October 24th, 2008

1998

Тщательней надо

Обсуждение статьи Никиты Соколова показало, что мне не всегда удается выразить свою мысль ясно и однозначно. То ли тороплюсь (мало времени сейчас для занятий ЖЖ), то ли остерегаюсь быть чересчур прямолинейным и банальным, то ли наоборот - все еще не понял, насколько стал выглядеть предсказуемо однонаправленным... Ну да ладно, кого особо интересуют мои мотивы?

Мой отклик на статью Н.Соколова был в значительной степени вызван несогласием с двумя открыто заявленными автором тезисами:
а) школьная история должна строиться на идеологии;
б) идеология эта должна быть основана на наборе идей и ценностей, который сам автор назвал "перестроечным консенсусом".

Ответы и возражения высветили как минимум три группы вопросов. Они хотя и связанны, но все же лучше их развести, чтобы ясно понимать, о чем идет речь в конкретном разговоре.

Первая группа вопросов - соотношение истории и идеологии, особенно в аспекте школьного преподавания истории. Как уже сказано, в статье меня удивила неприкрытая идеологизация подхода. В возражениях же прозвучало, что курс истории вовсе без идеологии невозможен, да и либеральная идеология - наилучший из вариантов.

Я должен согласиться - безидеологическое преподавание истории невозможно. Позитивистским перечислением событий трудно даже организовать материал, не то, что увлечь и побудить осмыслить, а необходимость доступно объяснять сложные вопросы (тем более - подросткам) поневоле ведет к идеологической схеме (об этом подробно - в цикле про идеологические мифы). И вопрос действительно в качестве этой идеологии, в том, откуда же она возьмется и на чем будет основана ее убедительность и устойчивость.

Мой тезис в том, что когда в обществе нет минимального уровня согласия по идеологическим вопросам, не очень серьезно и надеяться на продвижение четко выраженной идеологии через школу. Понятен соблазн влияния на будущее - взрослых перевоспитывать уже поздно, а вот если удастся повлиять на молодых, то со сменой поколений общество изменится в желаемую сторону. Но для реализации такого замысла нужна достаточно эффективная и четко идеологизированная диктатура, причем не только в образовании, а в идеологической сфере в целом. Очевидно, что диктатура либеральных идеологов нам в ближайшие годы едва ли грозит. В диктатуру идейных антилибералов в нынешних условиях я тоже не особо верю, и не думаю, что такая диктатура могла бы быть достаточно эффективной. Впрочем, кризис может многое изменить (надеюсь, этого не произойдет).

Если же идеологической диктатуры не будет, то (при нынешнем состоянии общества) не может и не должно быть доминирования одной идеологии в школе. Попытки будут делаться, и будут вызывать возражения и отторжение, что в конце концов скорее всего приведет к противоходу идеологического маятника.

Вторая группа вопросов о конкретике, о жизни: как развивалось преподавание истории в девяностые, что происходит сейчас, кто и как учил и учит истории. Отдельная и самая горячая тема - учебник Филиппова (т.е. - как сейчас в школьной истории проявляется противоход идеологического маятника).
По этой группе вопросов я знаю совсем мало, вся моя информация из вторых и третьих рук. Хотелось бы выслушать тех, кто знает и понимает лучше. Из полученных уже ответов картина вырисовывается достаточно однозначная, и согласующаяся с тем, что описывает Н.Соколов.

Третья группа вопросов: какие идеологии претендуют на то, чтобы стать основной школьного курса, и насколько основательны эти претензии. Если говорить о заявленной в статье позиции, то мое мнение таково: "перестроечный консенсус" неспособен стать основой убедительной идеологии. Сам по себе этот "консенсус" если и был действительно консенсусом, то лишь временным и неглубоким. За прошедшие почти два десятилетия убедительность его сильно упала, как из-за внутренних слабостей, так и благодаря приверженцам и идеологам. Считать, что главная причина упадка этой идеологии связана с противодействием власти - серьезнейшая ошибка и самоослепление. Это совсем кратко, а более развернуто я надеюсь высказаться несколько позже.