Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Categories:

Наталья Холмогорова про фильм "Код Омега"

У Натальи в ФБ феерическая рецензия. Фильм настолько плохой, что этим представляет особую ценность.

Текст хочется сохранить отдельно от ФБ, поэтому копирую сюда.

---------------
Сколько можно все о серьезном и о серьезном? Давайте лучше перескажу убойный фильмец о конце света, который я недавно в своих целях пересматривала. Называется "Код Омега"; и это, товарищи, нечто!

Название: "Код Омега".
Год выпуска: 1999
Страна производства: США
Жанр: библейский (гм!) триллер
Режиссер: Роберт Маркарелли
В ролях: Майкл Йорк, Каспер ван Дин, Майкл Айронсайд
Вердикт: нет таких слов. Ужас на крыльях ночи.

Я его видела в ранней юности. Помнила только, что это про Антихриста и что фильм как-то безумно, неправдоподобно плох.

Ну... гм... да. О да! Именно так и еще хуже! И я не могу бесконечно носить эту боль в себе, чувствую необходимость поделиться ею с коллективом. 😛

Сняли кино американские протестанты-фундаменталисты. А это совершенно особенные люди. Начать с того, что у них Антихрист оказался благочестивым христианином, только неправильной деноминации... впрочем, обо всем по порядку.

О чем это?

См. выше.

NB: В отзывах народ пишет, что, мол, поскольку это христианский фильм, то в нем нет крови и насилия. Не знаю, каким местом они смотрели. Смысла там нет. Логики нет. Живых людей нет среди персонажей. Но с насилием все хорошо!

Как это?

ПРОЛОГ

Ближайшее будущее (но компьютеры и вся техника как в конце 1990-х). История начинается в Иерусалиме, где старый раввин сидит за изучением Библии, а к нему уже крадется какой-то хасид с револьвером.

Старый раввин изучает Библию, и делает это довольно странным образом. Перед ним ноутбук, и на экране крутится некая сложная воронка, составленная из букв иврита. Сам он сидит и то разбирает с лупой древние рукописи, то выписывает оттуда что-то себе в блокнот, уже полный записей на иврите и каббалистических чертежей. Выписав какую-то очередную формулу, вводит ее в компьютер - и тот, погудев, выплевывает фразу по-английски.

Вводит он очередную "часть кода" (как это у них называется) - и получает на выходе: "Ростенберг, первооткрыватель Ключа, отходит к Господу на рассвете 4-го ава". По лицу старого еврея мы сразу понимаем, что Ростенберг - это он, а рассвет 4-го ава - это прям щас.

Не теряя присутствия духа, он вырывает из своего блокнота последний и, видимо, самый важный листок, прячет его у себя на груди. Дальше, видимо, пытается уничтожить данные на компе - но тут в него стреляют через окно из револьвера с глушителем.

Вбегает хасид-убийца, хватает его блокнот, достает CD-диск из ноутбука и удаляется, не догадавшись обыскать тело.

Едва он ушел, как появляются двое загадочных людей в странных одеяниях (выглядят они, попросту говоря, как бомжи) и забирают с тела последний листок, на котором было что-то самое важное.

Хасид-убийца уходит с места преступления по живописным и совершенно пустым переулочкам (снималось все в настоящем Иерусалиме). Но на пути у него снова и снова возникают эти двое. Они ничего не говорят и ничем ему не угрожают, но он чует исходящую от них опасность.

Наконец они зажимают его с двух сторон в каком-то дворике, где, совершенно неожиданно, сидит девочка и играет с котенком. Это первый посторонний человек, встреченный нами на улицах Иерусалима с начала фильма. Злодей хватает девочку, приставляет револьвер ей к голове и кричит: "Не трогайте меня, или ей конец!"

При этом шляпа, пейсы и хасидская борода с него слетают и открывают совершенно уголовную рожу, принадлежащую, как мы скоро узнаем, Лжепророку по имени Доминик.

(У Лжепророка очень знакомая физиономия: это Майкл Айронсайд, который в кино 90-х много переиграл всяких гангстеров и киллеров. Здесь он играет то же самое, ничего не меняя в манерах и выражении лица.)

Он пытается стрелять в загадочных бомжей (это истинные Пророки, как мы скоро узнаем), но револьвер снова и снова дает осечку. В конце концов главный Пророк просто отбирает у него револьвер. Но, напугав до усрачки, говорит: "Ты получил, что хотел - так иди же к своему Хозяину и расскажи о том, что мы прибыли".

