March 25th, 2014

1998

О восприятии политических выступлений

Из книги Оливера Сакса "Человек, который принял свою жену за шляпу"

Глава "Речь президента"

ЧТО ПРОИСХОДИТ? Что за шум? По телевизору выступает президент страны, а из отделения для больных афазией[58] доносятся взрывы смеха… А ведь они, помнится, так хотели его послушать!

Да, на экране именно он, актер, любимец публики, со своей отточенной риторикой и знаменитым обаянием, – но, глядя на него, пациенты заходятся от хохота. Некоторые, впрочем, не смеются: одни растеряны, другие возмущены, третьи впали в задумчивость. Большинство же веселится вовсю. Как всегда, президент произносит зажигательную речь, но афатиков она почему-то очень смешит.

Что у них на уме? Может, они его просто не понимают? Или же, наоборот, понимают, но слишком хорошо?
О наших пациентах, страдающих тяжелыми глобальными и рецептивными афазиями, но сохранивших умственные способности, часто говорят, что, не понимая слов, они улавливают большую часть сказанного. Друзья, родственники и медсестры иногда даже сомневаются, что имеют дело с больными, так хорошо и полно эти пациенты ухватывают смысл нормальной естественной речи.

Collapse )

Эмили Д. слушала президента с каменным лицом, с какой-то странной смесью настороженности и обостренной восприимчивости, что составляло разительный контраст с непосредственными реакциями афатиков. Речь не тронула ее – Эмили Д. была теперь равнодушна к звукам человеческого голоса, и вся искренность и фальшь скрытых за словами чувств и намерений остались ей чужды. Но помимо эмоциональных реакций, не захватило ли ее содержание речи? Никоим образом.

– Говорит неубедительно, – с привычной точностью объяснила она. – Правильной прозы нет. Слова употребляет не к месту. Либо он дефективный, либо что-то скрывает.

Выступление президента, таким образом, не смогло обмануть ни Эмили Д., приобщившуюся к таинствам формальной прозы, ни афатиков, глухих к словам, но крайне чутких к интонациям.

Здесь кроется занятный парадокс. Президент легко обвел вокруг пальца нас, нормальных людей, играя, среди прочего, на вечном человеческом соблазне поддаться обману («Populus vult decipi, ergo decipiatur»[62]). У нас почти не было шансов устоять. Столь коварен оказался союз фальшивых чувств и лживых слов, что лишь больные с серьезными повреждениями мозга, лишь настоящие дефективные смогли избежать западни и разглядеть правду.
1998

Алексей Титков рассказывает про украинскую политику

http://www.politcom.ru/17374.html

Рассказ интересный, подробный и спокойный. Картина изображена развёрнутая.

Легко увидеть, что автор вписывает происходящее в рамку нормальности. Слова "революция", "угроза", "оружие", "насилие" там вообще не употребляются, слово "убийство" называется два раза, и оба применительно к временам "до".

Кстати, слова "Россия", "русские" и их производные в тексте употребляются около 40 раз (чуть чаще, чем слова, начинающиеся на "украин*").

upd.
Отчасти сходно и интерьвю с другим учёным человеком, зам. директора Института социологии НАН Украины Евгением Ивановичем Головахой
http://polit.ru/article/2014/03/19/golovakha_about_ukraine2/
1998

О культуре

Пишет Георгий Любарский (ivanov_petrov)
Мне кажется, некоторые способы поведения выявили свою несостоятельность. Они воспринимаются как естественные, своевременные, общепринятые, а между тем - просто дрянь и были использованы для определенной цели - по принципу меньшего зла.

Цинизм, хулиганство, наглость и отрицание любых ценностей - часто под именем "критичности" - эта грязь была взята как общий стиль для борьбы с ценностными иерархиями, потому что ценности приводят к крови. Люди прошлых поколений очень дорого заплатили за понимание, что кровь - дороже, это понимание было вбито и в религиозные головы, и в политизированные. Сначала войны реформации, а потом мировые вбивали урок отношения к ценностям. За это понимание было заплачено десятками миллионов жизней - только убитыми, а покалеченных просто не счесть. И тогда показалось, что, может быть, подчеркнуто-несерьезное отношение к ценностям, снижение нравов и культурная деградация смогут обеспечить мир. Да, мир в грязи, но хоть живы будем.

