November 1st, 2020

1998

Сергей Григоров. Памятка о русофобии. Ленин, Сталин и прочие

В продолжение темы ленинской национальной политики (ранее см. [1] и [2]) привожу публикацию из ФБ Сергея Григорова.

"Россия была очагом всякого рода гнёта - и капиталистического, и колониального, и военного, - взятого в его наиболее бесчеловечной и варварской форме", – Иосиф Сталин.

"По сути дела гитлеровский режим является копией того реакционного режима, который существовал в России при царизме," – Сталин. 6 ноября 1941 года.

"Мы помним, как полвека тому назад великорусский демократ Чернышевский, отдавая свою жизнь делу революции, сказал: “жалкая нация, нация рабов, сверху донизу — все рабы”. Откровенные и прикровенные рабы-великороссы (рабы по отношению к царской монархии) не любят вспоминать об этих словах." – Владимир Ленин.

«Никто не повинен в том, если он родился рабом; но раб, который не только чуждается стремлений к своей свободе, но оправдывает и прикрашивает свое рабство (например, называет удушение Польши, Украины и т. д. “защитой отечества” великороссов), такой раб есть вызывающий законное чувство негодования, презрения и омерзения холуй и хам," – Владимир Ленин.

"Нельзя великороссам “защищать отечество” иначе, как желая поражения во всякой войне царизму, как наименьшего зла для 9/10 населения Великороссии, ибо царизм не только угнетает эти 9/10 населения экономически и политически, но и деморализирует, унижает, обесчещивает, проституирует его, приучая к угнетению чужих народов, приучая прикрывать свой позор лицемерными, якобы патриотическими фразами," – Владимир Ленин.

Collapse )
1998

Из обсуждения вопросов нац. политики (к предыдущему)

комментарии под перепостом у меня в ФБ текста Сергея Григорова (см. предыдущую запись)

Наталья Чудова
В ситуации индустриализации и распада прежних групповых идентичностей в двух крупнейших странах континентальной Европы реализованы два способа обращения с новым типом идентичности - с национальной. В России осуществлён вариант отказа основной массы населения от нацидентичности за счёт принятия классовой идентичности, а в Германии - вариант национализма с ярким ин-групповым фаворитизмом и аут-групповой дискриминацией по нацпризнаку, а не по классовому. Меня это не сильно удивляет, есть разница в мироощущении православного и протестанта, которая предопределяют коридор возможных решений, в частности и в таком вопросе. Насколько актуальны спустя сто лет для этих стран эти проблемы - не очень понятно, мне кажется, что нынешние оппозиционеры (русофобы в РФ и неонацисты в ФРГ) выглядят какими-то "генералами, планирующими прошедшую войну".

Александр Бугаев
В том-то и проблема, что в СССР и по наследству в РФ сочетается 1) отказ от идентичности для основной массы населения и 2) закрепление на уровне конституционного устройства территориально-этнического характера республик.

Если бы отказ от этнической идентичности был универсальным, это было бы неким подобием того, что называется моделью гражданской нации, когда на первом месте общегражданская идентичность, а остальное - частное дело граждан, имеющих право объединяться в национально-культурные сообщества, изучать свой язык, проводить досуг, праздновать праздники и т.п.

Collapse )
1998

Обсуждение как условия общественного действия

В ответ на рассуждения о родовой травме, унаследованной асимметричной Российской Федерацией от СССР, регулярно следуют разнообразные реакции.

Нет, рефлекторные ответы про ксенофобию, имперские комплексы и страшный русский фашизм обсуждать не стоит.

Как и близкую к нему реакцию про отделить окраины и остаться в границах Московского княжества.

Но есть и другой тип реакции, такой недоумевающий: "Ну ладно, допустим, конструкция была не самая удачная. Но теперь-то зачем эти рассуждения? Чтобы что? Просто поныть, порасчёсывать?"

Меня такие вопросы всегда удивляют. Вот человек видит и признаёт, что проблема в принципе есть, но он от неё отмахивается, потому что ему не предлагают готового решения. Но откуда же возьмётся готовое решение, если даже не пытаться обсуждать проблему?

Но ведь даже если кто-то захочет предложить какое-то решение, никакое решение невозможно будет просто так взять и реализовать, потому что решения проблем такого рода обязательно предполагают ОБЩЕСТВЕННОЕ ДЕЙСТВИЕ.

А для того, чтобы стало возможно общественное действие, необходимы следующие условия:
1) Осознание текущей ситуации
2) Согласие относительно цели
3) Понимание пути к цели и готовность по нему двигаться

А главное (last but not least):
0) Наличие субъекта действия, того "мы", которое осознаёт себя, понимает проблему, видит цель и стремится её достичь.

Так вот, для всего этого, для каждого из четырёх пунктов, и особенно для нулевого, необходимо обсуждение. Спокойное, подробное, многостороннее обсуждение. А вовсе не молчание, не бурчание, и не истошные крики.