Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Category:

вкус моря в одной капле

Попалась картинка, статья "Россия" из Малой советской энциклопедии, 1929.



то же самое текстом (отсюда):

РОССИЯ, б. название страны, на территории к-рой образовался Союз Советских Социалистических Республик. Наименование Р. возникло несколько ранее официального объявления в 18 в. Московского государства (см.) Всероссийской империей, но утвердилось и получило широкое применение вместе с развитием последней, отразив укрепление самодержавного крепостнического гос-ва, спаявшего воедино на основе торгового капитала разрозненные ранее части страны. Название Р. было широко употребительно как в бытовых, так и в официальных отношениях и часто заменяло наименование Всероссийской империи. Как бытовое понятие слово Р. отразилось в названии Российская Советская Социалистическая Республика. В исторических работах часто употребляется термин Р. для обозначения совокупности разрозненных и враждовавших между собою феодальных княжеств, областей и т. д., существовавших на территории будущей Р. с 8—9 вв. Все эти социально-политические образования дворянско-буржуазная историография искусственно соединила в единое национально-государственное целое и вытягивала в одну эволюционную линию; такая схема обслуживала классовые цели дворянства и буржуазии, стремившихся доказать «вечность» и «незыблемость» основ самодержавной Р. Употребленные в таком смысле выражения «история Р.», «русская история» кроме того прикрывают и оправдывают колониальную политику угнетения и насилия российского самодержавия над нерусскими народностями; поэтому самое название «русская история» насыщено великодержавным шовинизмом и не может быть принято марксистской историографией. «Термин русская история есть контрреволюционный термин, одного издания с трехцветным флагом» (M. Н. Покровский). Первая Всесоюзная конференция историков-марксистов (28/ХІІ 1928—4/1 1929) окончательно отвергла название «русская история» и ввела в широкий оборот термин «история народов СССР» (см. СССР, История народов). М. Нечкина.


Надо не забывать советскую классику. Тот самый непередаваемый вкус, аромат эпохи, который я вспомнил в связи с учебником Шестакова.

Автор статьи - Милица Нечкина, редактор раздела «Русская история» издания «Малая Советская Энциклопедия».

Эту фамилию я слышал не раз, но особо не интересовался биографией. А тут решил поинтересоваться.

Биография знатная, и в ней тоже просто букет специфических ароматов.

Далее будет компиляция из нескольких попавшихся в сети текстов про Милицу Нечкину. Заранее признаю, что сам я очень поверхностно знаком с историей советской исторической науки, а авторы текстов могут быть пристрастными. Так что за верность портрета поручиться не могу. Если что не так, поправляйте и дополняйте.

————
Милица Васильевна Нечкина – советский историк, специалист по истории России XIX века, автор работ по истории освободительного движения, истории исторической науки, биограф В.О.Ключевского; академик АН СССР (1958), академик АПН СССР (1966), лауреат Сталинской премии второй степени (1948); выдающийся педагог, преподаватель, профессор МГУ, создатель учебников, по которым более 30 лет учились школьники и студенты всей страны. Награждена тремя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, орденом Дружбы народов, медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны», медалью «В память 800-летия Москвы», Премией СНК СССР.

Некоторые детали биографии Милицы Нечкиной и особенности её личности (отсюда).

Милица Васильевна родилась 25(12) февраля 1901 г.

Ее предки происходили из посадского населения города Осташкова Тверской губернии. Со стороны отца они были резчиками по дереву, со стороны матери - рыбаками и мастерами кузнечного дела. Отец Милицы Васильевны окончил Петербургский технологический институт, получил звание инженера-технолога, работал директором Нежинского ремесленного училища, затем - Технического училища Ростова-на-Дону и далее -ректором Казанского промышленного училища. Работу директора он совмещал с преподаванием химии. Мать Милицы Васильевны, урожденная Северова, закончила Бестужевские курсы.

Начальное образование Милица получила дома, среднее - в Екатерининской женской гимназии Ростова-на-Дону и во 2-й Ксенинской женской гимназии в Казани. Закончила обучение с золотой медалью и званием "домашней наставницы" (по математике). Французским языком Милица Васильевна владела в совершенстве. Много лет спустя, когда Нечкина стала признанным ученым и выступала с докладом во Франции, французы, по рассказам очевидцев, поражались ее "тонкости восприятия языка", умению "разговаривать и острить по-французски".

В 1924 г. Милица Васильевна переехала в Москву. Переезд был связан с желанием быть в центре событий. Активность и предприимчивость, отчетливо выраженная склонность к лидерству, известное тщеславие (Милица Васильевна с детства мечтала быть профессором) определили ее деятельное участие в строительстве нового общества и новой науки. Она преподавала политическую экономию и историю на рабфаке 1-го Московского государственного университета, историю СССР в Коммунистическом университете трудящихся Востока, одновременно работала старшим научным сотрудником Российской ассоциации научно-исследовательских институтов. С 1936 г. до конца своих дней (1985) Милица Васильевна была научным сотрудником Института истории АН СССР (ныне Институт российской истории РАН).

Всеобщее признание и мировую известность ей принесли фундаментальные исследования по русской истории. В списке ее научных трудов значится более 450 названий. Она занималась общими проблемами истории СССР, внутренней политики, экономического развития, проблемами формирования социально-экономических отношений. Главные темы ее творчества - русское революционное движение XIX в., прежде всего движение декабристов, а также история исторической науки.

