Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Игровые автоматы, свободные индивиды и культурная защита

Диалог между либералом и консерватором

В обществе продолжается дискуссия об игровых автоматах, об их опасности и о том, как с ней бороться. Попробуем изложить аргументы сторон в жанре воображаемого диалога между условным Либералом и условным Консерватором.

Консерватор: Я считаю распространение автоматов вредным для людей и опасным для общества. Эта зараза расползается и затягивает множество людей. Нужно срочно вводить ограничительные меры.

Либерал: Я сам, конечно, отрицательно отношусь к игре на автоматах. Но мы, сторонники свободы, считаем, что государство не должно запрещать ненасильственную деятельность и добровольный обмен. Никто не вправе решать за взрослого дееспособного человека, как ему распоряжаться своими деньгами. Хочет - пьет чай, а хочет - водку, может идти в кино, а может - в зал игровых автоматов. А любые попытки запретов неправильны в принципе и непоследовательны - что же теперь, и водку запрещать что ли? и табак? и кофе? К тому же запреты и неэффективны на практике - игорный бизнес уйдет в подполье, и мы получим только дополнительную криминализацию и потерю налогов.

К: Вы что же, начисто отрицаете общественную опасность игровых автоматов?

Л: Ну что же, видимо, мне придется начать с разъяснения азов. Я исхожу из очевидного положения, что никакого общества как отдельной сущности на самом деле нет. Общество - это такой мыслительный конструкт, а первичны индивиды, отдельные люди, обладающие свободой воли и индивидуальными предпочтениями. Общество - это всего лишь совокупность индивидов, у него нет своих собственных целей, нет и никаких "общественных интересов". Действуют и выбирают только люди, и никто не способен оценить за человека, что для него лучше, а что хуже. Поэтому любой взрослый дееспособный человек должен быть свободен в своих действиях, в том числе и в распоряжении своей собственностью. Единственным ограничением деятельности должно быть ненасилие, то есть добровольность взаимодействия людей. Человек должен быть свободен в своих действиях, пока он не нарушает свободу других, не прибегает к насилию. А задача государства - это охрана свободы, защита частной собственности, поддержание мира и правопорядка.

К: Но ведь люди сплошь и рядом ошибаются, и их ошибки могут навредить и им самим, и окружающим.

Л: Конечно, либералы и не отрицают, что человек может принимать ошибочные решения. Но если такие решения не связаны с насилием и с нарушением прав других людей, государство не вправе вмешиваться. Человек сам принимает решение, сам и отвечает за последствия. Он может и должен предвидеть последствия своих действий, оценивать их и выбирать наилучшие альтернативы. Кроме того, человек способен приобретать опыт и учиться на своих (да и на чужих) ошибках. Поддался азарту, проиграл деньги - в другой раз будь осторожнее. А не будет осторожнее - сам виноват, никто не заставлял играть. А может, он просто выбрал наилучшую для себя альтернативу, предпочтя трату денег в игровом зале всем другим вариантам использования этих денег. Почему Вы считаете, что можете за него решать, как ему тратить свои деньги? Свободный человек, имеет право. Да и вообще, если опекать людей и запрещать все, что кому-то кажется вредным, люди никогда и не научатся действовать самостоятельно в сложных условиях. Ведь и ребенок, пока научится ходить, много раз упадет, но если его все время поддерживать, он вообще не сможет ходить сам. Неужели это Вам непонятно?

К: Мне это понятно и я разделяю большинство Ваших положений. Но я считаю, что Вы не замечаете или не принимаете во внимание некоторые очень существенные аспекты проблемы. Чтобы их увидеть, нужно взглянуть на ситуацию под другим углом.

Начнем с того, что человек несовершенен, склонен ошибаться и соблазняться. Далее, человек практически никогда не может полностью предвидеть все последствия своих решений и действий (а ведь любое действие имеет множество последствий, как ближайших, так и отдаленных). К тому же человек не просто действует, он ведь взаимодействует с другими людьми, а их действия и реакции невозможно знать точно. Конечно, механизм индивидуальной оценки и выбора альтернатив работает приемлемым образом в достаточно широком диапазоне ситуаций, но существуют границы, за которыми человека надо страховать, ограничивать в выборе или даже просто принудительно спасать. Поэтому необходима "внешняя защита", нужны какие-то механизмы, удерживающие человека в поле "нормальных ситуаций".

Л: Ну да, и пусть государство следит за каждым и определяет, что ему делать! Мало Вам семидесяти лет социализма?

