November 12th, 2010

1998

Я ничего не понимаю в политике

В такой политике, где теневые фигуры, скрытые группировки и закулисные интриги.

Мне почти ничего не говорят имена: "Тимакова", "Будберг", "Чеснаков", "Тимченко". "Ковальчук", и не слишком много говорят "Сурков", "Сечин", "Нарышкин", "Юргенс", "кооператив Озеро".

Я не знаю и не понимаю, кто там кого, куда и зачем двигает или отодвигает, кто чьими руками какие каштаны хочет таскать из какого огня.

И, честно говоря, не только не стремлюсь узнать, но и понимаю, что почти любое возможное для меня знание будет почти не отличаться от нынешнего незнания - в первую очередь, по степени достоверности, а значит, по возможности как-то с пользой встроить эти знания в картину мира.

Поэтому я всегда с недоверчиво-почтительным удивлением воспринимаю тексты и речи, в которых основной смысл происходящего сводится как раз к деятельности субъектов, называемых этими и другими похожими именами. Может быть, это действительно так, а может, не совсем так, или совсем не так - это мне неведомо и не слишком интересно.

В Древней Греции меня можно было бы назвать идиотом (от др.-греч. ἰδιώτης  — невежда, неуч, букв. отдельный, частный человек, не принимающий участия в общественной жизни).
1998

Переименование Войковского района Москвы не может быть обосновано по Закону

С таким заявлением выступил ответственный секретарь комиссии по переименованию территориальных единиц столицы Наталья Кейцева. По её словам, менять название можно только в трёх случаях: возвращение наименования особой культурной ценности, устранение дублирования и изменения статуса территориальной единицы. По словам Кейцевой, переименование Войковского района не подходит ни под один из этих пунктов.

Ранее несколько общественных деятелей и депутатов Госдумы высказали в адрес московских властей пожелание переименовать объекты, названные именем большевика Петра Войкова – участника расстрела царской семьи.
http://echo.msk.ru/news/725888-echo.html

Мэрия: для переименования всего "войковского" в Москве нет законных оснований
... Ранее православная общественность предложила переименовать Ленинградский проспект и Ленинградское шоссе в Москве в Петербургские, а станцию метро "Войковская" - в "Петербургскую". "Было бы правильно, если бы Ленинградский проспект и Ленинградское шоссе назывались Петербургским проспектом и Петербургским шоссе, ведь они ведут в город Петра, который называется сегодня Петербургом. Станцию метро "Войковская", расположенную на этой дороге, также было бы правильно называть "Петербургской", - сказал один из организаторов церковно-общественной акции, которая прошла на территории храма Всех Святых на Соколе - координатор общественного проекта "Возвращение" Юрий Бондаренко. По его словам, топонимика должна отвечать духу времени.

Заммэра Москвы по вопросам координации деятельности территориальных органов исполнительной власти города и взаимодействия с органами местного самоуправления Валерий Виноградов поддержал это предложение. По его мнению, улицы и станция метро, названные в честь революционного деятеля Петра Войкова, могут быть переименованы. По его словам, "нужно провести целый ряд консультаций, провести опрос местных жителей".

Он, так же как и Кейцева отмечал, что "нельзя вернуть старые названия улицам, названным в честь Войкова, потому что старых названий не было". Но замечал, что "эта тема есть и может быть предметом дальнейшего обсуждения". При этом Виноградов опроверг информацию СМИ о том, что планируется массовое переименование многих столичных улиц и возвращение им исторических названий. Среди претендентов на переименование назвались улицы Красная Пресня, Люсиновская, Шухова, Образцова, Дурова, Улица 1905 года, а также проспекты Ленинградской, Ленинский, Кутузовский и проспект Мира.

Переименование района, улиц и станции Москвы может повлечь за собой протест со стороны самих жителей, сказала секретарь комиссии по переименованию территориальных единиц столицы Наталья Кельцева. "Переименование улицы всегда связано с переоформлением очень многих документов для жителей, для москвичей, что создает какие-то неудобства. Кому-то это будет очень неудобно, и может быть протестная волна", заметила Котельцева.