————
Люди и идеи легко очаровывали её, но столь же легко и искренне она разочаровывалась в них, если дальнейшая «разработка» казалась бесперспективной.

Столь же эмоциональным, глубоко личным отношением, искусственно взятым в рамки марксистско-ленинских цитат и схем, окрашено всё научное творчество историка. Искреннюю «влюблённость» М.В. Нечкиной в своих «перспективных» героев – декабристов, Грибоедова, Ключевского, эмоциональную насыщенность и образность публичных лекций – отмечали практически все современники. А её умение меняться вместе с обстоятельствами, искренне, всей душой отдаваться новому увлечению стало залогом многолетнего успеха Милицы Васильевны как истинно советского учёного.

————
В 1924 году она приехала в Москву, уже вооружённая собственной, изданной в Казани книжкой «Русская история в освещении экономического материализма» (1922). Нечкина сразу же заявила о себе, как о марксистке, верном стороннике школы М.Н. Покровского – корифея советской исторической науки.

Весной 1932 года, будучи допущенной в больничную палату к своему умирающему «учителю» и другу, Милица Нечкина в последние дни (может, и часы) его жизни читала М.Н.Покровскому стихи.

Когда товарищ Сталин низверг заслуги научной школы Покровского и решил «вернуться к Иловайскому», Нечкина быстро перестроилась. Отвернувшись от Покровского, она взялась за сочинение школьных и вузовских учебников с героями-государственниками. Подрастающее поколение тридцать лет изучало родную историю по её трудам.

————
В 1925 году Нечкина вышла замуж за Давида Аркадьевича Эпштейна. Они познакомились, когда Милица Васильевна преподавала на рабфаке I МГУ, а Давид Аркадьевич был заместителем заведующего этого рабфака. Зимой 1925 года на отдыхе в Ялте они поженились. В сохранившемся дневнике М.В. Нечкиной есть по этому поводу запись, состоящая из одного предложения, сделанная размашисто, красным карандашом: «В ночь на 25-е февраля я стала женой Давида Аркадьевича Эпштейна».

Его старший брат Яков Эпштейн (Яковлев) в годы коллективизации с 1929 по 1934 год занимал пост наркома земледелия, с 1934 года - заведующий сельскохозяйственным отделом ЦК ВКП(б), академик ВАСХНИЛ. Был расстрелян в 1937 году. Сам Давид Аркадьевич, по образованию химик, окончил Московское Высшее Техническое училище, затем аспирантуру и в 1932 году поступил на службу во вновь организованную Военную Академию Химической Защиты. В 1930-е годы он считался ценным специалистом, выезжал в длительные заграничные командировки в Германию и другие страны Европы. Брак с Эпштейном в какой-то мере решил бытовые и материальные проблемы молодого учёного. Высокие заработки и частые командировки мужа, отдельная квартира, домработница – всё это освобождало от ежедневных забот «о хлебе насущном», позволяя Милице Васильевне полностью отдаться служению науке. В 1942 году Д.А. Эпштейн стал доктором технических наук, профессором, в 1952 году был уволен в отставку в звании полковника и с должности заместителя начальника Академии. С 1952 по 1985 год он работал в системе Академии педагогических наук РФ, где разрабатывал вопросы профессионального обучения школьников. Брак М.В. Нечкиной и Д.А.Эпштейна был долголетним. Они оба умерли в 1985 году, прожив вместе 60 лет.

————
После смерти И.В.Сталина в рамках борьбы нового советского руководства против его культа личности постановлением Министерства высшего и среднего образования СССР Нечкиной было поручено стирание сносок и ссылок на слова и работы И.В. Сталина в учебниках истории СССР для вузов.

————
Милицу Васильевну Нечкину в полной мере можно назвать «генералом» советской исторической науки: прижизненное признание, государственные премии, выход и многочисленные переиздания научных трудов, ордена, заседания в президиуме, почёт и уважение властей. Младшие коллеги и ученики и по сей день с большим пиететом вспоминают о М.В. Нечкиной как о талантливом педагоге, выдающемся учёном, ярком, незаурядном и в тоже время - приятном в общении человеке.

Однако на склоне лет Милица Васильевна признавалась своим ученикам: «Это сейчас я историк… а раньше я была — поэт. В Казани меня знали — как поэта». По всему чувствовалось, что для неё это оставалось очень важным.

Как выяснилось при разработке архива историка, М.В. Нечкина подготовила к печати более 500 стихотворений, вошедших в сборники «Книга об ожидании», «На пути к любви», «Солнце сквозь листья». При жизни Милицы Васильевны было опубликовано лишь три, одно из которых – перевод французского стихотворения декабриста Барятинского (в изданных Нечкиной «записках декабриста Н.И. Лорера»). В советские времена стихотворчество считалось слишком несерьёзным делом для людей, занимающихся наукой. Мысль о публикации своих лирических сборников Нечкиной пришлось оставить. Её рукописи со стихами сохранились в архиве РАН, вместе с приложенной к ним запиской с просьбой напечатать их «хотя бы после смерти».
Tags: discourse, history, ideology, people, СССР
Subscribe

Posts from This Journal “history” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments

Posts from This Journal “history” Tag