Нынешние события, как мне кажется, очень ярко показывают: свиньи все равно остаются кровожадными. "Патриотизм" прекрасно уживается с хамством и низостью. Люди, долгое время освистывавшие все, что им казалось "серьезным" и "пафосным", вполне серьезно готовы убивать за некоторые свои ценности.

Грязь как оружие борьбы за мир не работает. Культурная деградация не помогает оставаться живыми людьми.

Видимо, надо понять, что содержательные и существенные различия во взглядах не важны - для продолжения общения. За или против - это вопрос десятый. Первый вопрос - это стиль общения, манеры. Ложь прекрасно себя чувствует среди грязи, исчезнувших авторитетов и репутаций. Так что надо сделать атмосферу более прозрачной и чистой. Все содержательные различия позиций - потом, а прежде всего - уважительное отношение, вежливость, честность и прочие черты, которые характеризуют человека, а не его позицию. Если нечто высказывается с криком и матом - не надо это слушать. Человек, который издевается над противником, не прав - и лишь оскорбляет истину, если даже и считает, что она в его позиции была. Принятый в сети сленг и манеры ("это же интернет, деточка") - питательная среда для роста той дряни, которая сейчас затопляет мозги.

После того, как достигнуто уважительное отношение к собеседнику, можно быть критичным к его аргументам. Если твоя критичность привела к оскорблению собеседника - с критичностью что-то не так, ее надо быстро сложить, спрятав ту гадость, которая оказалось в ней завернута, извиниться и на досуге подумать, что с твоими мозгами оказалось не так. Разрушать больше нечего - принятый цинизм давно уже в глубокой яме, никаких незамызганных высот не осталось, так что быть циником - слишком легко. Так что начинать - с манер.

Нет, я не думаю, что это случилось "сейчас", конечно, это долгая история, столь низких хамов надо было долго воспитывать, и это делалось поколениями. Конечно, этого было по брови в СССР, а все это всплыло в 90-е, и "сытые" двухтысячные всего лишь доказали, что не из голода рождается мразь.

Можно не надеяться, что грязь послужит смягчению конфликтов. Она их, к сожалению, провоцирует. Прошу прощения за самоочевидные банальности. Но ведь... дрянь-то говорят практически почти все и самым банальным образом. В том числе и люди, полагающие, что "им можно", они ведь умные и занимают правильные позиции - в отличие вот от тех, с другой стороны, которые совсем ведь идиоты, и тут как раз на язык приходит такая умная и увесистая шутка, и так удачно можно провести троллинг... Боюсь, что нельзя. Вот то, что в медиа - ну, все видели - это ведь не властью темного президента сделано, это же сами добились, совокупными усилиями. И то, что в блогах творится - ну зачем упоминать каких-то там платных троллей? сами, и тролли - тоже сами. Видите, что получается.

В этом нерасходимом тупике, куда зашли, способ выхода такой. Начинать надо не с экономики и не с политики и права, а с культуры. И начинать не сверху, указами, а всем, с того самого места, где оказались. Культура создает среду общежития, в которой потом работают правовые, социальные и экономические системы, воспринимая условия работы как само собой разумеющийся здравый смысл, законы человеческой природы и прочие даром доставшиеся качества благоприятного мироздания. Наука нужна не для создания того и сего - это вторично, а чтобы в обществе могла жить рациональность. Если науку в виде отдельных завлабов покупать за рубежом - технологии придут, но не сработают. Среда заест. Так что до социального протеста, до законотворчества и до политики нужно помыть руки.
(подчёркивания в тексте сделаны мною - А.Б.)
---------------

Пишет Леонид Блехер (leonid_b)
Нет никакой неизбежности в том, что в нашей общественной культуре принято не считать цену решения и не особенно думать о последствиях. Тут, как мне кажется, действуют другие, более тонкие и обоснованные механизмы - скажем, обстоятельства часто требовали принятия быстрого решения, в то время как национальные особенности у нас таковы, что думают люди относительно медленно. Это сочетание приводит к тому, что решение часто бывает как бы судорожным, с тем, что человек заранее берёт на себя ответственность за все последствия - понимая, что решить неправильно всё же правильнее, чем не решить вообще.

Поэтому, кстати, по известному принципу "культура противостоит генотипу, а не выводится из него" в России требуется особенно отлаженный и настроенный механизм принятия общественного (вар. - государственного) решения. Потому что с естественной обратной связью плоховато.

Отсюда и "русский мужик задним умом крепок", и т.д., и т.п.

Но у нас тут обнаружилась крайне неприятное вещь - сбылось предсказание Найшуля и Хазагерова пятнадцатилетней давности, о том, что у нас практически полностью отсутствует общественный язык, т.е., мы не можем разговаривать между собой на общественно значимые и ценностно-обоснованные темы. Нет ни системы понятий, ни самих адекватных понятий, ни соответствующих слов. И, что ещё обиднее, нет тех наладенных общественно-уважаемых людей и групп, к которым имеет смысл прислушаться простым, как Вы да я, людям.

Поэтому, как только наступает "время Ч", и надо рассуждать разномыслящим гражданам и принимать общее решение, наступает мгновенная немота. Всё молчит.

И, как следствие, мгновенно возвышают свой поганый голос генераторы пустых и ложных, неадекватных реальности слов. Все публичные люди, говорящие через СМИ, и сами работники СМИ, немедленно начинают дико, в невообразимых количествах - врать, лгать, клеветать, заниматься пустопорожней болтовнёй.

...
Везде государство в конце концов становится похожим если не на общество, то на худший вариант того, что может позволить себе это общество. У нас, конечно, это тоже так. Иначе и вряд ли могло быть, потому что ответственное отношение к общим решениям воспитывается поколениями облагораживающего людей влияния культуры (см. об этом пост ivanov_petrov, Про некоторые способы поведения).

...

Общественной дискуссии у нас нет, позворяю, по той причине, что нет общественного языка, на котором могла бы вестись эта дискуссия. Поэтому, когда выясняется разномыслие, мы как сходим с ума, начинаем говорить откровенные глупости, и даже назвать то, что мы видим, не можем - нечем. В ходи идут аналогии и стёб - а Вы хорошо знаете, насколько же и то и другое ни к чем не подходит.

А если убрать из разговоров нерелевантные высказывания, то и окажется, что мы все - молчим. Тот, кто может - делает, а остальные в это время молчат. И тот, кто может (известный гражданин, по Вашему удачному выражению) - тоже молчит. Вроде бы говорит, а вроде бы и нет.

Про те общественные и государственные структуры, которые должны были бы обсуждать, взвешивать и говорить, я уж промолчу, но по другой причине.

А корреляция существует, но не по мелочам. Есть не то, что соответствует, а то, чему люди позволяют существовать, так как это можно терпеть, а хоть немного хуже - уже нельзя.
---------------

Пишет Михаил Кацнельсон (flying_bear)
Оружие массового поражения

Ядерное, химическое и бактериологическое, говорите? А вот хрен.
Гносеологическое, этическое и эстетическое. Бабах! Хлобысь! Хренакс!
Жертва телесно благоденствует (какое-то время), но превращается в животное.

Кстати, о животных. Оруэлл таки щенок. Огромные усилия на исправление старых газет, ага. Бредбери щенок. Пожарные, сжигающие книги, ага.

Романтики, фигли. Идеалисты. Просто потоки розовых слюней.

Ведь куда проще добиться такого состояния, когда всем абсолютно похрен, что написано в этих старых газетах. Не говоря про книги.

И, по-моему, это куда страшнее.