Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Интервью Сергея Хоружего журналу "Политический класс"

Антивозрождение России (vai ahl)

Стоит прочитать все.
Некоторые фрагменты (не самые важные, но интересные в связи с другими сюжетами)
---------------------
О полит-операторах и эконом-операторах
В записках Надежды Яковлевны Мандельштам есть термин тридцатых годов - 'спланировать': функционер Системы, пользуясь ее властными возможностями, проделывает плавный, как на планере, перелет из одной сферы деятельности, ставшей опасной или просто невыгодной, в другую, где надежней и прибыльней. Так, скажем, чекисты планировали в литературу.

Я думаю, рождение ельцинской России - самая масштабная операция спланирования. На некой стадии гниения часть номенклатуры с наиболее гибким сознанием, свободным от пут идеологии, а также и прочих пут - морали, права, - вполне естественно решает спланировать в капитализм. По сложности дела эти полит-операторы, как прежде большевики, нуждались в 'буржуазных спецах'; и конвергенция деградации позволяла легко найти в другом, некогда противоположном лагере нужное число эконом-операторов с не менее свободным сознанием. Но властные возможности уже были далеко не те, со спецами пришлось делиться, а в качестве третьей стороны в разделе супердержавы добавились еще и прямые бандиты: в гниющем обществе криминал приобрел достаточную силу для этого. Сей тройственный цвет нации, прошедший отбор на идеальную свободу сознания, - полит-операторы, эконом-операторы, бандит-операторы - и стал новым хозяином страны. Стоит ли удивляться, что им удалось добиться ускорения в скатывании сердяги Ивана Кадмона по наклонной плоскости.
Значит, схемка эта и соответствующая терминологи имеет хождение в политическом классе.
---------------------
Фрагмент на тему нарушений социального сознания (любопытно, что я как раз недавно начал эту мысль обдумывать в связи с книгой Сакса)
Россия сегодня - социум невменяемый или по крайней мере с серьезно поврежденной вменяемостью. Повреждены, глубоко расстроены прежде всего наши способности адекватного видения себя, самосознания, самооценки, самоотчета, что означает нарушение единства сознания.

---------------------

С Церковью дело обстоит все же лучше. По личному моему опыту, православная Россия сегодня - относительно более здоровый сектор социума. Конечно, она делила судьбу народа, и сегодня Церковь не может быть где-то вне всех опасностей и зол, какие мы отмечали в положении Ивана Кадмона. К примеру, отсутствие осмысления советского прошлого - эта опасная черта относится к Церкви, церковной среде, пожалуй, еще больше, чем к среде светской. Другая опасность, о которой много говорят, - тенденция снова, как в имперской России, занять положение государственной Церкви и официальной религии. Сегодня (не будем говорить о прошлых эпохах, бывало иногда и иначе) такая тенденция - явное искушение, классическое искушение земной властью, которому христианство и Церковь подвергались постоянно в истории и которое вовсе не всегда побеждали. Существование русской Церкви в качестве госструктуры, структуры власти завершилось острейшим кризисом, дехристианизацией русского человека, и безумием было бы забывать сегодня этот урок.

Но в жизни Церкви есть совершенно иные измерения, более глубокие; и они важнее для нашей темы. Не столько дело в Церкви как институции, сколько в том, что хранится с ее помощью: в духовной традиции, в необходимом обустройстве духовной жизни человека. И вот здесь-то, в православной и русской духовной традиции, в подвижничестве, дисциплине внутренней жизни, имеются ценные ресурсы для современного человека, капитал для решения антропологических проблем.

- Но ведь православие - не единственная конфессия в России, тем не менее именно оно выдвигается на первый план.

- На первый план в России его выдвинула история, а не чья-то политика. И не иерарх Церкви, а Пушкин Александр Сергеич сказал: 'Греческое вероисповедание дает нам наш особенный национальный характер'. Бесспорно, очень многое изменилось сегодня, изменились и фактура истории, и черты характера. Но вменяемый социум - это тот, который в изменениях сохраняет свою память и свою идентичность. Есть известная формула, название книжной серии: 'Языки русской культуры'. Так вот, православие - первый и основной язык русской культуры, и те, кто сегодня не знает этого, всего лишь повторяют господина Журдена, не знавшего, что он говорит прозой.

---------------------
- Как вы относитесь к разговорам о необходимости выработки национальной идеи?

- С предельной подозрительностью. Такие разговоры слышней всего в двояких и прямо противоположных кругах: на уровне наивного сознания, погруженного в архаические структуры, мифологемы и не ведающего о настоящих фактурах современной реальности; и в кругах, которые этой наивностью хотят воспользоваться. Это - круги с политтехнологическим подходом к реальности, и их роман с национальной идеей имеет одну четкую задачу: добавить еще один, самый убойный симулякр к уже наличному набору идеологических муляжей. Мне тут вспоминается персонаж из 'Улисса' Джойса, вешатель-любитель, который изобрел 'самоличный спосоп накидки петли, так штоп уже не выпутался'. Это, по-моему, очень соответствует надеждам специалистов по национальной идее в отношении Ивана Кадмона. Но выпутается!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments