть былое богатство и привилегии, и потому был готов приветствовать любую оппозицию, любое смягчение режима. Большинство тех, кто остался на Севере, в колониальные времена были либо крестьянами, либо неквалифицированными рабочими. Новая власть не только не отняла у них сколько-нибудь значительных материальных благ или общественного положения, но, наоборот, дала им надежду и открыла новые горизонты.
...
Болгарский опыт показывал, что, в принципе, и северокорейские заговорщики вполне могли добиться успеха. Слабость массовой поддержки снижала их шансы на победу, но тем не менее отсутствие в Корее массового движения протеста не было непреодолимой преградой для реализации их планов. Ким Ир Сена можно было свергнуть посредством хорошо спланированной и проведенной бюрократической интриги. Однако члены оппозиции упустили эту возможность. Основной причиной их поражения помимо их собственных тактических ошибок и дальновидности их противников был недостаток поддержки среди партийных кадров среднего и высшего звена, чья позиция в условиях отсутствия массового движения и оказалась решающей.

Большинство функционеров среднего звена не понимали и не принимали мотивы оппозиции, заговорщики представлялись им «посторонними», и даже «полуиностранцами». Высшие и средние партийные руководители, как показали дальнейшие события, предпочли поддержать Ким Ир Сена, а не его оппонентов.
...
Эти новые кадры были настроены гораздо более националистически, чем коммунисты старшего поколения, которые в своем большинстве подолгу жили за границей, свободно говорили на иностранных языках и с уважением относились к иностранной культуре. Отношение этих более молодых чиновников к высокомерным «иностранцам» из яньаньской и советской фракций было не слишком доброжелательным.
...
Нужно добавить, что конфликт между оппозицией и Ким Ир Сеном воспринимался современниками главным образом как столкновение амбиций, как борьба отдельных людей за собственное политическое влияние, вмешиваться в которую желающих среди северокорейской номенклатуры не было.
Привиделось ли мне, или действительно есть тут явные параллели с нашей ситуацией, когда околомедведевская группировка модернизаторов попыталась развернуть интригу против Путина? (Разумеется, Ланьков ничего такого не мог иметь в виду, его книга вышла в 2009 году, так что здесь максимум лишь отдалённое структурное сходство.)

---------------------------------------------
* Если кто вдруг пропустил и не знает Ланькова, то вот некоторые ссылки.


Транскрипты передач на Вести FM
Корейские контрасты
Корея времен Ким Ир Сена
Корейский переход

Лекции на Полит.ру
Естественная смерть корейского сталинизма
Модернизация в Восточной Азии, 1945 – 2010

Цикл статей для проекта InLiberty.Ru
Tags: history, links
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments