Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Category:

Екатерина Ракитина о Шекспире

https://www.facebook.com/kathrakit/posts/2966253130316065

Тут опять в дружественных комментах зашёл разговор о том, понимают ли сейчас англичане Шекспира, и с чем его сопоставить в нашей литературе: Ломоносов?.. Сумароков?.. или вообще "Слово о полку Игореве"? И опять все мои любимые песни, просто концерт по заявкам.
Песнь первая: нынешний англоговорящий Шекспира может читать только в переложениях на современный язык, потому что иначе это "не лепо ли ны бяшеть, братие" и невозможно человеку. Видимо, именно поэтому Шекспира — не по хрестоматиям, не адаптированные тексты — продолжают читать в британских школах, по данным исследования 2017-2018 гг. большей частью "Макбета" и "Сон в летнюю ночь". А также ставить в театральных кружках, смотреть экранизации и трансляции спектаклей — это я сейчас про школу, про среднюю.

Можно, конечно, сказать, что детей мучают классикой, но дело в том, что шекспировский язык принципиально доступен человеку, понимающему слова длиннее двух слогов и текст без эмодзи. В надгробной речи Марка Антония, которую многие поколения британских школьников учили наизусть, подряд идут ambitious, grievous и honourable — подростку это трудно с непривычки, но это не щекот славий успе и не мечи харалужные, это слова из лексикона современного образованного носителя языка. А что средний школьник или мигрант, живущий в своей среде, не поймут и статью Николаса Барбера на ВВС или в "Гардиан" про очередные кинопремьеры месяца, так это не в Шекспире дело. Пушкина, вроде бы, никто не сравнивает со "Словом о полку Игореве" и на русский переводить не предлагает, но поймайте третьеклассника из соседней школы и спросите его про "брадатого старосту Авдея" — про Авдея, впрочем, может и знать, у него, поди, одноклассник есть Авдей или как минимум Елисей, не королевич.

И это плавно подводит нас к песни второй: с кем соотнести Шекспира у нас, как его перевести на отечественные реалии по действующему курсу историко-литературной биржи.

Увы, ни с кем и никак — у нас просто некуда переводить Шекспира и его современников, у нас нет Ренессанса, маньеризма и барокко, изначально говорящих по-русски. Фейсбучные знатоки очень любят вспоминать, что Шекспир писал "во времена Ивана Грозного" — но в конце XVI-начале XVII веков у нас не было университетского образования, не было среды университетски образованных пишущих, свободно пользующихся всеми регистрами языка, включая просторечие и актуальные научные термины латинского происхождения. Substance, dimension, discipline, instinct, observation, instruction — это всё Шекспир, и это лишь крупица того, что он и те, кто с ним в литературе одновременно. Что там, у нас Библия говорит на церковнославянском до появления синодального перевода, а это, на минуточку, 1819 год в случае Четвероевангелия и аж 1876 для полного текста — а по-английски так называемая Библия короля Иакова, Джеймса нашего I Английского VI Шотландского, говорит тем же языком Шекспир и Донн, почувствуйте разницу.

Поэтому, например, восточные поэмы Байрона нам есть куда перевести, Пушкин, ими вдохновившись, подготовил почву своими южными поэмами, — причудливый путь, но у нас тут зона рискованного литературного земледелия, районируем, как бог даст, — и Гофмана примерно есть куда, петербургские повести Гоголя местечко нагрели, а Шекспира некуда, приходится каждый раз изобретать его по-русски заново, почему переводы и оказываются привязаны не ко времени создания оригинала, а к специфике речи переводчика лично и его эпохи в целом.