"Он уже знает", - отвечает Лжепророк и кивает куда-то вверх, и тут мы видим, что тут повсюду видеокамеры, видеокамеры... и все они передают картинку в какой-то бункер, где сидит спиной к зрителю какой-то загадочный человек и внимательно на все это смотрит.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Сцена меняется, и вот перед нами будущий положительный герой - Гиллиан Лейн, всемирно прославленный мотивационный спикер и учитель жизни.

С виду это молодой красавчик-оболтус (играет Каспер ван Дин), такой юный и смазливый, что даже непонятно, когда успел обзавестись женой, ребенком и всемирной известностью.

Он такой молодой, энергичный, беззаботный (это иллюстрируется тем, что он все время, как молодой жеребчик, куда-то прыгает), смело шутит и привлекает умы и сердца. Несет обычную мотивационную ерунду: наступает новая эра, нас ждут перемены, мы должны сделать новый шаг в эволюции человечества и т.п.

Но есть у него и своя изюминка. Он верит в "библейский код" - в то, что в Библии зашифрован "генетический код вселенной", содержащий информацию обо всем прошлом, настоящем и будущем человечества.

Например, путем особых манипуляций с буквами можно извлечь оттуда слова "принцесса Диана", дату ее смерти и даже, если постараться, узнать, убили ее или нет!

(В самом деле, другого дела не было у пророков и апостолов, кроме как зашифровывать в своих творениях, кто убил принцессу Диану!)

Сейчас, говорит он, в исследованиях библейского кода очень далеко продвинулся иерусалимский раввин Ростенберг. Он создал компьютерную программу, которая сделала библейский текст трехмерным (не спрашивайте!), и разработал серию кодов, позволяющих извлечь из Библии полный отчет о дальнейшем ходе человеческой истории. К сожалению, Ростенберга недавно убили неизвестные злодеи, и все его наработки оказались похищены.

- Скажите, - спрашивает интервьюерша, - а как так получается, что вы верите в библейский код, в котором содержатся все тайны истории, но при этом не верите в Бога?

- Знаете, - отвечает он грустно, - моя мама была очень верующая. Но, когда мне было всего десять лет, она погибла в автокатастрофе. Видите, что случается с теми, кто в Бога верит?

Все понимающе кивают.

Еще мы узнаем, что у Гиллиана есть жена и маленькая дочка, он их любит, но семья на грани распада, потому что он со своими мотивационными речами ездит по всему миру и совсем не уделяет внимания жене.

Но вот он ей торжественно обещает, что устроится преподавать в университете у себя дома, в Лос-Анджелесе, никуда больше мотаться не будет, станет хорошим мужем и отцом. Ага, щас.

Дальше мы знакомимся с человеком, носящим невероятное имя Стоун Александер (да, Стоун - имя, Александер - фамилия), восходящей звездой европейской и мировой политики. (Это Майкл Йорк, который как раз об эту пору обратился и решил сняться в христианском кино. И зря).

В этом антигерое бросается в глаза чрезвычайная непривлекательность. Он крайне хреново выглядит, абсолютно необаятелен - анти-обаятелен, я бы сказала, - произносит трескучие речи, от которых разит фальшью, и очень скованно и ненатурально держится. Еще и одевается очень странно, я бы сказала, в каком-то полу-пасторском стиле.

Трудно понять, как человек с такими внешними данными умудрился соблазнить хоть кого-нибудь - не говоря уж обо всем человечестве. Впрочем, его внутренний мир, с которым мы скоро познакомимся, окажется еще неожиданнее внешности.

Так вот. Алекс (для простоты буду его так называть) очень богатый и влиятельный человек, большой филантроп и благодетель человечества. Он изобрел необыкновенно питательные и дешевые хлебцы, позволяющие покончить с голодом. Изобрел и внедрил сверхмощные опреснители морской воды, позволяющие покончить с жаждой.

Благодарное человечество простило ему за это и его физиономию, и отвратительно сидящие костюмы, и общую деревянность и, деликатно отводя глаза, избрало его председателем ЕС.

Рядом с ним постоянно крутится Доминик с мрачным видом и оттопыренной полой пиджака. О нем рассказывают, что он не только телохранитель нашего Алекса, но и его ближайший и доверенный советник. И еще говорят, что он странная личность, прежде был католическим священником (!)

