October 10th, 2006

1998

Разрозненные впечатления

Болел, слушал "Эхо Москвы" (это у меня дело обычное), смотрел телевизор (что со мной бывает редко, особено по части информационно-политических программ).

Хреновое состояние, и не только из-за болезни.

Во-первых, из-за убийства Политковской. Уже стало банальностью повторять "я не разделял ее взглядов, но ..."
Действительно, это символическая жертва. И она уже стала таковой независимо от целей киллера и заказчика (они ведь пока неизвестны?)
Поганое ощущение, что автор сценария предусмотрел и эти реакции с разных сторон - и подавленность на одной стороне, и крик (не хочу употреблять более сильные слова) и  на другой.  Кстати, первый услышанный мной комментарий на "Эхе" - слова Березовского "Это подарок Путину на день рожденья" (интонация была настолько боевой, что казалось, он случайно пропустил слово "мой").

Во-вторых, разумеется, история с Грузией.

Анти-антигрузинская истерика на "Эхе", по накалу сильно превосходящая топорно исполненную кампанию разоблачения грузинской оргпреступности.

Collapse )
1998

Слова словам рознь

Как и в любом скандале, в нынешних делах со всех сторон уже высказано и выкрикнуто столько, что если воспринимать все слова по номиналу, то единственный выход - удалиться в затвор, призвав чуму на все стороны.

Если же этого не делать, то нужно разбираться в словах. Тогда нужно разделять спонтанные крики (без которых не обходится, когда бурлят страсти), и намеренные высказывания. Тем более нужно разделять слова обычных людей, и слова людей публичных и ответственных, будь то политики, дипломаты, журналисты, писатели. Выкрик Васи Пупкина (будь он русским, грузином, еврееем или либеральным общечеловеком) в его собственном ЖЖ имеет совсем не тот статус, что слова госчиновника, слова журналиста на госканале или на оппозиционном радио, слова известного писателя в горячем интервью. Все они люди, все подвержены эмоциям, и это роднит их с Васей Пупкиным. Скорее всего, госчиновника роднит с Васей еще и то, что он не умеет говорить с людьми, то есть адекватно высказываться перед широкой аудиторией. Но вот у мастеров слова нет и не должно быть этого оправдания. Словом они владеют, это их профессия.

Поэтому когда я слышу, как журналист в прямом эфире передергивает, заменяя одно слово на другое, более подходящее для дальнейших обличений, я и отношусь к этому соответственно - как к сознательной манипуляции широкой аудиторией.

И когда писатель, претендующий на репутацию знающего историю, говорит про "поощряемые властью погромы" (речь о России перед революцией) - я тоже отношусь к этому соответственно.

P.S. Перечитал - и увидел, что все написанное при желании может быть прочтено как наезд на оппозиционных журналистов, да еще и отмазывание чиновника (он, дескать, косноязычный, что с него взять).

Нет, не так.

Collapse )