Откуда проистекает песнь третья, любимая моя, о переводах, которые несказанно облагородили, подняли, улучшили оригинал и вообще "один мой знакомый англичанин сказал, как он нам завидует, что мы читаем Пастернака, ведь им-то приходится читать Шекспира" и̶ ̶п̶р̶о̶с̶л̶е̶з̶и̶л̶с̶я̶.
Возможно, один знакомый англичанин просто очень любит Пастернака, а Шекспира не любит, бывает. Возможно, ему и правда "что есть любовь? безумье от угара" нравится больше, чем "love is a smoke raised with the fume of sighs", некоторые и мышей едят. Чужие вкусы я не комментирую, спорить о них — это как футбол, занятие увлекательное и бессмысленное, но болельщики, если соберутся все вместе, орут громко и могут стёкла побить, а то и лицо.

Как переводчик, работавший с Шекспиром, скажу только: ни один его перевод не исчерпывает оригинал, там ещё таскать не перетаскать, там всегда больше, чем удалось пронести во рту через границу языков. Он дышит, он мчится собственной движущей силой, собственным ритмом, он подхватывает и увлекает с собой, синхронизируя твоё дыхание и сердцебиение со своими, так что, как говорила великая Фиона Шоу, you are the words, they are the heart. Он так заряжен парадоксами и концентрированным поэтическим смыслом, что по данным медиков помогает бороться с болезнью Альцгеймера — гальванизирует мозг, вытаскивает его из угасания. Переводам, увы, это удаётся лишь точечно, лишь изредка: когда Эдмунд говорит "should I stand in the plague of custom?" это уже бьёт переводчика поддых, потому что — никак, а он ведь тут же продолжает "when my dimensions are as well compact, my mind as generous, and my shape as true". Улучшили, облагородили?.. ну-ну, сами поищите, это вторая сцена первого действия, "Король Лир".

Собственно, по поводу перевода, не только текста, но и скрытого смысла его, звучит песнь четвёртая, плясовая: у Шекспира кругом шутки про секс и гениталии, переводчики не понимают, я прочитал в интернете, что когда Гамлет говорит Полонию, что узнал его, тот "торговец рыбой" — это на самом деле "сводник, сутенёр", потому что слово fishmonger означает именно это!.. первоклассник Вовочка вернулся из школы в День знаний и объяснил собравшейся за праздничным столом родне, что они сидят тут, ничего не знают.

Разумеется, у Шекспира шутят про телесный низ и много, смачно ругаются — это XVI век, детка, тебе ещё интернет не рассказал, что Меркуцио говорит Тибальту, там не просто убить мало, там зубами загрызть и руками порвать захочется. Дело в том, что шекспировское и современников его wit, остроумие в исходном значении, не про пошутить, а про остроту ума, работает на всех уровнях: надо — пошутит так, что маска покраснеет, надо — выдаст такой сложности, красоты и неожиданности поэтический образ, что под маской закипит мозг. И если современный читатель лучше клюёт на первое, то дело, опять-таки, не в Шекспире, он предлагает сто процентов, ваше право взять два и жить на них.

На этом Капитан Очевидность прощается с уважаемыми радиослушателями и сам-четвёрт, преследуемый медведем, вот это вот всё.
Tags: literature
Subscribe

  • Сходил, проголосовал

    за Петра Аркадьевича Столыпина. Жаль, что его не было в списке, пришлось дописать.

  • про зацикленность и упёртость

    Иногда спрашивают, почему я так много пишу на такую-то тему. В смысле, зачем это вообще, и главное, в таком количестве, когда важнее другое. Ответ…

  • про отфренд

    Очередной раз сталкиваюсь с тем, что давние друзья или хорошие знакомые отписываются после моих публикаций, где я открыто высказываю свою позицию.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • Сходил, проголосовал

    за Петра Аркадьевича Столыпина. Жаль, что его не было в списке, пришлось дописать.

  • про зацикленность и упёртость

    Иногда спрашивают, почему я так много пишу на такую-то тему. В смысле, зачем это вообще, и главное, в таком количестве, когда важнее другое. Ответ…

  • про отфренд

    Очередной раз сталкиваюсь с тем, что давние друзья или хорошие знакомые отписываются после моих публикаций, где я открыто высказываю свою позицию.…