Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Category:

Любарский о современной эволюционой теории

Цель данной работы – дать краткий набросок, описывающий положение дел в современной эволюционной биологии. В этом тексте основное внимание отдано узловым идеям, определяющим облик теории, а не перечислению названий концепций и имен их авторов. Тем самым цель работы - разворачивание вопросов, а не исследование деталей ответов. Вопросы, которые имеет смысл решать – таково содержание специальных знаний любого профессионала (знание деталей ответов – еще не профессионализм). Именно эта сторона науки – построение значимых вопросов – наиболее тяжело передается между поколениями ученых, а также ученым из других областей знания.
Теория в приемлемой форме
Большинство ученых (не все, но многие) стремится получить ответы в рамках интеллектуальной моды своего времени. Легкомысленным словом «мода» здесь обозначается очень общее понятие, та глубинная философия, которая определяет мысли людей вне и поверх всех явленных философских теорий, то базовое мировоззрение, которое находит наиболее полное выражение в том, что называется «здравым смыслом». Чтобы проследить дальнейшие пути эволюционной теории, надо обозначить и охарактеризовать эту моду научного познания, которая определила далеко не только XIX век, но целую эпоху в европейской науке.
Для этой мировоззренческой моды предлагались разные названия: материализм, эмпиризм, рационализм. Все они уводят в сторону от основного содержания мыслей эпохи. Попробуем обозначить это содержание через одно старое философское подразделение, ныне почти забытое, и назовем эту интеллектуальную моду: математизм, или элементаризм. Этот метод познания состоит в том, что явления считается правильным изучать, дробя их на элементы, на мелкие кусочки. Эти элементы должны быть очень мелкими (желательно – далее неделимыми) и гомогенными, в пределе – одинаковыми. Эти немногочисленные сходные элементы в дальнейшем могут подвергаться простейшим логическим операциям, так что из них можно собирать логические схемы. Получающиеся схемы по своей структуре должны напоминать исходное явление, подвергнутое анализу.
Изучая поведение логической схемы, составленной из (почти)гомогенных элементов, мы получаем ряд соответствий с поведением исходного явления. После этого выделенные элементы объявляются частями явления, логическая схема из элементов – его сущностью, истиной. Отклонения поведения явления от поведения схемы объявляются случайными, то есть несущественными, так что истина и неистина меняются местами: истиной объявляется полученная логическая схема, а само явление объявляется «грязной», т.е. отягощенной случайными артефактами реальностью. Истина проста, математизируема, элементарна; реальность громоздка, нематематична, неэлементарна – и неистинна.
Физико-химические науки нашли свое «неделимое», основной элемент, необходимый для работы в данной познавательной схеме. И на этом пути были достигнуты огромные успехи – не только познавательные, но и весьма практические, так что даже повседневная жизнь в результате работы научной программы элементаризма сильно изменилась. Изучение атома – весьма известная история, в которой сплетаются воедино математические успехи, связанные с построением схем взаимодействия элементов, и захватывающая погоня за ускользающей «неделимостью» элемента. Всякий раз оказывалось, что найденные неделимые в конце концов оказывались слишком многочисленными и негомогенными, и анализ шел глубже, все дальше оставляя позади тот уровень явлений, который он, собственно, призван был объяснять. Не будем углубляться в то, к чему это привело в физике – вернемся к биологии.
Tags: i-p, science
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments