Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Вильгельм Виндельбанд - О свободе воли

Небольшая книжка, десять лекций по проблеме свободы воли, прочитанных автором в 1903 году.

Виндельбанд подробно и аккуратно разбирает проблему, выделяя в ней следующие части:
- свобода действия;
- свобода выбора;
- свобода хотения;
- проблема ответственности.

Особенно обстоятельно он рассмотривает свободу выбора и свободу хотения. Делается это с подкупающей тщательностью рубежа веков (прошлого, конечно, того самого, где Броггауз и Ефрон, Моммзен и Ключевский, Менгер и Бём-Баверк). Приведены и разобраны многочисленные позиции и арументы предшественников, особенное внимание уделено популярным в XIX веке детерминистическим заблуждениям.

В результате выясняется, что при научном типе описания (в естественнонаучном дискурсе, если на нынешнем жаргоне) свободу воли уловить не удается. Научное описание не допускает беспричинных событий, все связано и обусловлено в мировом течении событий. Это не отменяет свободы воли, но место ей отводится по ту сторону непреодолимой преграды, за которой лежат кантовские вещи в себе.

Тут уместно привести историю спора Виндельбанда с его учеником Федором Степуном (из статьи И.Чубарова)
Виндельбанд развивал в сущности своей кантовскую точку зрения, разводя нравственную необходимость и естественно-научную законосообразность. С точки зрения этой методологической установки, о свободе воли человека можно говорить в сфере нравственной ("в мире свободы"), но совершенно невозможно, в полностью считываемом наукой "природном мире". Степун требовал от Виндельбанда монизма, исповедания единой "высшей истины", с точки зрения которой единственно возможно оценить индивидуальный человеческий поступок. Виндельбанд уничтожил Степуна чисто прагматическим соображением, по которому преступника, например, необходимо наказать не потому, что он нарушил нравственную норму, или напротив, оправдать его ввиду законосообразного в конечном счете выбора его поведения в мире природы. Его просто необходимо оградить и ограничить в действиях из-за их нецелесообразности и асоциальности, с целью сохранения государственных и общественных основ, отвечающих в свою очередь некоей высшей целесообразности. Причем наказание за нецелесообразные поступки устанавливалось им относительно политической обстановки в стране: минимальное в благополучные времена и максимальное в эпоху войн и революций. Когда Степун по русскому интеллигентскому обычаю предложил Виндельбанду помыслить эту проблему sub specie aeternitatis, то смиренный немец (не чета каким-нибудь Николаям и Владимирам Соловьевым-Бердяевым) ответил ему в том смысле, что его собственная вера, частная метафизика (privat metaphysik) не осмеливается претендовать на какое-либо соответствие или коррелятивность мыслям Господа Бога. Русскую интеллигентскую душу Степуна такой ответ, естественно, не удовлетворил

И еще одно впечатление напоследок. При чтении Виндельбанда, постоянно натыкаешься на многие давно знакомые доводы и аргументы. Конечно же, это я уже встречал у Мизеса и его последователей. Только вот там, где Виндельбанд указывает на сложность проблемы и невозможность строго провести границы, Мизес часто рубит сплеча. Аргументация и ментальность унаследованы от XIX века, чего не скажешь про обстоятельность и тщательность философских рассмотрений. Мне просто приятно знать, что ты меня читаешь
Tags: books, philosophy
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments