Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Categories:

Немировский про демократию

В ФБ у Максима Артемьева некоторое время назад было любопытное обсуждение про демократию.

В ответ на саркастическую реплику Сергея Эрлиха "Если уж у американцев с немцами демократия не работает, то нам она тем более ни к чему" Немировский ответил в свойственной ему манере, развёрнуто и подробно. Про то, какие могут быть и бывают демократии, и почему так сложилось, и как к этому всему относиться.

почему, работает. Не так, естественно, работает, как в утопическом мышлении, но работает. И наш вариант работает. Разница есть, и в пользу западного варианта, но хитрость в том, что в странах нашего типа западный вариант как раз не работает.

... Так действительно то, что сам Запад называет демократией, там убывает - настолько, что называть так нынешнее тамошнее положение есть наполовину дань традиции. Систему США или там Германии и пр. можно описать как политический концерн, который де-факто

1. никогда не позволит воле основной массы населения добиться существенных перемен по ключевым вопросам жизни - просто потому, что ни одна из конкурирующих на презид. и парл. выборах партий. по молчаливому или выговоренному согласию, никогда не предложит эти перемены и не согласится на них;
2. всегда навяжет населению тот курс, на котором независимо от воли населения сойдутся участники концерна;
3. не допустит возникновения новой политической силы, способной получить на выборах власть, не входя в этот концерн (а фактическим условием вхождения будет принятие консенсуса по ряду ключевых вопросов).

От теоретической демократии или европейской демократии первой трети 20 века эта система отличается тем, что в теоретической или веймарской демократии к власти как раз может пробиться любая сила - население большинством голосов может привести к власти партию, несущую сколь угодно радикальные перемены, хоть там эсеров, коммунистов или нацистов. То есть это действительно настоящая демократия, в которой большинство голосов людей народа может привести к власти каких угодно революционных новаторов и реформаторов, а фактические (не только формальные) возможности выйти пред лицо народа и добиваться у него признания и избрания есть у кого угодно - свобода агитации, партийного строительства и выдвижения на выборы. С этой моделью демократии натерпелись так, что почти по всей континентальной Европе она к 1941 перестала существовать. И то, что в Европе сейчас, не очень на нее похоже.

При этом действующая модель а) позволяет населению при каких-то сверхусилиях все же привести к власти новых лиц, провалить на выборах все силы концерна и навязать верхам свою волю (законы это разрешают) - просто заранее известно, что население на такие сверхусилия либо вообще не окажется способным, либо пойдет только в случае доведения его властями до полной беды; б) вот что население может по-прежнему в полном объеме - это передавать на выборах высшую власть от одних участников концерна другим (от ХДС - Зеленым или СДПГ, от республиканцев - демократам, от консерваторов - лейбористам), а в многопартийных (не двухпартийных) системах - еще и постепенно приводить каких-то участников концерна в политическое малобытие (как либералов в Англии) или небытие. --

Естественно, это усиливает влияние населения на власть - та дает меньше свободы рукам по части непопулярных мер и больше считается с волей большинства, чем в системах, где высшая власть удерживается одной группой, а не передается выборами то одной, то другой.

Чем отличается от этого наша система? Тем, что тут концерн не поделен на фракции, каждая из которых может брать и терять власть на конкурентных выборах, причем от фракции, удерживающей власть сейчас, никак не зависит то, кого выдвинет на конкуренцию с ней конкурирующая фракция. В системах нашего типа иначе: концерн имеет одно возглавление (а не несколько), оно и удерживает власть, и хотя выборы проводятся и они конкурентны, само то, кто на эти выборы выдвигается, в гораздо большей степени зависит от действующего возглавления, чем в предыдущей системе. От демократов в США не зависит ни то, кого выдвинут в конкуренцию с ними на выборах республиканцы, ни то, с какой программой пойдут на эти выборы республиканцы. Тот факт, что заведомо известно, что республиканцы выйдут на эти выборы с программой, мало чем расходящейся с программой демократов (а радикально отличные силы, скажем, коммунисты и нацисты вообще шансов пробиться не имеют) - это не демократы так решили и запугали бедных республиканцев, нет, и не законы этому мешают - это де-факто определено волей и интересами людей, вообще стоящих вне публичной политики - наиболее могущественной части элиты в целом.

