Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Анатомия египетской контрреволюции

http://polit.ru/article/2014/02/03/egypt/
Египетская революция в 2011 году смогла одержать неожиданно легкую победу во многом благодаря следующим двум обстоятельствам:

Первое из этих обстоятельств – сильнейший внутриэлитный конфликт. Речь идет прежде всего о конфликте между военными («старой гвардией») и экономической элитой («молодой гвардией») – группировкой ведущих египетских бизнесменов во главе с Гамалем Мубараком. Армейская группировка контролировала (и контролирует) не только Вооруженные Силы Египта, но и значительную часть египетской экономики. ... Эту группировку египетской элиты очень пугало возвышение «молодой гвардии» ведущих египетских бизнесменов под руководством Гамаля Маубарака, контролировавшей экономический блок египетского правительства, проводившего начиная с 2004 года эффективные экономические реформы, приведшие к заметному ускорению темпов роста египетской экономики. ... Таким образом, финансово-экономическая составляющая египетского правительства постепенно переходила в руки «молодой гвардии», что не могло не волновать военных.
...

Египетский внутриэлитный конфликт позволяет понять многие обстоятельства Египетской революции, которые на первый взгляд могут казаться загадочными. Скажем, всю революцию египетская армия достаточно четко охраняла все важные государственные объекты, жестко пресекая все попытки протестующих их захватывать. Однако уже в самые первые дни революции (28–29 января 2011 года) армия дала возможность захватить, разгромить и сжечь штаб-квартиру правившей Египтом Национально-демократической партии. Но, если разобраться, то ничего странного в этом не было – ведь реальным руководителем этой партии был именно Гамаль Мубарак, а значит армейская верхушка тут руками протестующих наносила мощный удар по элитарной группировке своего заклятого врага.
...

В контексте до сих пор модного восприятия египетских событий января-февраля 2011 года как «противостояния революционных народных масс и авторитарного режима» очень странно выглядела и знаменитая «Битва на верблюдах», когда протестующих на Тахрире пытались разогнать при помощи странной «гоп-компании» верблюжатников – работников туристических сервисов из района пирамид, занимавшихся прокатом для туристов лошадей и верблюдов; при этом атаковали они протестующих на этих самых лошадях и верблюдах, что и придало специфически-экзотический колорит, как событиям 2 февраля, так и всей Египетской революции.


Но если это было и, правда, «противостояние народных масс и авторитарного репрессивного режима», то зачем было «авторитарному режиму» прибегать к такого рода непонятной «самодеятельности», а не воспользоваться для разгона протестующих самым элементарным профессиональным репрессивным аппаратом? Все дело здесь как раз в том и состоит, что уже 2 февраля протестующим на Тахрире противостоял не профессиональный репрессивный аппарат, контролировавшийся «старой гвардией» (занявший скорее позицию доброжелательного по отношению к протестующим нейтралитета), а группировка бизнес-элиты, профессиональный репрессивный аппарат не контролировавшая, и поэтому вынужденная использовать для противостояния требовавшим смещения их лидера протестующим нанятый на личные деньги этих же самых бизнесменов полууголовный элемент.
...

Однако союз либеральных революционеров-секуляристов с исламистами кончился, как только общий враг был повержен. Первые дни послемубараковского Египта это отчетливо продемонстрировали. Уже на референдум по голосованию за Временную конституционную декларацию страны в марте 2011 года исламисты и либералы шли как заклятые враги, заняв непримиримые позиции по отношению друг к другу. И если Братья-мусульмане призывали одобрить выносимый на референдум документ, то все потенциальные кандидаты в президенты светской ориентации – Мухаммед аль-Барадеи, Амр Мусса, Хишам Бастависи, Хамдин Сабахи – проголосовали против поправок к конституции.

Наблюдаемая же сейчас ситуация уже похожа на распределение сил в январе 2011 года «с точностью до наоборот»....

Некоторые черты просто напрашиваются на сопоставление с украинскими событиями. Но, несмотря на некоторые почти буквальные совпадения деталей, прямые параллели не имеют смысла - другой расклад сил (где на Украине влиятельная армия? а где эффективные либералы?), совсем другая культура.

Скорее стоит обратить внимание на структуру конфликта и вытекающие из неё типичные метаморфозы:
- раскол в элитах, попытка выиграть внутриэлитную борьбу за счёт перенаправления энергии массовых низовых протестов
- ложность картины "народ против диктатуры" наглядно проявляется после победы
- причудливые коалиции складываются не по принципу идейной близости, а ситуативно, против наиболее опасного врага здесь и сейчас
- основную игру ведут популисты и сильные элитные группы
- либералам приходится быть на подтанцовке

Более конкретные проявления (не факт, что верно для всех таких революций)
- правительство, пришедшее на волне протестов, проваливается быстро и уверенно
- надежды на "заграница нам поможет" оказываются в лучшем случае пустыми (заграница вмешается в своих интересах)
- либералам не светит при любом раскладе

Конечно, украинские товарищи могут считать, что у них-то всё будет не так, потому что Украина - не Россия Египет.

Будущее покажет. Вот уже и правительство появилось.
В любом случае будет поучительно.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments