October 20th, 2006

1998

Редкий случай - я согласен с "Эхом"

Реплика Ореха
Как мы всегда и предполагали, самое интересное на переговорах больших политиков остается за кадром. И вообще весь этот официоз в телевизоре выглядит довольно ненатурально. Вот даже когда показывают, как к Путину приходит с докладом какой-то министр или губернатор, и они так чинно беседуют на некоем бюрократическом наречии, обращаясь друг к другу на «вы», и произнося перед прессой совершенно бессмысленные тексты. А как хотелось бы послушать, что они говорят уже без камер, по-нормальному. Наверняка ведь у чиновников этих и политиков через слово мат, пахабные анекдоты, а если Путин чем-то недоволен, то уж он таких пистонов понавставляет нерадивым боярам! И на международном уровне что-то похожее должно быть. Там, правда, люди малознакомые беседуют, но ведь натуру же не изменишь. Должно быть что-то такое первобытное. Ну и вот сначала Буш думает, что микрофон выключен и вкручивает Блэру про дерьмо, которое замешивает Сирия в Ливане. Теперь наш Президент делится своей завистью к израильскому коллеге. Что тут скажешь? Я всегда говорил, что с юмором у Владимира Владимировича плоховато. Не то чтобы не было у него чувства этого юмора, но шутки у него какие-то казарменные, с мочеполовым уклоном: то террористов обещает по сортирам размочить, то французскому журналисту обещает обрезание произвести так, что у того уже ничего не вырастет, то нынче завидует пожилому лидеру Израиля, который сумел изнасиловать десять женщин. Якобы, замечу, сумел. Это же еще и доказать нужно. Но обратите внимание на точную цитату: «Мы все ему завидуем». То есть, выходит, что не только Путин, но и все вокруг него позавидовали способности этого старого перца изнасиловать десять девиц. Господи, боже мой! Да кто же эти все и сколько их? Вся администрация? Правительство? Страшно подумать! Хотя, скорее всего, Путин просто неудачно пошутил, и имел ввиду что-то другое. Так всегда бывает с людьми, которые хотят пошутить, но не знают точно как. И вместо шутки получается какая-то ахинея. Вспомнил я, как в нашу страну приезжал Билл Клинтон. Как раз в разгаре была вся эта история с Моникой Левински. Встречался президент Америки с нашими вождями и тогдашний саратовский губернатор Аяцков в полном восторге говорил, какой отличный мужик это Клинтон и как он завидует Монике Левински. Аяцков тоже шутил, и мы в принципе теоретически поняли, что он на самом деле хотел сказать, но если вспомнить, чем Моника занималась с Биллом, то практически было не очень понятно, чему здесь может позавидовать российский губернатор и что он мог бы делать с Биллом, окажись он на ее месте. Так что выводы делаем несложные, и даем следующие рекомендации высшему руководству. Первое: не умеешь, не шути. Второе: помни, что и стены имеют уши. Третье: не забывай, что любое твое слово может быть использовано против тебя.
1998

Попытка объяснения инцидента

(То, что написано ниже, я стал осознавать после одного разговора с  Лешей Чадаевым. Удачные мысли принадлежат ему, остальные - мне)

Что монархи и президенты тоже люди - не новость. И понятно, что они испытывают потребность в человеческом общении. Чтобы быть для кого-то не функцией места (главы государства), а человеком, с которым можно просто общаться. Т.е. вступать  в коммуникацию, связанную не с его должностью, а с его личностью.

Понятно что у Первого Лица довольно мало возможностей общаться с кем-то не в качестве Первого Лица, а в качестве Ивана Петрова или Джона Смита. По большому счету - только семья, в которой Имярек прежде всего муж (отец, сын, брат). Для всех остальных он -  Первое Лицо, имеющее имя, фамилию и физический облик.

Я думаю, даже с друзьями молодости общаться уже сложно. Сам Имярек может подумать, что другу нужно что-то от него как от Первого Лица. И друг может подумать, что Имярек может так подумать, и потому друг будет не  в своей тарелке. В свою очередь Имярек, если он человек чувствующий, может испытывать неловкость от того, что друг может себя чувствовать неловко.  Короче - мощное поле Власти сильно искажает все человеческие отношения, которые попадают в это поле.

Так что понятно стремление Имярека установить прямой контакт с кем-то, кто может воспринять его не только как Первое Лицо, но в первую очередь как человека. По большому счету тут два доступных варианта. Первый -  секс (вечная тема фавориток; думаю, и отношения Билла с Моникой тоже объясняются не только женолюбием Билла, но потребностью в личных отношениях). Второй вариант - дружба с равным, отношения с таким же Первым Лицом, со своим братом, который понимает эту ситуацию и тоже хочет найти какую-то отдушину, и при этом равный ранг вполне позволяет им держаться на равных.

Отсюда ельцинские встречи "без галстука", дружба с другом Гельмутом и другом Биллом.

В это ряд встает дружба Путина и Буша, Путина и Шредера.

Ну и вот свежий привет крутом мужику Кацаву. И если б не микрофоны...
1998

Гальцева

В одном длинном идеологическом споре речь зашла о статьях Ренаты Гальцевой..

Вот некоторые тексты
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2002/7/gal.html
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2002/8/galceva.html
http://magazines.russ.ru/znamia/2002/1/conf.html
http://webcenter.ru/~posevru/nomer/ne01/ne101/ne1018.htm
http://old.russ.ru/krug/20030528_gal.html

В каком-то смысле они на ту же тему, о которой я написал вчера - позиция либерала в сегодняшней России.
Позиция человека, близкого Аверинцеву и Бибихину..