Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Categories:

Реплика в Клубе ФОМ

по проблеме языка общественных наук

В естственных науках предмет исследования в некотором смысле является «внешним» по отношению к человеку и поэтому допускает описание на некотором «объективном», «протокольном» языке. Так, в физике можно измерить и зафиксировать в «объективных» терминах параметры эксперимента (например, массы, координаты и скорости взаимодействующих тел). Конечно, физики могут спорить о том, что существенно для рассматриваемого явления, т.е. что именно требуется включить в описание (например, нужно ли для построения модели учитывать плотность, заряд, и т.п). Но в любом случае принимается некоторый язык описания, имеющий четкую терминологию и строгие методы фиксации «параметров реальности».

В общественных науках речь идет о явлениях, так или иначе включающих действия людей. Конечно, существуют способы описания действий, фиксирующие чисто внешние, «объективные» параметры человеческих действий, (например, язык милицейского протокола). Но даже при судебном рассмотрении дела о драке между гражданином Ивановым и гражданином Петровым недостаточно протокола, описывающего, какие удары Иванов нанес Петрову, потребуется исследование причин этого инцидента, то есть придется обратиться к взаимоотношениям Иванова и Петрова («такую личную неприязнь испытываю к потерпевшему»), проанализировать условия совершения этого действия (например, предшествующее поведение гражданина Петрова), цель действий Иванова (хотел защититься или наоборот, нападал), и т.д. и т.п. Таким образом, необходимо включить в состав описываемых параметров такие категории как цель, смысл, причина, ценность, и т.п. Никакой «протокольный» язык с таким описанием не справится, поскольку никакого единого «внешнего» и «объективного» понимания таким терминам придать не представляется возможным.

Вторая причина отличий связана с характером разнообразия и сложности описываемых объектов. Общественые науки имеют дело не только и не столько с совокупностями единичных действий людей, а со сложными комплексами, несводимыми к совокупностям людей и их действий. Об этом см. статьи Георгия Любарского о системах и развитии (в частности, введение к статье об эволюционной теории). Поэтому необходимы такие термины как «общество», «культура», «власть», «нация», «государство», «право», «свобода», «этика», «язык» и т.д. С одной стороны, эти термины описывают некую «внешнюю» (по отношению к исследователю) реальность, с другой стороны, факты и сущности этой реальности не поддаются непосредственному усмотрению или инструментальной фиксации. Любой инструмент их фиксации существеннным образом включает язык, причем не просто как инструмент называния («навешивания бирок»), а как систему смыслов и смысловых связей. Т.е. смысл каждого такого понятия можно более-менее прочно зафиксировать только в рамках объемлющей концепции (для сравнения, в «обычном» языке смысл высказывания не «образуется» из смысла составляющих его слов, а скорее наоборот, слова приобретают смысл только в контексте высказывания).

Поэтому наивно надеяться на то, что возможно дать формальное определение основным общестововедческим терминам или хотя бы «договориться» о едином и точном их понимании.
Tags: language, thought
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments