February 28th, 2007

1998

Говорите, научный атеизм?

"Общая судьба сложных соединений в нашей Вселенной"
Беседа с академиком Галимовым о происхождении жизни и биологической эволюции
http://expert.ru/printissues/expert/2007/08/interview_galimov/

Забавный фрагмент:
— А возможно ли будет когда-нибудь воспроизвести всю последовательность этих реакций, которая привела к таким сложным белкам? Сможем ли мы их когда-нибудь воспроизвести в условиях лаборатории?

— Если бы мы во всем разобрались, то могли бы сделать все это сами. Но получившееся не будет жизнь, потому что за этим будем стоять мы как дизайнеры, как творцы. Если мы будем ждать, когда природа на лабораторном столе из предложенных условий сотворит нечто, могут понадобиться тысячелетия. Но если мы очень хорошо поймем, как все это делалось, то сможем смоделировать подобное на компьютере. Ведь компьютер все моделирует в миллионы раз быстрее. Это не означает, что оттуда вылетит птичка или человечек выскочит, но если мы назовем все входящие и дальше скажем, какие должны быть законы и условия, то все у нас начнет работать так, как мы предполагаем, и на том языке, который мы зададим. Мы пробуем: задаем компьютеру некоторые начальные условия, к примеру наличие АТФ, аминокислот, нуклеотидов. И вносим принципы упорядочения. Нам интересно, сумеет ли машина понять, что у нее нет иного выхода, кроме как создать генетический код. Нет другого выхода, кроме как продвигаться. И у нас кое-что получилось. Но удовлетворенности нет. Пока мы вынуждены компьютеру кое-что подсказывать.

То есть экспериментаторы выступают именно что в роли демиургов, создавая условия для достижения процессом заданной цели и "подсказывая" в ключевых моментах.

Зато концовка вполне атеистическая:
— Значит, насчет апокалипсиса не враки? Сколько осталось до конца света? Миллиард лет?

— А может быть, и гораздо меньше. Потому что есть признаки приближения к этому обрыву. О точке пика говорит резкое увеличение числа бифуркаций в единицу времени или резкое уменьшение длительности спокойного периода между двумя бифуркациями. Смотрите: два миллиарда лет ушло на прокариот, полмиллиарда — на эукариот, потом млекопитающие, а человек существует вообще миг по этим меркам. Человек вроде бы сам стал быстрее упорядочивать материю. Но природа не знает нас, она знает понятие упорядочения. И ей все равно, как это возникает. Мы для нее просто посредники этого упорядочения. Потом нас можно отбросить. Вначале были животные, потом человек. Потом человек создал повозку, потом паровоз, самолет. И с еще большим ускорением — спутники, мобильные телефоны, компьютеры. И компьютер ничем по своим функциональным характеристикам не отличается от зайца или лягушки. И то и другое функционирует. Все это виды. Все это части упорядочивающейся природы. А с ускорением точки бифуркации сближаются. Митчелл Фейнгенбаум вывел зависимость: чем чаще в системе происходят изменения, тем ближе она к концу своей жизни.

— Хорошенькое дело. А если мы все бросим — прогресс, инновации?

— А без толку. Завели, уже не остановиться. Как не изворачивайся, конца не избежать
1998

Лекции Александра Аузана

http://www.polit.ru/lectures/2004/05/19/auzan.html
http://www.polit.ru/lectures/2005/01/11/auzan.html
http://www.polit.ru/lectures/2005/06/01/auzan.html
http://www.polit.ru/lectures/2006/02/26/auzan.html
http://www.polit.ru/lectures/2006/05/18/auzan.html
http://www.polit.ru/lectures/2006/12/18/auzan.html

Серия лекций о проблемах и соотношении власти, бизнеса и гражданского общества, об общественном договоре (вертикальном и горизонтальном контрактах), о собственности, демократии, суде, безопасности и т.д. и т.п.

Аузан тут выступает и как профессор МГУ (разговор преимущественно идет в терминах институциональной экономики), и как практик (основатель Конфедерации обществ потребителей, член Комиссии по правам человека при Президенте РФ, президент Института национального проекта "Общественный договор" и т.д.).

Если отвлечься от того, что институциалистский жаргон применительно к социальным проблемам несколько режет ухо, то от прочтения можно получить немалую пользу для мысли и свежести взгляда. В этих лекциях развернут достаточно редкий (в публичном дискурсе) и потому достаточно ценный ракурс - предлагается попытка выхода за рамки дихотомий "государство vs. рынок", "власть vs. общество", "демократия vs. бюрократия", "свобода vs. авторитаризм".