September 11th, 2009

1998

Тимур Кибиров. Теодицея

Иван Карамазов, вернувши билет,
В свой час отправился на тот свет.

Прямиком направляется Ваня в ад,
Но старый знакомец ему не рад.

Говорит Карамазову старый бес:
“К сожалению, место твоё не здесь.

Я б тебе показал, как нос задирать,
Но тебя не велено к нам пускать.

Quel scandale, Иван Федорыч, quelle surprise!
Атеист отправляется в Парадиз!”

И несут его ангелы к Богу в рай,
И Пётр говорит: “Ну, входи, давай!”,

Но, блеснувши стёклышками пенсне,
Говорит Карамазов: “Позвольте мне

Самому решать, куда мне идти!
Мне противно в обитель блаженства войти,

Когда там, на земле, мученья одне,
Когда гибнут во страхе, в огне, в говне

Ладно б взрослые! — Дети! Они-то за что?!
Как Ты смотришь на это, Иисус Христос?

Как Ты нам в глаза-то смеешь смотреть?!”
И тогда Магдалина, не в силах терпеть,

Заорала: “Ты что, совсем очумел?!
Ты с кем говоришь-то?! Да как ты смел?!

Как же можно так не понять ничего?!
Да взгляни, белоручка, на руки Его!”

И долго её усмирить не мог
Распятый за Ваню Бог.

----------
Collapse )
1998

критическое мышление

1998

Из беседы Миллера с Касьяновым

К. Когда речь идет об имперском периоде, четко прослеживается противопоставление моноэтнической украинской истории некому имперскому видению этой истории, которое. конечно же. и это довольно смешно, часто отождествляется с русским националистическим видением истории. А ведь эти две вещи — разные и часть даже противоречащие друг другу. Внутри этого противопоставления выделяется одна «чистая линия»: есть история украинского народа, украинцев как этноса. Эта история красной нитью проходит сквозь историю империи. Получается довольно бедная картина: получается, что история империи в украинском национальном нарративе — это история борьбы украинцев с империей. Мне кажется, что все намного сложнее… Борьба украинцев с империей на значительной часть истории империи просто отсутствует. Ее просто нет, этой борьбы. Есть даже противоположный процесс: участие а) в строительстве империи и б) в выстраивании имперских элит. Это то, что кроме украинцев в истории присутствует масса других этносов, у которых есть свои отношения с империей: можно упомянуть о евреях, поляках, о массе этнических групп, которые заселяли Новороссию, правобережную Украину. Так что, что история империи — это не только отношения украинцев с империей на территории нынешних украинских земель, это и история других этносов и их отношений с империей. И второе — это очень важно для понимания того, что такое украинство и что такое украинское движение и того, как оно развивалось — это отношения украинцев нынешних с этими другими этносами, здесь можно говорить о серьезных взаимовлияниях И третий момент: что такое «нынешние украинцы»? Дело в том, что в национальном нарративе украинцы воспринимаются как нечто трансцендентное, как нечто метафизически стабильное, т.е., оно все время присутствует в «готовом виде». На самом деле, сама концепция того, что такое украинцы, появляется только во второй половине 19 века, и она в свою очередь не являлась константой все время меняется. И идея того, «кто такие украинцы и чего они хотят», если перефразировать название известной брошюры Грушевского, практически стабилизируется только к самому началу украинской революции.

Collapse )
1998

С.Л. Франк. Из размышлений о русской революции (5)

И в этом отношении русской революции суждено, надо полагать, сыграть огромную историческую роль не столько во внешней, сколько во внутренней духовной судьбе русского народа. В ней впервые за последние два-три века русский народ в целом получил живой опыт самоустроения, ощутил общественный порядок не как что-то извне данное, а как попытку осуществления своих собственных чаяний и стремлений: и этот опыт кончился глубочайшим разочарованием. Впервые народные массы на живом неотразимо убедительном опыте узнали внутреннюю, имманентную противоречивость идеала самочинности, основанного на нигилистическом отрицании сверхиндивидуальных, в конечном счете, религиозных начал общественной жизни. Он понял всем своим существом — или по крайней мере начинает понимать,— что свобода есть не отрицательное, а положительное понятие; что свобода, отрицающая власть, авторитет, иерархию, служение, ведет через анархию к деспотизму, то есть к самоотрицанию, и что, наоборот, его жажда подлинного самоопределения может быть удовлетворена лишь через самопреодоление, внутреннюю дисциплину духа, уважение к сверхличным ценностям и началам. То, что таилось в его душе как смутное чувство, основанное на детской вере и давней традиции — мысль, что «без Бога не проживешь»,— становится теперь прочным убеждением, вынесенным из горького и безмерно тяжкого личного опыта. Думается, что не только в общерусской, но и во всемирно-исторической перспективе русская революция есть грандиозное экспериментальное reductio ad absurdum (доведение до абсурда (лат.).) нигилизма, безверия, секуляристического начала безрелигиозной самочинности духа. Во всяком случае, в русской истории революция, которая уже начинает изживать и исчерпывать себя, есть порог, через который русский народ вступает в совершенно новую эпоху своего духовно-общественного бытия. Эпоха раздвоения — как внешнего, социально-политического, так и внутреннего, духовного — кончается и сменяется эпохой новой целостности.

Collapse )
1998

Еще к вопросу о советизации Восточной Европы

http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/HISTORY/ROBERTS.HTM

СФЕРЫ ВЛИЯНИЯ И СОВЕТСКАЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА В 1939-1945 гг.: ИДЕОЛОГИЯ, РАСЧЕТ И ИМПРОВИЗАЦИЯ
Робертс Джеффри - профессор истории Ирландского университета (г. Корк, Великобритания)
Collapse )

Основные этапы установления советской сферы влияния в Восточной Европе в конце войны хорошо известны. Вслед за поражением Германии и ее союзников в Восточной Европе, в этом регионе возник ряд антифашистских коалиционных правительств. Москва использовала свою военную и политическую силу для обеспечения, как минимум, значительного представительства коммунистов в этих правительствах. Задача Советского Союза в этом отношении значительно облегчалась быстрым превращением восточноевропейских коммунистических партий в массовую политическую силу с уровнем народной поддержки в соответствующих странах в пределах от 20% до 50% электората. Также очевидно, что осуществление советской политики сфер влияния было далеко не единообразным. В некоторых странах Москва была вынуждена поддерживать более жесткий контроль (Румыния, Болгария, Польша), нежели в других (Венгрия и Чехословакия). В некоторых странах (например, в Югославии) местные коммунисты проводили более радикальную, социалистическую политику, нежели в других (например, в Финляндии). Постепенно становилось все более ясно, что, хотя советское руководство осуществляло (или пыталось осуществлять) строгий контроль над политикой восточноевропейских государств в послевоенное время, местные коммунистические руководители тогда же пользовались значительной автономией на местном уровне и сами в значительной степени оказывали влияние на внешнюю политику Москвы. Специфика советской сферы влияния в Восточной Европе заключалась в том что она оформлялась снизу, а управлялась сверху.

В отношении давнишней дискуссии о советской сфере влияния в Восточной Европе - независимо от того, намечалась ли с самого начала позднейшая полная "коммунизация" региона - из недавно полученных данных очевидно, что первоначально цели Москвы сводились к установлению ряда дружественных режимов, которые бы защитили безопасность СССР. Однако достижение безопасности в восточноевропейской буферной зоне связывалось с более радикальным политико-идеологическим проектом. Его целью было создание Европы народных или новых демократий: континента прогрессивных режимов левого крыла, в которых коммунисты играли бы ведущую роль. Отсюда советская сфера влияния в Восточной Европе воспринималась как часть более широкого политического пространства безопасности, в котором интересы Москвы охранялись бы режимами народной демократии.

Collapse )
1998

Клюква из сериала "LOST"



Фрагмент 10 серии 5 сезона (эпизод в Москве)

Судя по расположению Покровского собора и кремлевской башни, эта странного вида булочная находится на месте Исторического музея.

Вообще видеоряд прекрасен -- и булочная, и старинные автомобили, и кованные ворота, и эти бочки у стен, и сувенирный Кремль на заднем плане...