Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Category:

Из записей Бориса Яворского о постмодернизме

Об информационных поводах
Современная массовая культура западного образца в основном ликвидировала представления о существовании каких-либо неоспоримых истин и связанных с ними абсолютных ценностей. В качестве исключений приобрели бесспорность два постулата. Это, конечно же, собственно тезис об отсутствии упомянутых истин, дабы не утруждать потребителя парадоксом лжеца-критянина, а также утверждение о самоценности человеческой жизни как последний рубеж защиты индивида от экзистенциального кризиса. Существует, безусловно, также ряд вопросов, рассмотрение которых полагается неполиткорректным; однако активность, проявляемая обществом вокруг этих вопросов, позволяет принять их также в качестве относительных и спорных, не пополняя ими (возможно, пока) этот короткий список исключений.

Итак, ценности, последовательно эксплуатируемые западной культурой на протяжении тысячелетия (религия, семья, работа, народ и т.п.) подвергнуты релятивистской деградации и в связи с этим утеряли способность быть ориентирами для позиционирования индивида в обществе. Новая же ценность, принесенная массовой культурой – человеческая жизнь – совершенно непригодна для какого-либо позиционирования по причине фактического равенства всякого индивида перед её лицом.

В результате этих процессов возникает кризис уникальности: индивид ощущает недостаточность отличия своей позиции в обществе от позиции других индивидов и стремится как-либо компенсировать эту недостаточность. Оборотной стороной, соответственно, оказывается кризис принадлежности, также вызванный девальвацией исторически сложившихся сообществ – семейных, профессиональных, религиозных. Одним из простейших путей компенсации является внешняя индивидуализация, и мы наблюдаем её в форме популярных ныне модификаций внешности – пирсинг, татуировки, «тоннели» и т.п.; этот метод пока распространён более в молодёжной среде. Второй вариант компенсации – демонстрация наличия собственного мнения по возможно большему числу вопросов (учитывая же вышеупомянутый тотальный релятивизм масс-культуры, всякая дискуссия обычно и сводится к такой демонстрации) и группировка в сообщества в связи с этим мнением.

В связи с этим проясняяется одна из важнейших функций масс-медиа в современном обществе: предоставление информационных поводов для самопозиционирующих высказываний. В свете этой функции становится понятнее и принятая ныне форма подачи материала масс-медийными источниками, и феномен «холиваров» в комментариях к такому материалу, и особенности поведения юзеров в сообществах.
-------

О множестве ключей для одного замка
Как уже говорилось ранее, аутентичность индивида в эпоху массовой культуры достигается последовательными актами его самопозиционирования относительно предоставляемых информационных поводов. Каждый из этих актов является чистым волеизъявлением и не предполагает никакой зависимости от уже сделанных ранее выборов, в противном случае это будет ощущаться как «несвобода». В результате «человек массовой культуры» эклектичен, на смену увлечённой и цельной личности как идеала пришла личность флексибельная, обладающая мозаичной картиной мира.

Безусловно, и в прежние эпохи гибкие и «нецельные» личности составляли большую часть общества. Однако же, ранее подобные особенности было принято коннотировать совершенно иначе – это именовалось малодушием и лицемерием; осуждение этих человеческих качеств было позицией, которую проводили дидактические тексты эпох. Постмодерн дал массовому человеку мощные инструменты обратной связи, позволил ему создавать новые дидактические тексты, которые, в свою очередь, участвуют в формировании его сознания, продвигают указанные черты как норму и образец для подражания.

Эклектичность и мозаичность картины мира современного человека на фоне тотального «анархичного, никогда прежде не виданного релятивизма» приводит к незащищённости сознания от информационных атак. При отсутствии системности в картине мира, взаимосвязи знаний и убеждений «агитатор и пропагандист» легко находит в сознании «массового человека» тот изолированный фрагмент мировоззрения, котороый можно использовать для достижения своей цели.
----------

О поколении "i"
Одна из причин целого ряда острых ситуаций, переживаемых сейчас нашим обществом, может заключаться в особенностях поколения, которое пришло сейчас в массовые общественные движения и в политику.

Отличие этого поколения заключается в новых способах социализации и, как следствие, специфике коммуникативных навыков.

Все поколения минувшего получали основной опыт общения и осваивали допустимые формы его в условиях школьного коллектива, дворовой или уличной компании, кружков, клубов – относительно стабильных социумов, формой которых было физическое сосуществование участников в рамках одной территории в течение достаточного продолжительного времени. Эта форма социума прививала участникам особенности личности, поведения и общения, способствующие стабилизации группы – прежде всего, речь идёт об ответственности за слова и поступки, о понимании последствий проступка перед другими членами группы, о поиске в конфликтных ситуациях компромиссов, направленных на дальнейшее сосуществование.

Поколение, пришедшее сейчас, отлично прежде всего тем, что в значительной степени его коммуникативные навыки приобретены в виртуальном мире, в сетевых сообществах, построенных на совершенно иных базовых принципах – анонимности и физической недосягаемости, а, следовательно, в значительной мере безнаказанности. Не возникает понимание ответственности и не нарабатывается навык поиска компромиссов в мире, где самым жестоким наказанием является «бан», а анонимность позволяет немедленно вступить в то же сообщество вновь под другим «ником». В результате такой социализации наиболее эффективно тренируемым навыком, зачастую формирующим иерархию сетевого сообщества, становится умение «троллить», хамить, психологически подавлять собеседника.

Выйдя из виртуального мира в мир реальный, это поколение принесло в него с собой свою культуру и свои коммуникативные особенности, адаптировав их к новым условиям. Анонимность и безнаказанность достигается массовостью, а там, где недостаточно массовости, выручают маски и «балаклавы». Вместо поиска взаимоприемлемых путей решения конфликтов – жёсткий взаимный «троллинг». Вместо стола переговоров – кричалки и выходки, такие, чтоб задеть оппонента побольнее: тот, кто в детстве не получал в нос за обидное слово, не способен понять, что у взрослых это может закончиться танками и «градом».

Кащенитская мерзость вырвалась в реальный мир. И он уже никогда не станет прежним.
---------

О канализации
Формирование сообществ на протяжении всей истории человечества имело целью не только, а может быть и не столько достижение чувства сопричастности и принадлежности, сколько формирование разграничения «свой-чужой», легитимизирующего последующую критику «чужого» той или иной степени жёсткости, вплоть до крестовых походов. Релятивизм современной массовой культуры, табуируя большую часть подобной критики, фрустрирует и невротизирует индивида; в итоге агрессия канализируется немногими дозволенными путями, что может объяснять как несоразмерный ответ массового общества на, казалось бы, незначительные раздражители, так и тенденцию дискриминационной трактовки нормативных текстов.
Tags: media, thought
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments