January 27th, 2003

1998

Сергей Борисович Стечкин

(06.09.1920 - 22.11.1995)
Сергей Борисович Стечкин

http://www.imm.uran.ru/RUS/WIN/HISTORY/BIOGRRAPH/SBS.HTM
http://www.math.msu.su/~tsarkov/sbs.html

Кто знал этого человека - тому объяснять не надо. Кому не посчастливилось - объяснять бесполезно.
Если соберусь писать мемуары, то Сергею Борисовичу посвящу отдельную страницу
1998

Угадайте кто - на тему "Как извлекать информацию из средств массовой информации"

http://ds.fom-discurs.ru/?act=thread&forum=17

И отклик Хазагерова:

... Почему в ответ на национальные беды СМИ привычно пускаются в пляски смерти? Ведь любой из журналистов, случись беда с его знакомыми, поведет себя так, как принято в нашей культуре. Почему же он, находясь в публичном пространстве, не находит нужных слов, не "вооружает" нас этими словами? Почему оставляет нас наедине с ужасами? Разве наша культура совсем не ведает, как поступают в том или ином случае? Думается, ответ в том, что сегодняшний журналист - фигура в известном смысле слова незавершенная: в ней есть пафосный компонент, но нет этосного, да и логосный присутствует в зачаточном состоянии.

Что же такое общественный контроль над деятельностью журналиста? Думаю, это хорошо знакомая нам категория гласности, обращенная на этот раз к самим гласящим. Речь идет о публичном обсуждении роли журналиста, об открытом анализе журналистской техники, праведных и неправедных приемов письма. Вот бессбойный способ избавиться от грязных технологий. Их надо выявить, назвать и сделать дурным тоном. Таким путем две с лишним тысячи лет назад пошла риторика, без которой немыслима была общественная жизнь в античном мире. Но мы живем в массовом обществе, и достоянием риторической науки, как и вообще науки о речи, владеют немногие специалисты. В распоряжении же общества находится то, что я назвал бы наивной риторикой, – ходовые представления об убеждающем слове. Наивная риторика бедна, научная риторика нема. Нам надо обогатить нашу наивную риторику, ввести в поле общественного зрения хотя бы такие ее категории, как этос, пафос и логос. Мое понимание проблемы выглядит просто: публичное пространство не должно быть свернуто, оно должно быть окультурено.