January 23rd, 2003

1998

Типовой диалог

Как минимум трижды за последние дни пришлось столкнуться с такой схемой диалога (участники - разные, да и не в них дело, а в представленных позициях):

(1): Я осуждаю такое-то действие!
(2): А в чем дело? Тут же нет никаких нарушений закона, все в своем праве...
(1): Но ведь это действие совершено публично, и оно оскорбительно (/ возмутительно / предосудительно)
(2): Так не было же никакого насилия. Не нравится - не слушай (не ходи / не смотри).

Т.е. в позиции (2) выражение осуждения по умолчанию расценивается, как осуждение в правовом аспекте, а этическая оценка по умолчанию не присутствует. И при переводе разговора на эту тему активность диалога сразу же падает.

Возникает вопрос - почему?
Может быть, приверженцы (2) считают, что этическая оценка действий (совершенных в публичном пространстве) не существенна?
Или они считают, что этическая оценка настолько субъективна, что и нечего о ней говорить?
Или же они считают, что про этическую оценку говорить, конечно, можно, но никаких общезначимых выводов все равно не получишь, и поэтому просто не стоит тратить время?
1998

Опять про "информационную войну"

На мой взгляд, для употребления термина "война" тут есть достаточно веские основания.

Ситуация такова.
Есть две стороны А и Б (нет, А и Б не хорошо, это можно счесть переходом на личности :))

Есть две стороны - Y и Z, с антагонистическими интересами
Y хочет добиться от Z некоторых действий, которые Z не хотел бы предпринимать по доброй воле (в т.ч. - в результате добровольной сделки).
Тогда Y начинает вести против Z "военные действия", т.е. предпринимает шаги, которые угрожают Z ущербом (тут важно, что Z должен считать это ущербом, хотя некий наблюдатель W может считать, что "на самом деле" это для Z совсем не вредно).

Чтобы избежать этого ущерба, Z предпринимает ответные меры. Начинается обмен "ударами" .
В результате этих действий ситуация меняется, может измениться и оценка возможного ущерба от принятия Z-ом условий, навязываемых Y-ом.
Если в результате такой переоценки Z решает, что ущерб от продолжения "военных действий" будет больше, чем от принятия требований Y (первоначальных или измененных в соответствии с ситуацией), он принимает эти условия (т.е. капитулирует).

Может быть, конечно, что такое решение о прекращении войны по аналогичным причинам примет Y.
Или же обмен ударами будет продолжаться длительное время - пока ущерб от капитуляции превосходит (по субъективным оценкам сторон) издержки на продолжение "военных действий".

Прошу заметить, в этом описании совершенно не предполагается, что "удары" наносятся оружием или вообще как-то связаны с применением насилия.