А вот в системах нашего типа от администрации президента очень зависит и то, кто будет на выборах конкурентами правящим президенту - партии, и с чем они на эти выборы пойдут, и как будут агитировать. Выборные "конкуренты" правящей группе здесь - квазиконкуренты, а на деле младшие сотрудники.. Однако населению это не мешает провалить действующую власть на выборах в пользу кого-то из этих -квази - просто заранее ясно (учитывая, что сама конкуренция регулируется одним из "конкурентов " - действующей властью), что население провалит власть на выборах при этой системе лишь при чрезвычайной тупости власти (если для нее будет такое голосование полной неожиданностью) или при доведению ею населения до чрезвычайных бедствий, при отсутствии у власти сил просто не дать ему выразить свою ярость на голосовании путем проваливания ее в пользу одного из конкурентов, хотя власть сама регулировала их набор, желая отрегулировать его так, чтобы они у нее не выиграли.

Эту модель можно назвать плебисцитарной полудемократией: население может менять власть на выборах на тех, кто выдвинут ей в конкуренты (что мешало, собственно, избрать Собчак или Жириновского?), но власть сама влияет на набор этих конкурентов, и влияет, естественно, так, чтобы иметь перед ними преимущество в глазах большинства, так что если народ ее все-таки на выборах провалит - то разве что при ее (власти) крайней тупости, пагубности и алчности. При этой системе действующая власть тоже зависит от выбора большинства и от того, насколько она ему нравится, - но меньше, чем в предыдущей, американо-европейской системе, где правящая партия не регулирует конкуренцию с собой на выборах, и нормально, что разные партии сменяются на выборах в роли правящей.

Вопросы "если немцам так лучше, почему так не лучше будет нам, неужто что немцу здорово, то русскому смерть" - вопросы, основанные на ошибке, очень типичной для отечественной политической традиции, а именно на такой постановке вопроса, как если бы перед нами в магазине лежали три-четыре политсистемы (наша действующая (1); действительно свободная демократия, при которой народ не только де-юре, но и де-факто может выбрать кого угодно с любой программой - как в Германии, Франции, Испании 20-х - 30-х гг. (2); нынешняя американско-западноевропейская, в которой народ может большинством голосов регулярно и без труда менять правящую команду,- одну из команд сложившегося устойчивого истеблишмента - но, не может де-факто никаким большинством голосов навязать истеблишменту то, чего тот не хочет, и привести к власти радикальных преобразователей, истеблишменту неугодных (3); советско-китайско-африканская - в диапазоне от диктатуры одного лица до коллективного руководства на самом верху (4)) - и остается только прикинуть, какая "лучше", да ее и взять. От модели (2) оказалось очень нездорово самим немцам - как известно, они ее употребили так здорово, что большинство голосов получила НСДАП (33 проц), с Гугенбергом вместе - 41 про, а коммунисты почти столько же (17), что СДПГ (20), и в совокупности НСДАП, Гугенберг и коммунисты имели почти 60 проц голосов - последствия известны. В России 90-х действовала полуноминально та же модель (2) - полуноминально, потому что выиграть-то выборы враги Ельцина могли, но только результатом было бы скорее всего не то, что властвующая верхушка скромно уйдет, а то, что она выведет танки и закрепится, несмотря ни на какие выборы (при полном одобрении большинства свободолюбцев и западных демократий); при этой модели избиратели в считанные годы поставили себя перед выбором "Ельцин-Чубайс или Зюганов" - именно эти две силы в сумме набирали подавляющее число голосов, - а потом по этой модели избрали как раз нынешний режим. Который де-факто предлагает выбирать между собой и собой - но это гораздо лучшие варианты, чем Ельциночубайс и Зюганов, которые предлагало народное большинство.

Причем это еще очень удачно, что модель (2) дала в итоге в России действующий режим - она очень тяготела к тому, чтобы дать нечто гораздо худшее, как видно из голосований населения в почти все 90-е.. Таким образом, да, модель (2) и для Германии (где она имелась в 20-х - 30-х) , и для России (где ей дали место под прицелом танков в 90-х) много хуже, чем кайзеровский строй или действующая российская модель. Лучше, чем нынешняя, была бы для России модель (3) - "послевоенная почти-совсем-как бы-демократия", где население де-факто лишено возможности каким бы то ни было голосованием менять общественно-политический строй, раскулачивать собственников, ниспровергать истеблишмент, навязывать ему нечто против его консенсусной воли и пр., (то, что население ничего этого не может, отличает данную систему от "настоящей демократии"), но при этом истеблишмент представлен во власти несколькими разными командами и население на выборах имеет полную возможность менять одну на другую, чем и пользуется; населению это обычно полезно, поскольку тут правящие команды больше от него зависят, чем при системах (1) - нашей нынешней - или (4) - китайско-советской. Нашим аналогом было бы нечто вроде того, если бы Единая Россия поглотила ЛДПР, СР, часть КПРФ, после чего разделилась бы на две или три партии - синих, красных и желтых, каждая со своей правящей командой - и населению оставалось бы на выборах отдавать предпочтение Путину-1, Путину-2 и Путину-3, не отличающимся друг от друга практически ничем, кроме того, что они разные лица с разными свитами - и тем самым каждый из троих должен больше думать о том, как угодить народу, чтобы он выбрал именно его, чем думал бы на их месте один человек (как сейчас).

Именно так работает "демократия " в США - где респ президенты отличаются от дем президентов главным образом тем, что они просто разные физические лица, конкурирующие друг с другом. Никакого самодовлеющего пафоса в этой конкуренции нет, это просто наилучший / наименее худший способ обеспечивать стремление власти работать на благо население и не ухудшать его положение - когда это делается еще и под страхом потерять власть в пользу другой команды, это как-то надежнее, чем когда это делается просто из добрых чувств, но при уверенности, что власть в своих руках сохранишь независимо от роста недовольства населения.

Так что остается только один простенький вопрос - как бы это в стране, где действует система (1) /нашего типа/, добиться системы (3) - именно системы (3) [когда реально народ может менять на выборах только одну команду правящих на другую, при том, что все эти команды проводят примерно одну и ту же политику, так что общественно-политический строй и основы общественного уклада население поменять все равно никакими выборами не может], - а не системы (2), которая в наших условиях даст с наибольшей вероятностью лишь нечто гораздо худшее, - как уже дала в Германии тем самым немцам - и, в частности, быстро покончит с самой собой, то есть со "свободной демократией", как покончила с ней и в Германии 30-х, и в самой России 90-х, - только кончает с собой система (2) обычно в пользу какого-то особого безобразия; это нам еще повезло, что в нашем случае оно покончила с собой просто в пользу действующей системы, при которой, при всех ее негативных сторонах, как-никак, Россия добралась до наивысшей за ее историю продолжительности жизни и наименьшей за сто с лишним лет численности зэков на душу населения; [я понимаю, что истинный демократ-тм такими вещами не интересуется и всегда готов поставить их на кон или вышвырнуть на помойку ради получения на эн лет выборной сменяемости власти как самоценности (хотя вообще-то нужна она - там, где нужна - только для обеспечения бОльших благ и безопасности населения, чем было бы без нее) или по случае того, что в его сердце бьется пепел гульфика Навального (хотя бесспорных и успешных политических убийств хватает и при любых демократиях, что-то заказчики-виновники убийства Кеннеди до сих пор не покараны - один исполнитель пострадал). Но изложенное лишь говорит плохо об истинных демократах - тм].

Итак - так каким образом, имея нашу систему (1), добиться от нее смены на систему (3), а не (2)? Или , если кому-то все же хочется именно системы (2) - то ее? Добиться не на год или десять лет, чтобы потом все это дало опять нашу же систему (1) /как реально уже вышло в РФ/ или нечто несравненно худшее /как вышло в Германии и еще массе мест/, а чтобы оно так и работало, как в США и Европе работает система (3)? Ответ - а никаким образом. Нет прилавка, с которого можно взять ту, другую или третью систему. Если в стране уже сложилась система (1), то *добиться* от нее того, чтобы она позволила выборами отстранить ее от власти, можно только под пистолетом - не говоря о совершенной утопичности самой этой идеи в РФ, ее реализация (невозможная, впрочем) была бы много хуже действующей системы (1) - потому что процесс сборки и оперирования этим пистолетом автоматически создал бы ситуацию, когда властвующие, уступив ему, уступили бы место вовсе не системе (3) - откуда бы она при этом взялась? - а чему-то много худшему, чем сама действующая власть.

Ведь вся суть системы (3) в том, что она базируется на сочетании консенсуса истеблишмента по основным вопросам, уверенности истеблишмента в том, что он удержит влияние и собственность и при конкурентном политическом разделении (сосуществовании нескольких конкурирующих за заполнение властных вакансий команд) и вытекающем отсюда предпочтении именно этой системы как наименее обременительной для самого истеблишмента - а откуда возьмутся все эти вещи при силовом отжимании правящих от власти в стране с такой экономической структурой, как наша? Система (3) в Восточной Европе действительно появилась в результате антикоммунистических бархатных революций, но это уникальная ситуация, нами в любом случае пропущенная (точнее, у нас такая революция дала именно систему (1) - уже дала). На Украине системы (1) просто и не было никогда, события 2004 и 2014 стали возможны только потому, что там никогда и не было объединения элиты в одну сеть, прибранную под контроль одной властью а были отдельные группы, боровшиеся друг с другом, и кто бы ни садился президентом в Киеве, он не получал реальной власти над всеми этими группами.

Так что появление системы (3) в РФ возможна в двух случаях: (а) высшая элита почувствует себя настолько уверенно, что сама захочет ввести систему (3) как менее обременительную для нее самой при прочих равных, а верховный правитель сам будет за этот сценарий (как в Испании после смерти Франко) или не будет достаточно силен, чтобы ему помешать; (б) высшая элита при очередной смене правителя окажется так глупа, что перегрызется, развалится на группировки, при этом снова объединить ее никто какое-то время не сможет (что уже не очень вероятно, - скорее тут немедленно установится некий авторитаризм, который пресечет эту смуту), и политическим оформлением этого раздрая окажется реальная многопартийность и пр. с реальной возможностью менять на выборах правящую команду - как почти все это время было на Украине. При какой-то фантастической удаче это могло бы вырулить в систему (3), но с несравненно большей вероятностью это привело бы просто к перманентной Колумбии или диктатуре, в лучшем случае - к возвращению системы (1) некоторое время спустя. Снизу же, против воли высшей элиты, система (3) в РФ рождена быть не может. А сама высшая элита что-то не жаждет ее вводить. И далеко не факт, что система (3) в РФ вообще сейчас и в ближайшие времена возможна, даже если бы ее попытались ввести сверху - для ее работы нужно, чтобы партии "великих потрясений и переделов собственности и политического строя" не имели реальной возможности выдвинуться и собрать много голосов.

...

того, что называлось демократией в Греции, нет практически нигде, так как там ключевой частью демократии была верховная и активная роль органа прямой демократии - народного собрания). Я, однако, не очень понимаю, почему кого- то должен огорчать сам по себе тот факт, что в его стране нет прямой демократии, или демократии образца Европы 20- х, где народ голосованием может без всяких сверхусилий поменять и государственную верхушку, и основы общественного строя, и навязать элите что угодно, - или демократия нынешней Европы, где народ может первое, но не может - тут ему палки в колеса вставили - второе и третье. В наших условиях "демократия" выражается фактически в возможности населения плебисцитом выносить вотум недоверия или выражать больше или меньше недоверия действующей власти и даже привести к власти оппозицию, поскольку конкурентные выборы есть и никто не мешает голосовать на них как угодно - почему бы 90 проц не голосовать за яблоко, никакими фальсификациями это не смогут сгладить? - однако реальные вероятности такого очень низки, поскольку власть сама влияет на отбор кандидатов и допущенных к выборам партий. И если бы то же яблоко начало демонстрировать шансы на такие перспективы, были бы приняты меры к тому, чтобы оно по этому пути не продвинулось, - впрочем, и тут население могло бы эти меры парализовать, просто заранее известно, что оно этого не захочет. Ну и - почему у кого- то должно вызывать рыдание само по себе то, что система рф дает населению меньше возможности по воздействию на верхи, чем современная европейская, современная европейская - меньше, чем европейская 20- х, а та - меньше чем прямая демократия с ведущей ролью народного собрания?

п.с. впрочем, кто хочет об этом плакать - волен плакать, "для него не переменят". Вообще главный вопрос для подавляющей части отечественной демократической оппозиции - это " как ниспровергать тиранию таким образом, чтобы она тебе за это ничего не сделала, кроме разве что административного ареста на несколько дней без физического воздействия при задержании и далее". Вопрос, конечно, нерешаемый, да. Поэтому он был заменен в умах на вопрос "как самим поверить в то, что мы боремся против тирании, если действовать так, чтобы она тебе ничего не сделала... и т.д.". Это уже решаемо, тут сойдут и акции с фонариками, и голосование по любой системе. Все довольны - "тирания" от этого и на грамм не утратит власти, а умы будут заняты, будут ощущать себя борцами и пр.


Бонусом кусочек ещё одного обсуждения


Михаил Сычев
Главное у нас народ до сих пор резких перемен боится больше чем даже того унылого болота в которое нас постепенно затягивает и я думаю народ прав.

Дмитрий Касперович
в данном случае даже пожалуй неважно, прав он или нет. Важно, что если мы позиционируем себя демократами - с такой его позицией надо считаться, даже если он трижды неправ.

Alexandre Nemirovsky
Может, лучше не позиционировать себя демократами? Кстати говоря, это понятие подразумевает вовсе не согласие с волей демоса, а приверженность определенному политическому строю, где вопросы решаются большинством голосов - кроме вопроса о самом сохранении этого устройства. Аналогичным образом монархист вовсе не обязан подчиняться монарху, если тот вздумает упразднить монархию и заменить ее республикой.

Дмитрий Касперович
А если не позиционировать себя демократами - непонятно, какие вообще претензии к Пу. А если позиционировать себя таким демократом, который хочет решать большинством все вопросы, кроме политически самого основного - это чревато некоторой шизфренией. У монархиста несколько другое - он может быть предан самой идее, но считать конкретного монарха неадекватным и соглашаться сменить его на другого. Тогда как демократу другой народ не найти...

Alexandre Nemirovsky
так и текущее состояние народа сторонник демократии уважать не обязан. Шизофрении тут нет - демократический тип правления предпочитают обычно не из преклонения перед священной волей народа, а всего лишь потому, что постоянное, поддерживающееся из года в год решение вопросов систематическим выбором большинством голосов считается наименьшим злом - следовательно, тому, кто хочет этот порядок прекратить, хоть бы и тоже большинством голосов, ничто не мешает оказывать сопротивление. Приверженцем демократии совершенно спокойно можно быть в смысле к приверженности поддержания порядка, при котором вопросы постоянно решаются и будут решаться выбором большинства, - с таким выбором большинства, по которому сам этот порядок должен быть ликвидирован, такие убеждения считаться не обязывают. Никто же не считает шизофренией принцип повиновения начальнику на войне, пока он не приказывает передаться на сторону врага, хотя начальник тот же самый. Впрочем, многие российские демократы всегда были фетишистами.
Tags: elections, ideology, socium, wyradhe
Subscribe

Posts from This Journal “elections” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments

Posts from This Journal “elections” Tag