Базируется Алекс в Риме. У него там замок и свои виноградники.

Но никто не знает, чем Алекс с верным Домиником занимаются в этом замке по ночам!

Нет, не поклоняются Сатане (кому они поклоняются, мы узнаем позже, и это будет очень внезапно) и не устраивают оргии. Слэшеров тоже попрошу молчать. Они в тайных подвалах под древними сводами замка разгадывают библейский код!

Они, как мы уже знаем, пришили Ростенберга и сперли его наработки. Привлекли к себе на службу русского хакера! Настоящего русского, кстати, он в фильме говорит по-русски без акцента.

И русский хакер для них разгадывает этот самый шифр, вводя все новые "пароли", почерпнутые у Ростенберга, и извлекая из Библии все новые зашифрованные пророчества.

Происходит это в реальном времени: что расшифровывают - то сразу и исполняется, расшифровывают - исполняется.

Оба совершенно уверены, что это хорошая, работающая стратегия, и смущает их только, что не хватает последней части кода. Самого последнего пароля - к тому, чем все закончится. (Это та самая страница, которую Ростенберг спрятал на груди, а потом ее забрали пророки.)

Они напряженно ищут эту последнюю часть. И Лжепророк, более умный, даже иногда говорит: а может, стоит нам приостановиться, сначала найти последний код и узнать, чем дело кончится?

А Алекс такой: а зачем?

Так вот. Одно пророчество гласит: "Камень ляжет во основание". Поскольку камень - это Stone, то наш Стоун Александер это применяет к себе.

В другом пророчестве они читают: "Одинокий Лейн укажет путь". Алекс решает, что Лейн - это, видимо, знаменитый Гиллиан Лейн, и приглашает его к себе на службу. Тот долго кочевряжится, потому что обещал жене больше никуда не уезжать - но в конце концов, соблазненный большими деньгами, славой и возможностью влиять на ход истории, предает семейные ценности.

И поступает на службу к Антихристу, не переставая при этом оставаться вполне положительным героем.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Гиллиан Лейн становится "министром информации" в ЕС. Напряженный рабочий график предполагает, что домой он в ближайшие годы не попадет. Жена закатывает ему скандал по телефону, а Алекс, проходивший мимо, сочувственно говорит: "что, мол, приходится выбирать между семейными ценностями и самореализацией? Ну, надеюсь, вы сделаете правильный выбор". Соблазняет, тварюка такая, порядочного американца!

При близком общении Алекс выглядит просто стремно. Он всегда и везде такой же деревянный, плюс у него явная мания величия: говорит, что хочет восстановить Римскую империю, сравнивает себя то с Цезарем, то с Александром Македонским. Но Лейна совершенно ничего не смущает.

Лейн начинает писать ему вдохновляющие речи, придумывать всякие остроумные пиарные решения, и вообще служит ему не за страх, а за совесть. Скоро они становятся не разлей вода.

Лжепророк смотрит на это мрачно, чувствуя, что вот-вот останется не у дел.

Одновременно Лейну начинают являться какие-то странные то ли сны, то ли видения - но и этому он не придает значения.

Он там свел знакомство с симпатичной журналисткой по имени Кассандра - и однажды она подходит к нему и говорит:

- Послушай, ко мне тут приходили двое странных людей и говорили очень странные вещи. Сказали, что они пророки, что я должна поговорить с тобой, что тебе угрожает какая-то опасность. И еще, что ты должен идти за страницами, запятнанными кровью.

Он и к этому отнесся индифферентно. Ну пророки и пророки. Бывает.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

В этот момент они все уже в Иерусалиме. Там у евреев с арабами опять неладно, и Алекса пригласили (точнее, он сам себя навязал) им посредником в переговорах, но переговоры пока не клеятся. И от его посредничества, по-моему, становится только хуже.

(И тут я поняла, что подвал с суперкомпьютером, где Алекс и Лжепророк разгадывают код, загадочным образом путешествует из Рима в Иерусалим и обратно!)

Вот расшифровывают они очередную часть кода. Там говорится: "Дом Исаака и Дом Исмаила будут повержены ужасом [или, по-английски, террором]". Все напряженно думают, что это значит, наконец русский хакер - самый умный из этой троицы - говорит: наверное, дом Исаака - это какая-нибудь синагога, а дом Исмаила - мечеть!

