January 13th, 2012

1998

Чудесный приём полемики

"Как можно всерьез воспринимать человека, который всерьез воспринимает Шпенглера?"

Интересно, при последовательном применении - останется ли вообще хоть кто-то, кого можно воспринимать всерьез?
1998

Вадим Волков: Суды как инструмент господства

Статья в Ведомостях (via alex_vergin)
Общественное внимание к судебной системе и запрос на ее реформирование будут в наступившем году только усиливаться. Любой социолог знает, что главная функция судебной системы — разрешение конфликтов и снятие напряженности в обществе. Суды применяют законы для разрешения споров, которые в отсутствие правового регулирования вызвали бы «неправовые действия», попросту говоря — насилие. А когда противостояние приобретает массовый политический характер, верховный суд или даже наиболее авторитетный судья из его состава (если таковой есть) могут стать важным ресурсом посредничества между конфликтующими сторонами.

Collapse )

Можно сколько угодно отмахиваться от надоевшего советскому человеку марксизма, но трудно не усмотреть в работе российской судебной системы готовность защищать интересы господствующего класса, которым является государственная бюрократия. Да, сегодняшние суды весьма прилично решают хозяйственные и гражданские споры, но как только дело доходит до политики или крупных чиновников, суды даже без всякого телефонного права берут сторону власти, т. е. просто переводят в юридические термины ее волю. В таких условиях возведение «законности» во всеобщий принцип — это чисто идеологический трюк, легитимирующий правящий режим. При этом справедливость, другая важнейшая составляющая судопроизводства, обеспечивающая социальное равновесие, отошла на второй план.

В том, что изменение судебной системы есть первейшая и насущная необходимость, сомнений нет. Институт проблем правоприменения будет публиковать предложения по такой реформе. Но есть два момента, которые должны избавить нас от избыточного оптимизма в части ее реализации. Во-первых, судебная реформа не может быть проведена быстро. В России более 30 000 судей, и в одночасье заменить их или изменить их работу невозможно. Любая судебная система консервативна. Запустить процесс перемен можно, меняя ключевые моменты ее институционального устройства, но эти перемены будут все равно постепенными. Во-вторых, судебная реформа возможна только после политических изменений в стране и кадрового обновления руководства, в том числе судебной вертикали, которое при нынешнем устройстве может легко блокировать реформы или, наоборот, проявлять волю к изменениям. А этот второй момент, в свою очередь, зависит от постоянного давления со стороны гражданского общества.

P.S. Да, а мастеров придумывания прикольных имен ссылок я бы подвергал прикольной ссылке. Ну, в редакцию ТНТ, что ли.
P.P.S. (мне уже разъяснили мою ошибку)
1998

"Право и Справедливость"

Мне кажется, такой лозунг сейчас мог бы объединить многих (если понимать его не в смысле братьев Качиньских, а непосредлственно).

Справедливость, основанная на Праве - эта идея нашла бы отклик у всех трех групп, о которых недавно напомнил leonid_b:
- высокоресурсные товарищи, которые понимают демократию как конкуренцию ("шумпетерская" группа, так сказать);
- интеллигенция правозащитного направления, которые меряют наличие демократии в меру присутствия прав и свобод личности;
- и основная масса населения, которая видит демократию как то или иное благосостояние и порядок, вернее, как наличие в стране власти, которая движима целями "общего блага". Кратос, образно выражаясь, для демоса - вот и получается демократия. Чтобы человеку было хорошо.

И тем, и другим, и третим - нужен справедливый суд. Суд, который судит по закону, единому для всех и невзирая на лица, а не по звонку, не по должности, не по взятке.

"Либерально-правозащитные" примут "на ура", тут и объяснять нечего.

"Высокоресурсные", которые раньше могли полагать, что при необходимости все можно купить, с 2003 многократно могли уже убедиться, что они даже и с миллиардом вполне могут отправиться в ту самую ж..у, и что лучше все-таки суд по закону.

Для основной массы населения защищенность ничуть не менее важна - им, конечно, не так много чего терять, но зато и прижать может всякий - и полицейский, и гаишник, и работодатель, и начальник, и сосед, и любой, кому приглянулась квартира. И не у местных же властей искать защиты.

То есть, кажется, что идея справедливости, жизни по закону и эффективной действенной правозащиты может объединить их всех.

Но проблема вот в чем.

Само по себе Право - это довольно сложная достаточно абстрактная идея, сама по себе не слишком мобилизующая - на знамени не напишешь.

А вот Справедливость эти группы понимают сильно по-разному. Вплоть до антагонизма (труда и капитала, города и деревни, умственного и физического)
1998

Еше насчет права и справедливости

Когда речь заходит об "интересах простых людей", я вспоминаю не хрестоматийных доярок и ткачих, и не рабочих из Нижнего Тагила.

А вспоминаю я людей из очерков Евгении Долгиновой в журнале "Русская жизнь" (мне кажется, название журнала очень подходит к этому циклу)
http://www.rulife.ru/old/mode/article/591/
http://www.rulife.ru/old/mode/article/726/
http://www.rulife.ru/old/mode/article/832/
http://www.rulife.ru/old/mode/article/857/
http://www.rulife.ru/old/mode/article/1046/
http://www.rulife.ru/old/mode/article/1078/

Я читал их несколько лет назад, и вразбивку. Не знаю, какой эффект будет, если прочесть теперь подряд.
Если кто решится это сделать - мне будет интересно узнать о вашем впечатлении.