October 19th, 2010

1998

Про отношение к проблеме Бычкова и Ройзмана

Я несколько раз цитировал различные мнения по поводу дела Бычкова, и сам несколоько раз высказывался по касательной к этому делу, но не говорил прямо о своем отношении к деятельности организации "Город без наркотиков".

А не говорил я об этом по той причине, что слишком плохо знаю ситуацию и проблему в целом и потому не беру на себя смелость высказывать развернутую позицию по этому поводу. Мне еповезло в жизни, я ни разу не сталкивался близко с наркотиками и наркоманами, я не знаком с родственниками наркоманов. У меня нет достоверной информации о том, что делалось в Екатеринбурге и Нижнем Тагиле. Поэтому мои рассуждения на эту тему могут быть основаны только на чужих мнениях и косвенных соображениях по поводу достоверности и адекватности этих мнений.

С учетом этих соображений я все-таки могу попытаться сказать что-то о своих собственных взглядах на этот счет.

В целом мне близко позиция, высказанная Блехером:
http://leonid-b.livejournal.com/743846.html

Я вижу в его словах не апологию Бычкова и Ройзмана, а описание проблемной ситуации, из которой нет хороших выходов. То есть нужно сразу сказать: то, что делают Ройзман и Бычков - не слишком хороший выход. Я практически не сомневаюсь, что у них как минимум не все было гладко с законом (даже если убрать за скобки возможные преступные действия их соратников и помошников, о которых тоже писали). Но еще я практически не сомневаюсь, что судили Бычкова не потому, что он нарушал законы, а потому, что мешал наркобизнесу и крышующим его органам. Про это уже много раз написано и сказано.

И вообще, по этому поводу много чего сказано и написано. Много текстов с описанием того, что там у них неправильно и чем плохо. Есть и объяснения про универсально правильный подход решения этих проблем. Но среди подобных текстов я не видел таких, с которыми я мог бы согласиться.

Мне представляется, что это проблема не просто с наркоторговлей и не только с неадекватностью правоохранительной сферы. В основе это проблема неадекватности нашей (западной) цивилизации, у которой нет достойного ответа на такую угрозу, как тяжелые наркотики, нет адекватной встроенной защиты. Те варианты защиты, которые есть, основаны на частично сохранившихся традиционных институтах (семье, церкви, соседской общине) и соответсвующих ценностях. Но и эти институты, и эти ценности все более ослабляются и подрываются ключевыми тенденциями современной западной цивилизации. На фоне общих для западной цивилизации проблем наша российская ситуация чудовищно усугубляется недееспособностью и коррупцией правоохранительной системы, сильнейшей атомизацией и десоциализацией, культурной деградацией общества, шоком от резкого по историческим меркам изменения уклада жизни. И ответ, если он будет найден, должен затронуть все эти сферы и институты - иначе это не будет ответ.

(Понимаю, что для кого-то написанное в предыдущем абзаце - банальные констатации, для других - довольно спорные тезисы, а для кого-то - просто малоосмысленный набор слов. Я сейчас не планирую вступать в дискуссии по поводу обоснования этих взглядов.)

P.S. Дам еще несколько ссылок на тексты, в которых выражен близкий мне подход к пониманию аспектов проблемы (именно - проблемы, а не ее решения).
http://andronic.livejournal.com/479392.html
http://andronic.livejournal.com/480600.html
http://kostaki.livejournal.com/366511.html
http://www.expert.ru/columns/2010/10/18/naulitsepravdy
http://russhatter.livejournal.com/144666.html
1998

Продолжение банкета

Пишет Александр Дюков (a_dyukov)
Комедия вокруг "высказывания" Собяинина продолжается.

"Новая газета" извинилась и срочно приписала у себя на сайте "Согласно информации базы данных "Лабиринт" Информационно-исследовательского центра "Панорама" (http://www.scilla.ru/works/raznoe/sobjanin.html)". Дескать, не мы такое выдумали.

Обеспокоенный Прибыловский быстро потер из досье "цитату" Собянина и начал бегать по комментам с криками "это не я". Но "новогазетчики" сохранили скрин: http://www.ljplus.ru/img4/l/j/ljeuser/scilla.nevernaya-informaciya.JPG

Все как обычно, ага.

Ссылки

1. Вчерашняя история
http://a-bugaev.livejournal.com/834643.html
http://a-bugaev.livejournal.com/835381.html

2. Сохраненная версия страницы про Собянина из веб-архива (за 6 января 2008 года)
http://web.archive.org/web/20080106195926/http://www.scilla.ru/works/raznoe/sobjanin.html

3. Комментарий Прибыловского
http://lj.rossia.org/users/anticompromat/1016378.html
1998

Малость шокирует

Пишет sumlenny
Согласно последнему огромному исследованию фонда Фридриха Эберта,

27% немцев полностью или частично разделяют тезис, что "при определенных условиях лучшей формой управления является диктатура";
45% - что "Германии нужна одна-единственная сильная партия, объединяющая все население";
65% - что "иностранцы приезжают в Германию, чтобы наживаться на социальных благах"
36% - что "евреи чаще, чем другие нации, прибегают к шулерству, чтобы достичь своих целей"
42% - что "влияние евреев и сегодня слишком велико"
38% - что "немцы по природе превосходят другие нации"
29% - что "Германии нужен фюрер, который бы сильной рукой вел нацию к благосостоянию"
40% - что "евреи отличаются от нас и не монтируются с нами"
32% - что "в национал-социализме было и хорошее"
24% - что "преступления национал-социалистов слишком уж расписываются в учебниках".

55% немцев, которые по остальным вопросам дали не-ксенофобские ответы, согласились с тем, что исповедание ислама в Германии должно быть существенно ограничено

среди ксенофобски настроенных немцев - 89%

Если такие данные дают соцопросы, в которых (даже при анонимном опросе) люди стараются давать более толерантные ответы, то что же на самом деле в головах?
http://sumlenny.livejournal.com/966501.html

Не хочу ни злорадствовать, ни кричать про тех, кто запрещает кому-то ковырять в носу. Но как-то оно неблагостно выходит в демократической Германии. Видать, тамошние десталинизаторы денацификаторы недоденацифицировали. Или, может, декоммунизаоры недодекоммунизировали. Или политкорректоры недополиткорректировали...
1998

Архиепископ Берлинский и Германский Марк - про немецкое общество

Давно уже припас ссылку на ценое интервью с архиепископом Марком.
http://www.religare.ru/2_66991_1_21.html

Оно интересно много чем, я на него наткнулся в прошлом году, когда смотрел разные материалы про власовцев и отношение к ним. Но вспомнил я про него не в этой связи, а вослед обсуждению данных опроса, которые привел Сергей Сумленный.

Вот фрагмент интервью:
Е.Н. – А теперь я хотел бы, чтобы Вы рассказали свое впечатление о нынешнем немецком человеке. Мы до сих пор смотрим на Запад с большим подозрением. Потому что, видим, как оттуда льются нравственные, духовные яды либеральной идеологии Евросоюза, которая пропагандирует безудержные, аморальные свободы. Каков сейчас немецкий человек? Есть ли еще какая-то крепость национального характера? Религиозность?

А.М. – Я знаком с немецким народом только в меру того, как он входит в нашу церковь, или в меру того, как я общаюсь, скажем, с представителями властей. У меня нет широкого круга знакомств, я окормляю большую территорию. И поэтому мне нечасто приходится общаться с немцами. Даже со своими родными сестрами вижусь, может быть, раз в полтора года. Поэтому я не могу претендовать на хорошее знание среднего современного немца. Но в том, что я вижу, присутствует очень большая двойственность. Немцы представляют в Европе уникальную экспериментальную массу. После Второй мировой войны немцев сознательно отучали от всякого национализма, от всякой даже любви к своей Родине. Наоборот, им прививали, что они изверги и что они вообще никто и не имеют никакого права гордиться своей Родиной, своим народом, своей культурой и так далее. Поэтому, простите, я это говорю как немец, это просто шизофренический народ! Я надеюсь, что это со временем изменится, но в настоящий момент это так. Немцы – народ, который фактически потерял свои корни и который, может быть, в какой-то Европе найдет себя опять. Это моя надежда. Но в целом он лишен уважения даже к своему прошлому, его просто бьют на каждом шагу. У этого народа нет настоящего. Чистого ощущения своего прошлого, культуры, истории. И на этой почве теперь возникают всякие фанатизмы. Люди ударяются в какой-то псевдофашизм, псевдонацизм, и так далее. То есть они видят, что их везде унижают и, естественно, молодежь ударяется в другую крайность, что опять-таки не дай Бог. Это связано опять-таки с бывшим разделением Германии. Восточная Германия во многих отношениях не стоит на том экономическом уровне, как Западная Германия. Несмотря на годы преодоления внешнего разделения, это все еще присутствует. Поэтому безработица в Восточной Германии неимоверно выше, чем в Западной Германии, и особенно среди молодежи. А молодежь видит, что приезжают беженцы из Африки, и им дают лучше жить, чем этой, собственно немецкой, молодежи, и это, конечно, вызывает зависть...

Е.Н. – Их можно понять. Это несправедливо.

А.М. – Да, да. Но опять-таки, как государству поступать, чтобы этого не случилось? Понимаете, тут надо помогать этим беженцам. А с другой стороны – надо вытащить свою молодежь из этой бесперспективности. Это страшная вещь! Молодежь очень падкая. Она может в любой момент поддаться чужой идеологии и пропаганде. И это происходит.

Е.Н. – А религиозность?

А.М. – Посещение Западных церквей, то есть католической и протестантской, очень низкое, Есть особенно в Западной Германии, какая-то, скажем, унылая традиция религиозности. То есть, ну на Рождество, может быть, пойдем в церковь, или хотя бы подумаем о том, что там что-то такое случилось. Что такое Пасха, средний немец вообще не понимает. Он просто знает, что получит два свободных дня – и все. А о Троице уже и не говорить нечего. Да это, к сожалению, это прогрессирующая такая денационализация и дерелигиозация. Одновременно. На Востоке особенно. Там коммунисты бушевали хуже, чем в России. Ведь я сам из Восточной Германии в свое время сбежал, и у нас было то, что в России, на мой взгляд, никогда или не было, или было в самом начале. Мы, как дети интеллигенции, не имели никакого шанса поступить в высшую школу или университет. Также и с религией. Ее действительно искоренили с немецкой точностью. Поэтому в результате получилось намного хуже, чем в России.

Сказано вроде бы немного, но достаточно емко. При этом говорит человек, который всю жизнь прожил среди этих людей, но смотрит на них несколько со стороны. Он не принадлежит к этой общности, которой внушалось чувство вины и ущербности, и потому имеет возможность и сравнивать , и говорить об этом относительно спокойно.