- Точно! - говорит Алекс и начинает исполнять все, как написано. В тот же вечер в Иерусалиме раздаются страшные взрывы. Один уничтожает какую-то знаменитую иудейскую святыню, второй - мусульманскую.

Но странное дело: это совершенно не помогает примирению евреев с арабами.

Произошли ужасные теракты, повсюду валяются трупы (мы помним, у нас христианский фильм без насилия), примирению евреев с арабами это почему-то совсем не способствует - а у русского хакера тут вдруг открываются глаза.

Он понял, на кого работает - или, по крайней мере, кто взорвал обе святыни.

И не придумал ничего лучше, как пойти с этим к Лейну! Чтобы открыть глаза и ему. Видно, по лицу распознал в нем хорошего, честного простого американца, который просто не может быть на стороне зла.

Позвонил ему и попросил о встрече, причем на большой и многолюдной площади - потому что, сказал, боится за свою жизнь. Пообещал рассказать что-то очень важное и страшное об их нанимателе.

Лейн, как хороший, честный простой американец, пошел к Алексу и заложил ему русского хакера с потрохами!

(Он по-прежнему положительный герой, который просто не понимает, что связался с нехорошими людьми.)

Алекс говорит: ну иди, послушай, что он скажет.

Лейн идет на встречу с русским хакером. Тот успевает только протянуть ему распечатку с очередным пророчеством - там написано: "Буйных братьев усмирит Зверь".

Не успевает он ничего сказать, как вдруг падает мертвым. Посреди многолюдной площади кто-то выстрелил в него из револьвера с глушителем и смылся.

Впрочем, дальше мы видим, как Лжепророк с какой-то стены, злобно ухмыляясь, смотрит на это дело в бинокль, и понимаем, что тут он изменил своим привычкам и был не киллером, а организатором.

Лейн возвращается в резиденцию Алекса в некоторой задумчивости.

- Ну как прошла встреча? - спрашивает тот.

- Да никак, этого чувака сразу убили. Он только перед этим мне показал странную бумажку: там было сказано "Буйных братьев усмирит Зверь" - а ведь и я сам когда-то говорил в одной своей речи, что евреи и арабы - это буйные братья, и надо быть настоящим зверем, чтобы суметь их примирить... Стоп! У меня идея! Алекс, я знаю, как помирить евреев с арабами!

Идея состоит в том, чтобы (держитесь за стулья) Алекс предложил евреям восстановить за свой счет Иерусалимский Храм, а арабам - рядом для них что-нибудь построить, тоже за свой счет, в обмен на то, что они больше не будут ссориться.

И евреи, и арабы охотно согласились!

(Жаль, христиане не участвовали в разборках - а то бы воспользовались моментом и тоже что-нибудь с Антихриста стрясли!)

Эта идея имела бешеный успех. Евреи с арабами обнялись и разрыдались, с их вековой враждой было покончено. Популярность Алекса как успешного политика и миротворца взлетела до небес.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

А вот Лейна что-то начало смутно беспокоить. Все чаще преследовали его странные сны: то какие-то демоны, то всадники Апокалипсиса - а то он вдруг видел свою покойную маму, которая пыталась ему то ли что-то объяснить, то ли о чем-то предупредить, но он ее не понимал.

И однажды, проснувшись после одного такого сна, он встал и подошел к окну - а жили они все в одной большой резиденции. И вдруг увидел во дворе какой-то странный свет, и в этом свете заметил дверь, которую раньше не замечал. Он почувствовал, что должен идти туда.

Это оказался вход в тот самый подвал с суперкомпьютерами. По неизвестной причине в ту ночь он был открыт настежь, и охраны там не было.

Лейн долго пробирался по зловещим пустым коридорам, стены которых были, неожиданно, украшены рыбами и другими узнаваемыми христианскими символами. Наконец пришел в серверную, увидел там включенный мощный компьютер, а на экране - работающую программу Ростенберга. Он тоже интересовался библейским кодом, так что сразу ее узнал - и сразу вспомнил, что после убийства Ростенберга все его наработки бесследно исчезли.

Вдруг на экране высветилась большая красная надпись (близко к тексту): "Первый этап исполнения пророчеств окончен. Хотите ли вы перейти ко второму этапу? Да/нет".

В этот глухой ночной час Антихрист и Лжепророк тоже не спали. Они сидели у Алекса в кабинете перед компьютером, подключенным по домашней сети к этому, и решали, что теперь делать.

- Хорошо бы все-таки сначала найти последний код и узнать, чем все закончится! - говорил Доминик, как видим, сохранивший какие-то остатки разума.

- Да чего там искать? - отвечал Алекс. - И так понятно, что я буду править миром! Меня волнует другое...

[как вы думаете, что его в этой ситуации могло волновать?]

- Меня, - говорит он, - смущает вот что. До сих пор я действовал сам. Но ведь на следующем этапе, если правильно понимаю, я должен стать Зверем, в меня кто-то там вселится... получается, я потеряю свободу воли и буду уже не я?

Лжепророк не может ответить прямо - мол, кто бы в тебя не вселился, дорогой, хуже, чем сейчас, уже не будет - но видно, что служба Алексу его очень задолбала, и он сдерживается из последних сил.

Проводя время в таких философских разговорах, вдруг они слышат сигнал тревоги и видят, что с их суперкомпьютером кто-то производит какие-то несанкционированные действия!

Лжепророк действует в своем духе: хватает револьвер и мчится туда.

В секретном подвале Лейн, полный благородного негодования. "Что вы тут прячете от общественности? - говорит он. - И не вы ли прикончили беднягу Ростенберга?" В ответ Доминик целится в него...

Но тут сзади раздается голос: - Не стреляй! - Это Алекс.

- Не трогай его, - говорит он, - этот человек мне совершенно необходим. - И, повернувшись к Лейну: - Не горячись, я тебе все объясню. Я действую ради блага человечества. Останься со мной, продолжай служить мне, и я вознесу тебя к вершинам власти и славы. Ты станешь моим Пророком...

- То есть как "моим Пророком"? - восклицает оскорбленный до глубины души Лжепророк. - А я тебе кто?

- А ты, Доминик, оставь нас, - отвечает Алекс, глядя на него как на говно.

Лжепророк, не говоря худого слова, поворачивает ствол и стреляет ему в голову.

Воспользовавшись тем, что этим двоим сейчас явно не до него, Лейн хватает CD-диск с программой Ростенберга и сваливает, захлопнув за собой бронированную дверь.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Доминик из подвала дозвонился до охраны и сказал, что это Лейн пристрелил Алекса и сбежал.

Лейна стали ловить, но он, аки герой боевика, дал паре охранников в челюсть, легко перескочил через три забора выше человеческого роста и смылся.

Алекса спешно везут в больницу - но дела его явно крайне плохи. Весь мир в трауре. Над одром его, внезапно, католический священник читает католическую отходную.

Лжепророк сидит у одра со сложными чувствами на лице (как ни странно, он, кажется, искренне симпатизировал этому несчастному долбоебу) и говорит: - Прощай, друг! Я продолжу твое дело. (Яснее он выразиться не может, вокруг толпятся врачи.)

И сразу начинает раздавать интервью, и, в общем, понятно, что он станет преемником.

Первая наша задача, говорит он сейчас, поймать убийцу - Гиллиана Лейна, предателя и человека чрезвычайно опасного.

Лейн, не зная, куда еще податься, бежит к той симпатичной журналистке.

- Все, что говорили твои пророки, сбылось, - говорит он. - Я последовал за страницей, запятнанной кровью, и моя жизнь оказалась в страшной опасности. Я не убивал Алекса и должен очистить свое имя. Где твои пророки? Веди меня к ним.

Она ведет его в какие-то катакомбы. Там, действительно, пророки.

- Что происходит?" - спрашивает он их.

- Последние времена, битва ангелов и демонов за человеческие души - например, лично за вашу.

- Ах, оставьте эти религиозные бредни! - отвечает этот красавец. - Я атеист, мне это все неинтересно. Я хочу только снять с себя подозрения и разоблачить убийц Ростенберга.

- Ну, значит, не готов ты еще получить последнюю часть кода, - отвечают пророки, - работай пока с тем, что есть. И верь своим снам о детстве.

Тем временем Алекс в больничной палате, уже откровенно и окончательно умерший, вдруг берет и воскресает!

Причем мы видим, что в первый миг зрачки у него змеиные - значит, это действительно уже не совсем он!

(Хотя, как мы увидим далее, разницы никакой, как был идиотом, так и остался.)

Лжепророк интересно реагирует. По идее, услышав, что его патрон воскрес, он должен бы пуститься в бега.

Вместо этого он вбегает в палату первым. Видя, что патрон действительно жив и прекрасно себя чувствует, выгоняет оттуда всех врачей, говорит "оставьте нас вдвоем" (и они почему-то уходят) и...

(Я думала, может, попробует пристрелить его еще раз? В этом была бы хоть какая-то логика.)

Но нет: он закрывает дверь и, бледный весь, спрашивает:

- ...Но как?..

- А вот так! - отвечает Алекс и нехорошо улыбается. Он и раньше был рожей кривоват и улыбался довольно пугающе, но сейчас прям видно, что с ним что-то совсем не то.

Лжепророк бледнеет и начинает потихоньку отступать к дверям, но Алекс (или тот, кто теперь овладел им) говорит:

- Не спеши. Я помню, что ты сделал, но не сержусь и наказывать тебя не буду. Ты просто исполнил пророчество. Теперь я вижу, что Лейн так себе человечишка, а вот ты хороший, верный слуга. Останься со мной, продолжай служить мне, и я щедро тебя вознагражу. Но, если попробуешь еще что-нибудь выкинуть... - и с нечеловеческой силой сжимает ему руку, так что тот, перекосившись весь, падает на колени.

Дальше между ними происходит небольшой откровенный разговор, который тут ни к селу, ни к городу, но из которого мы узнаем кое-что об истории их знакомства.

Познакомились они (держитесь крепче) в церкви, где Доминик был священником, а молодой Алекс пришел к нему исповедаться.

Да, они оба добрые католики! Были - и, что самое интересное, похоже, и остались!

На исповедь Алекс пошел не просто так, а по очень серьезному и тяжелому поводу. Он убил своего отца.

Почему - в фильме не раскрывается. До этого он упоминал в разговоре с Лейном, что отец у него был мерзавец и обижал мать - но, может быть, и врал.

В общем, пришил он своего папу. И одно это, может, еще не слишком его бы встревожило - но после этого он начал слышать какие-то голоса. И пошел к священнику спросить, что с этим делать.

Но напоролся на такого священника... в общем, два дебила - это сила две мятущиеся души нашли друг друга.

Доминик сразу разглядел в нем "того, кого ждал", рассчитывая, что этот человек будет править миром, а он, Доминик, будет его правой рукой и серым кардиналом. Такие у этого скромного католического патера были планы на будущее.

Он сказал, что Алекс все правильно сделал. Что убийство собственного отца - признак не слабости, а силы (букв.), и что человек, на такое решившийся, наверняка сможет многого в жизни добиться. И пошли они рука об руку к мечте.

Так же в этом эпизоде мы видим, как воздействует на Алекса одержимость.

Внешне он стал... ну, не то чтобы лучше - тут это слово неприменимо, ему ничто не поможет. Но определенно бодрее и увереннее начал держаться. До того местами реально выглядел как какой-то сиротинушка, не очень понимающий, что он здесь делает - а теперь ничего так, молодцом. Даже странные костюмы, кажется, начали лучше на нем сидеть.

Внутренне - сам говорит, что голосов больше не слышит (а до сих пор, выходит, это продолжалось?), но слышит все время мысли, про которые не понимает, его они или нет. И чувствует, что кто-то как будто держит его голову в тисках, и это сразу и очень больно, и приятно. (Тут его реально жалко становится.) Да, еще он перестал спать.

Но большую часть времени это все тот же Алекс, только более самоуверенный и с еще более выраженной манией величия. Не поумнел абсолютно. Не знаю уж, что там за мысли Сатана ему транслирует, но полезных среди них точно нет.

О том, что он чудесным образом воскрес, объявляют в СМИ, и это производит фурор. Народ неистовствует, все понимают, что это не просто великий политик, а какой-то необыкновенный человек (если вообще человек), который один только и достоин править миром.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Алекс созывает к себе - прямо к одру (он уже нормально себя чувствует, но эффекта ради возлежит на одре, в халате и с перевязанной головой) - лидеров мировых держав. Те бросаются к нему в такой спешке, словно все это время толпились у него в приемной.

Сидят вокруг одра европеец, китаец, еврей, араб в куфии, индус в чалме, негр в золотой короне и еще кто-то. Всего семеро, и это тоже соответствует какому-то пророчеству.

- Ну как? - спрашивает импозантный седой европеец. - Чо-чо там на том свете? [Я передаю буквально и без купюр.]

- О-о, - отвечает наш, с позволения сказать, герой, заводя глаза, - я встретил там Александра Македонского, и он сказал мне: тезка, я слишком рано умер и не успел овладеть миром - но ты возвращайся и продолжи мое дело!

- Какая светлая мысль! - восклицают мировые лидеры. - Просим, просим вас немедленно стать императором земного шара!

Немного для виду покочевряжившись, он соглашается стать, как они это называют, "первым канцлером объединенного государства Земля".

Так Алекс становится председателем земного шара. По этому случаю у него появляется очень красивый трон, все более странные детали костюма, а также символ - пятиконечная звезда с вписанным в нее человечком. Еще появляется перстень, который он дает последователям целовать, а-ля Папа Римский.

И католики, и православные, не говоря уж об иудеях, мусульманах и прочих буддистах, все это бурно приветствуют.

Интересно, что не раскрыта тема гонений на христиан. Правда, он пока еще открыто не объявил себя Богом, но ясно же, что к этому все клонится. Но вот, неприсоединившихся как-то не видать.

Тем временем Лейн прячется где-то в катакомбах и с помощью симпатичной журналистки, которая его опекает и вообще явно к нему неравнодушна, пытается донести до мира страшную правду.

Но его никто не слушает и не слышит.

Мало того, его продолжают искать и ищут все усерднее - потому что Алекс с Домиником считают, что он может знать последнюю часть кода.

Время-то движется к концу, и те пророчества, что раскрывает последняя часть кода, уже очень скоро им понадобятся.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Когда Алекс собирается торжественно короноваться в новоотстроенном Иерусалимском Храме и объявить себя Богом, Доминик снова начинает: мол, погоди, не торопись, тут надо проявить осторожность, давай сначала найдем последний код и прочтем до конца, а потом уже будем предпринимать такие решительные шаги.

Лейна ищут, а он тем временем - этот эпизод странный и совершенно лишний, но его, в отличие от всех предыдущих и последующих, хотя бы можно смотреть без крови из глаз - бросается в Лос-Анджелес, чтобы проверить, как там его семья, и раскрыть глаза на происходящее хотя бы им.

Я не буду это пересказывать в подробностях, это уже невозможно. В общем, там его встречает тоталитарная утопия: повсюду натыканы камеры и подслушивающие устройства, все славят Алекса, а кто не славит, те об этом говорят только шепотом.

Девица эта все время рядом и ему отважно помогает, так что зритель проникается к ней полным доверием.

В общем, дома ппц, лучший друг пытается его сдать, за ним зрелищно гоняется вся городская полиция, все это выглядит излишним, но это хотя бы бодрый боевичок... но в самый напряженный момент он вдруг просыпается. Он снова в своих катакомбах, рядом сидит эта журналистка и говорит:

- Все хорошо, дорогой, это был просто кошмарный сон. Ты снова в Израиле и в безопасности.

Т.е. был ли он вообще в США и что из того, что он там видел, настоящее, а что нет, вообще осталось непонятно. Но, в общем, это иллюстрирует, что жить при Антихристе плохо. Свободы нет.

После этого экзистенциального опыта он, хотя и все равно пока не поверил в Бога, но как-то призадумался. Возможно, понял, что своими силами не справится.

Увидев, что из жизнерадостного дебила он превратился в дебила задумчивого, двое Пророков снова явились к нему и говорят: - Теперь ты готов, и мы можем отдать тебе листок с последним кодом. А сами пойдем, настало время исполнить нашу миссию.

Тем временем Алекс готовится короноваться в Храме. Доминик бегает вокруг него, как мать-наседка, и говорит:

- Подожди, не спеши, может, стоит обождать! У нас ведь так и нет последнего кода - и, наверное, мы его уже не найдем! Все мои спецчасти ничего не смогли сделать!

А Алекс только загадочно и пугающе лыбится и отвечает: - У меня всегда есть план Б. Не беспокойся, код будет у меня!

Начинается церемония. В храме собралась масса народу самой разной религиозной ориентации. Выходит Алекс; на нем поверх костюма этакое квази-священническое одеяние, с ярко выраженными католическими нотками, на шее огромный золотой медальон с каким-то неразборчивым, но явно зловещим символом.

Выглядит он... но нет. Не будем приукрашивать действительность. Выглядит он по-прежнему как лютый, нечеловеческий пипец. Только теперь это пипец разноцветный и с завитушками.

Воздев руки, Алекс начинает произносить инаугурационную речь. Состоит она в том, что он безмерно себя восхваляет и применяет к себе ветхозаветные тексты, которые в ВЗ относятся к разным нечестивым и гордым царям - но он их все, т.с., преобразует в положительном смысле.

