Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Categories:

О казусе с Пабриксом

(в продолжение этой истории)

Для начала сообщу, что евродепутат на мой запрос так и не ответил. Думаю, что уже и не ответит.

Сама же история активно обсуждалась в нескольких местах блогосферы и вызвала вторичные события в ЖЖ (в том числе и откровенно комические, что, впрочем, привычно).

Я, как обычно, ленюсь выписывать почти очевидное, оптимистично полагая, что умному вменяемому достаточно, а другим всё равно не впрок.

Но есть люди, которые умеют и любят препарировать тексты и комментировать оттенки смысла. Вчера за тему взялись два уважаемых автора.

labas дал подробный разбор казуса, проанализировав дискурс Пабрикса по его сообщениям в твиттере.

Во многом аналогичный разбор проделал wyradhe в серии комментариев:
http://a-bugaev.livejournal.com/1143867.html?thread=10580795#t10580795
http://a-bugaev.livejournal.com/1143867.html?thread=10581051#t10581051
http://a-bugaev.livejournal.com/1143867.html?thread=10581307#t10581307
http://a-bugaev.livejournal.com/1143867.html?thread=10581563#t10581563
http://a-bugaev.livejournal.com/1143867.html?thread=10581819#t10581819

Там он также подробно разбирает причину недоразумения, описывая задачи борьбы с точки зрения прагматика и убеждая, что в таком подходе нет ничего удивительного или неожиданного.
Некоторые "западнические" / "праволиберально-антипутинские", условно говоря, или чем-то сходные с ними авторы кинулись доказывать, что Пабрикс не мог-не мог-не мог такого сказать про свой центр НАТО! Только про ИГИЛ и РФ! Причем доказывалось это так, как если бы в том случае, если бы он так сказал про свою собственную пропаганду, в этом было бы что-то ужасное, и только бескровность обсуждаемых им побед могла бы объяснить его вопиющий цинизм. Некоторые "антизападнические" или чем-то сходные с ними авторы как раз хотели бы видеть в его словах слова о натовской же пропаганде, и тоже считали, что это чем-то компрометировало бы НАТО.

В действительности же непонятно, о чем тут говорить вообще. Совершенно независимо от того, чьи методы имел в виду Пабрикс в своих фразах про подавление воли и формирование у противников ненависти к своему государству (говорил он "вообще" плюс о противнике), - таковы цели и методы пропаганды в адрес противника от начала времен. Нашей, натовской, игиловской, любой. Возмущаться этим - все равно, что считать, что тот факт, что из автомата летят пули и убивают людей, компрометирует применяющую автомат на войне сторону. Кидаться "отмазывать" Пабрикса, указуя, что натовская пропаганда не может же быть такова, это он про игиловскую - это все равно, что кричать: "Тут приводят вырванные из контекста фразы американского генерала, что "из автоматов и минометов мы отправим на тот свет тысячи врагов", - не верьте агитпропу, это он говорил про автоматы и минометы террористов! Эти "мы" - не американцы, это абстрактное мы, относящееся к противнику! Из американских автоматов и минометов пули не летят, они не убивают никого!"
Говорил-то он это, возможно, и в самом деле про автоматы и минометы противника, - просто потому, что в это время говорил о противнике. Но ему и в ум не входило противопоставлять в этом смысле автоматы и минометы противника - собственным. И он не смешон, а вот защитники его по изложенной модели - смешны, он в такой защите ничуть не нуждается (хотя наличие таких его защитников в лагере его противников его должно радовать). Пабрикс, в отличие от ряда авторов в этом треде, в подобные странности не впадает. True victory is reached by breaking opponents will.

Все, что можно было бы сказать о Пабриксе, если бы в тех русскоязычных фразах он специально и прямо описывал методы своей стороны и своего центра (чего он, я лично не сомневаюсь, не делал - точно так же, как не стал бы публично ругать противника матом, что ничуть не зазорно, но на конференциях и в интервью не принято) , - это то, что он открыто говорит об очевидном в таком тоне, что это выражает особое глумление над противником, но при этом нарушает "словесный дресс-код" таких выступлений и дает замечательный отрицательный пример к собственной рацее, поскольку его слова противник идеально может использовать в _своей_ пропаганде (*) . Ничего ни нового, ни плохого, ни хорошего, ни специфического о натовской пропаганде это бы не сказало, поскольку пропаганда в адрес политических и военных противников такова по определению. Защитникам цивилизованного НАТО от попыток варварской Москвы очернить благородные методы НАТО тут так же нечего делать, как и обличителям злодейского НАТО с первого канала (только они умнее всё сделали, чем защитники).

Да, так-то оно так, но ведь отчего-то же вскинулись добровольные НАТО-защитники. Что-то же заставило их дружно броситься грудью на амбразуру Первого канала, подло извращающего мирные планы Пабрикса и НАТО в целом. На что такая острая реакция, какой тут нерв задет?

Мне представляется, тут реакция на совмещение того, что совмещаться не должно.

Вся неловкость ситуации вытекает из того, что НАТО считает Россию врагом и готовится к борьбе, но прямо и открыто об этом не заявляет. На деле предпринимаются недвусмысленные шаги, но на словах всё ещё "озабоченность поведением" и "приостановка сотрудничества".

Но совершенно понятные и естественные для прагматиков подходы в цивильно-политическом дискурсе выглядят вызывающе циничными. Тут стилистическое противоречие между реализмом прагматиков, для которых война есть война, противник есть противник, и лучше разложить противника изнутри, чем бомбить, и внешней корректностью дипломатов, у которых принято улыбаться и произносить обтекаемые фразы, когда кинжал уже вынут из ножен.

Тут важно не путать роли и жанры. Реализм и цинизм - среди своих за закрытыми дверьми. На публике - улыбки и обтекаемость. Эти вещи следует всегда держать раздельно, как мясное и молочное в известной традиции.

Но, возможно, Пабрикс, который в разное время был и министром иностранных дел, и министром обороны, мог малость перепутать свои роли и модусы.

Классический случай такой путаницы описан у Козьмы Пруткова:
Господин виконт де Брассард, с отменною ласкою принятый в доме одного богатого ветерана, в известном сражении левой ноги лишившегося, усердно приволакивался за молодою его супругою, незаметно, по-военному, подпуская ей амура. То однажды, изготовив в мыслях две для нее речи, из коих одну: «Пойдем на антресоли» — сказать тихо, а другую: «Я еду на свою мызу» — громко; толико от внезапу разлиявшегося по членам его любовного пламени замешался, что, при многих тут бывших, произнес оные в обратном порядке, а именно — тихо и пригнувшись к ее уху: «Я еду на свою мызу»; а за сим громко и целуя ее в руку: «Пойдем на антресоли!» — За что быв выпровожден из того дому с изрядно накостылеванным затылком, никогда уже в оный назад не возвращался.
Tags: discourse, politics
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments