March 10th, 2005

1998

Две ссылки

Татьяна Ворожейкина. Хунта: ее задачи, друзья и враги
Сравнение политического и экономического строя сегодняшней путинской России с латиноамериканскими режимами стало уже общим местом. Но так ли это? В чем сходство и в чем кардинальные отличия?

Михаил Чернов. Параллельные миры Косово
Косовская модель урегулирования межэтнических конфликтов оборачивается полной потерей контроля над замиряемыми территориями и этническими чистками под прикрытием миротворческих сил.

Здесь сосуществуют абсолютно разные миры, где для одних - полная вседозволенность и свобода, а для других - жизнь, сравнимая с существованием в концлагере. Где солдаты Международных сил по поддержанию мира (КФОР) выступают для сербов в роли охранников-вертухаев, но при этом для самих этих солдат любой выход за расположение воинской части в албанскую вольницу - опасная боевая операция.
1998

Статьи Александра Даниэля

Недопустимый объект гиперссылки
Каждая сторона, оценивая нынешнее положение вещей, почитает себя безнадежно проигравшей.
Либералы (надоело ставить кавычки) глубоко убеждены в том, что нынче, в эпоху победоносного путинизма, Русская Православная Церковь УЖЕ играет роль идеологической инстанции, УЖЕ срослась с правящей элитой и стала ее органической частью, УЖЕ глубоко внедрилась в государственный механизм вообще и в системы народного образования в частности. Высказанное радонежцами предположение, что в борьбе с клерикализацией школы они, либералы, сумели одержать победу, до глубины души изумило и оскорбило «победителей».
Радонежцы изначально чувствовали себя на этой конференции первыми христианами на арене римского цирка, были вполне готовы ко львам и страшно возмутились даже не тем, что им приписываются злостные (с чьей-то точки зрения — благие) намерения, а тем, что их обвинили в «успешности». С их точки зрения, православие — молитвами либералов и прочих служителей мирового зла — превратилось в России в гонимую и угнетенную конфессию. Вот, даже курс «Основы православной культуры», который совсем уже было удалось пробить в качестве учебного предмета в средней школе, изгнан из нее интригами правозащитников, сайентологов и западно-ориентированного истеблишмента.

"Отсторожно: религия!" и "Осторожно: свобода!"
Я верю, в то, что единственным спасением от Апокалипсиса, который приведет страну и мир к катастрофе, Апокалипсиса, рядом с которой Тридцатилетняя война покажется игрой в салочки, может быть лишь всеобщее признание безусловного приоритета свободы совести, мнений, высказываний, творчества перед защитой оскорбленных чувств тех или иных групп людей. Слово, художественный жест (т.е., такой жест, который его автор считает художественным), мнение, философема должны быть ограждены от любого насилия, в том числе — от насилия Закона. Под руку Закона они подпадают только в одном случае, — когда являются прямым подстрекательством к преступлению.
Можно ли запретить ненависть?
Мне кажется, что каждый должен нести ответственность за то, что совершено персонально им. Убийцы – за убийство. Подстрекатели – если имело место подстрекательство именно к убийствам — за это подстрекательство. Редактор — за содействие подстрекателям.
----------------
Вполне последовательная и внятно изложенная либеральная точка зрения. Если спорить с либералами, то именно с такими. Если пытаться искать точки взаимопонимания - то тоже с такими.