Простодушный народ после каждого абзаца аплодирует и прыгает от восторга.

Значит, говорит он о себе все эти прекрасные вещи, и люди аплодируют и радуются - и в завершение он от Библии переходит к морали своими словами.

- Я, - говорит он, - новая ступень эволюции человека. Я поднялся на немыслимую ранее вершину. Я Бог!

И стоит такой сияющий и с воздетыми руками, ждет, что снова аплодировать будут.

Но народ вдруг не аплодирует! Народ как-то смущается, даже в смятение приходит. Какой-то пожилой иудей разрывает на себе пиджак и кричит: "У меня только один Бог!"

К нему тут же подбегает охрана, но смятение в умах уже посеяно.

Мало того: вдруг в лучах света входят в храм два Пророка (и все камеры сразу сами собой устремляются на них) и начинают, натурально, его обличать! Про мерзость запустения говорят, про что-то еще. В общем, ясно, что они против.

Бедный Алекс как-то совсем растерялся.

Ситуацию спас Доминик. Он достал свою любимую пушку и просто шмальнул сначала в одного, потом в другого.

В общем, инаугурация окончилась массовыми беспорядками, солдаты Антихриста жестоко подавили недовольных, а тела пророков он приказал, как и положено, выставить на перекрестке дорог и приставить к ним стражу, чтобы все смотрели и чуйствовали.

Правда, если и в каноне, и у Соловьева все должны были смотреть на чудо, то тут я даже не знаю, на что смотреть. На то, что императору земного шара служит матерый уголовник?

Тем временем Лейн у себя в катакомбах встречается со своей журналисткой. Она, надо сказать, изо всех сил строит ему глазки, но он любит только жену.

- Скажи, милый, - говорит она, - а Пророки уже отдали тебе последний код?

- Ну да, - отвечает этот болван, - он сейчас у меня.

Тут она достает револьвер - полное впечатление, что тот же самый, которым Доминик только что пользовался - и говорит:

- Отлично, давай-ка его сюда!

Лейн неприятно удивлен. А она добавляет с холодной улыбкой (актриса тут явно на Миледи ориентировалась):

- Теперь будешь знать, что иногда Сатана принимает вид ангела света!

Отобрала у него листочек с кодом, ну и тут же вбежали сатрапы и поволокли его в застенок.

Приносит она листочек Алексу. Тут между ними происходит романтическая сцена: он говорит галантно "Ты моя Иезавель, ты моя Саломея" и целует ей ручку, а она томно вздыхает и стреляет глазками. Видимо, так протестанты-фундаменталисты представляют себе разврат.

Однако, стоило ему развернуть листок - и еврейские буквы, которым он был исписан, обернулись каплями крови, растеклись и расплылись до полной нечитаемости.

- Это не настоящий код! - восклицает Алекс. - Он тебя обманул! - Нет, он не мог меня обмануть!

- Ах, теперь ты его защищаешь? Не слишком ли ты к нему привязалась, дорогая - сможешь ли, если понадобится, нажать на курок?

(Это после эротической сцены была сцена ревности.)

Тем временем приходят тревожные вести. Православная церковь, встревоженная тем, что Алекс объявил себя Богом, отказала ему в поддержке. О католиках история умалчивает.

Верующие разуверились в Алексе, главы государств один за другим выражают сомнения и отказывают ему в поддержке.

Он говорит, что осыплет их всех ядерными ударами и покажет им, где раки зимуют!

Но сначала секретный код.
------------

(остаток текста в комментариях, сюда не влезает)
Tags: cinema
Subscribe

Posts from This Journal “cinema” Tag

  • Умер Борис Плотников

    Многие помнят его по роли Борменталя в "Собачьем сердце". Но сначала была роль Сотникова в фильме Ларисы Шепитько "Восхождение". Тут можно было бы…

  • Псмотрел пару дней назад "Жестокий романс"

    Прошлый раз я его смотрел в 1984 году, когда он только вышел. Тогда он мне скорее понравился, но без восторгов. Помню, его тогда ещё ругали в…

  • Вторую неделю с этой музыкой Нино Рота

    просыпаюсь, делаю дела, хожу, думаю, живу... а музыка звучит и звучит внутри Вот эта песня с набором фрагментов из разных частей фильма Дзеффирелли.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments