May 10th, 2018

1998

историческая картина и персональная история

Вчера мы с Мишей ехали к месту сбора, и чем ближе подъезжали к Белорусской, тем больше становилось людей с ленточками и с портретами. По дороге я рассказывал Мише, как я понимаю смысл акции "Бессмертный полк". Рассказывал, как менялось отношение к этому празднику в течение моей жизни, как это связано с изменениями в стране и в мире. Что такое для общества ключевой миф, задающий восприятие смысла прошлого, помогающий осмыслить настоящее и - самое главное - осознать через это смысл существования самого этого общества.

И вот при объяснении того, почему таким ключевым мифом для нас стала история Великой Отечественной Войны и Победа, и почему такую массовую поддержку получил "Бессмертный Полк", я высказал, что тут очень важно соединение личной, семейной истории - и истории общей. То, что мы знаем и помним о своей семье - и то, что мы знаем и помним о Победе, и почему так точны и так важны слова "Победа - одна на всех".

Тут мы приехали на Белорусскую-кольцевую, вышли на платформу, там уже были не ручейки, а большой поток. И огромная река была на Тверской (два года назад людей было очень много, а в этот раз существенно больше).

А сегодня утром добрался до интервью с историка Адриана Селина, ссылку на которое запас ещё на прошлой неделе.

И вдруг вижу у него ту же мысль о соединении личной и общей истории:
Довольно сложно рассказывать историю без упрощений. А кроме того, мало кому нужно по-настоящему глубокое исследование – всем интереснее оперировать простыми и актуальными формами – «Он пришел», «Мы» – по отношению к стране, существовавшей здесь несколько столетий назад. Профессиональный историк должен говорить на языке, понятном сегодня. И историки обществу нужны, чтобы рассказывать ему о самом себе, объяснять, напоминать.

Людям хочется большого рассказа об истории. Но с интересом слушать о мелких частностях они станут, только если это личная история. Потому что людям от прошлого нужны две вещи – глобальная историческая картина и персональная история (она при этом может быть сколь угодно древней). Людям интересны они сами – и не всегда они понимают, что их частная жизнь является частью общей картины; хочется быть уникальным, а не типичным."
1998

Русский корпус. Свидетельства

Вчера в разговоре с Алексеем Архиповым (arkhip) вспомнил про "Русский охранный корпус" (сформированный из эмигрантов и военнопленных, воевавший на стороне Германии против югославских партизан).

С сети есть серия бесед со стариками, которые тогда в этом Корпусе состояли, а потом дожили до наших времён. Они очень подробно и откровенно рассказывают о своей жизни, как жили и взрослели в эмиграции, как воспринимали себя, Россию, СССР, большевиков, Гитлера. Как пошли воевать, с гордостью за свою миссию, как выжили потом, когда миссия эта окончилась тем, чем она окончилась.

https://www.youtube.com/playlist?list=PLMrvOJKwOa0_hIurp9NRFzq3-C8mRNqIq

Особо интересно, какие это люди и какая у них картина мира, представление об истории и о собственной судьбе в этой истории.

Слушая рассказы этих стариков, очень отчётливо понимаешь, что есть принципиальная разница между личным достоинством и правотой дела, которое человек делает.

Что эти честные, искренние, любящие Россию люди в том раскладе оказались в такой позиции, что для них совершенно естественно стало пойти воевать за Гитлера. И что они до сих пор так не считают, это для них какая-то второстепенная подробность.

А считают они, что воевали за правое дело. Вот такое, какое было - вместе с гитлеровской Германией, против коммунистов (югославских партизан).

Тяжёлое зрелище, но поучительное.
-----

Примерно в то же время, когда я слушал эти интервью, т.е. в начале мая прошлого года, у меня совершенно независимо от этого родилась некоторая гипотеза, которая помогает объяснить, как это у них так вышло.

Я имею в виду случай Ивана Шмелёва
https://a-bugaev.livejournal.com/1157802.html (тексты из переписки Шмелёва и их обсуждение)
https://a-bugaev.livejournal.com/1158421.html (тут ещё один текст, после которого паззл сложился)
-------

Это я всё к чему. А к тому, чти ни патриотизм, ни личная честность, ни идейность, ни согласие твоё с окружающими, такими же честными и идейными, не гарантируют, что ты выберешь правильную сторону.

Как любил напоминать Аверинцев, "у дьявола две руки".