К: Подождите читать заклинания от социализма. Я говорил о том, что любое взаимодействие людей основывается на каком-то представлении о том, как будут себя вести другие люди, как они будут реагировать на ситуацию, какое поведение нормально, где границы допустимого, и т.д. и т.п. Таким образом, любое действие вписано в контекст культуры. Сразу уточню, что слово "культура" нужно понимать широко, это не просто литература, музыка, изобразительное искусство и всякие там музеи. Культура - это сложная система смыслов, норм, ценностей, обычаев, традиций, образцов поведения и т.д. и т.п. Если принять во внимание культуру, то вашу модель индивида, выбирающего наилучшую для себя альтернативу, нужно существенно скорректировать. Надо понимать, что человек действует не только на основе своего индивидуального опыта и разума, любое действие ограничено и обусловлено усвоенными человеком правилами, моделями поведения, обычаями и запретами. Человек чаще всего и не отдает себе отчета в том, насколько его поведение культурно обусловлено. Ведь множество привычек, правил, обычаев и ритуалов перенимаются неосознанно, усваиваются путем подражания или обучения в детстве. Люди обычно не понимают, какую роль играют эти культурные механизмы, а если осознают их, то чаще всего как обременительные или в лучшем случае бесполезные условности. И мало кто задумывается о том, что система культурной регуляции поведения служит ограждению нас от неприятностей и опасностей, о которых мы чаще всего даже и не подозреваем…

Л: Это все очень интересно, но я не вижу, какое это имеет отношение к нашей проблеме. Видимо, Вы ведете к тому, что Россия - страна особенная, умом ее не понять и аршином общим не измерить, а потому надо запретить игровые автоматы.

К: Вы дослушайте, мои рассуждение как раз подходят к обсуждаемому вопросу. Что происходит, когда общество сталкивается с чем-то новым, с чем оно не знает как обращаться? Это не обязательно угроза в чистом виде, это может быть непривычный товар, новая технология, новый способ связи и т.п. Главное, что это нечто новое, от чего может быть как польза, так и вред, и к чему культура пока не приспособлена. Поскольку в культуре нет готовых моделей поведения, обеспечивающих относительно безопасное обращение с этим новшеством, люди начинают действовать на свой страх и риск, руководствуясь и разумом и любопытством, как опасениями, так и тягой к новому и неизведанному. А дальше может быть по-разному. Возможно, люди смогут выработать относительно безопасные и приемлемые способы обращения с новшеством, а значит, в обществе возникнут новые знания, правила, традиции, а быть может ограничения и запреты. Если такая защита будет выработана, она встраивается в культуру и передается по культурной эстафете. Таким образом, носители этой культуры, в том числе и следующие поколения, оказываются защищены от опасности, с которой они не сталкивались на собственном опыте и не набивали шишки на своем лбу. Такой своего рода культурный иммунитет. Либо, если опасность достаточно велика, а иммунитет выработать не удалось, возможен и вариант разрушения общности или полной ее гибели (в том числе и гибели большинства составляющих ее членов). Ведь известны случаи вымирания или деградации целых народов, столкнувшихся с новыми обстоятельствами жизни или с непривычным соблазном, будь то европейская техника или "огненная вода". Кстати, об "огненной воде". Дело ведь не только в том, что белые сознательно спаивали индейцев или других аборигенов. У европейцев есть культура употребления алкоголя, есть обычаи и традиции пить относительно умеренно. Я имею в виду праздники, ритуалы застолья, заложенные в культуру представления о том, как, когда и где можно пить, а где и когда - нельзя. А когда белые начинают пить в одиночку или на троих в подворотне, спиваются и они. Что же говорить о туземцах, которые питейной культуры не имеют.

Л: Опять Вы в какие-то культурологические дебри ушли. Когда же до автоматов-то доберемся?

К: Да вот уже почти и добрались. Пример с водкой и застольем показывает, что не обязательно запрещать что-то притягательное и вредное, если есть способ вписать его в культурные рамки, которые позволяют минимизировать вред и держать его под контролем. Да, и на банкете можно надраться до потери памяти, но запойными пьяницами становятся не так. И подростки втягиваются в пьянку не дома при родителях, а во дворе со сверстниками или старшими.
Возвращаясь к ситуации с игровыми автоматами. Тут мы видим достаточно серьезную угрозу обществу - люди массово подсаживаются на игру, разоряются и не могут остановиться. Я не думаю, что необходим полный запрет автоматов. Но нужно попытаться вписать игровые автоматы в культурные рамки, активизировать те защитные механизмы культуры, которые в ней уже есть, но пока не срабатывают. Вот сейчас игровые автоматы стоят возле каждой станции метро, в магазинах и на автобусных остановках. Они ждут и призывно подмигивают, и чтобы сыграть на автомате, не нужно перешагивать никакого порога, кроме порога магазина или игрового зала. Поэтому так просто взять и попробовать в первый раз, легко втянуться, и совсем непросто удержаться тому, кто хотел бы завязать.

Л: Ну так что же Вы предлагаете?

К: Я предлагаю создать этот культурный порог, вывести автоматы из зоны повседневности и общедоступности. Вот скажите, Вы сами много играете в рулетку?

Л: Нет, пробовал всего один раз. Знаете, надо как-то специально собраться, идти в казино, к тому же там специфическая обстановка и публика… Я лучше на компьютере сыграю.

К: Вот именно, надо собраться, переступить порог, попасть в специфическое сообщество. Вот и для игровых автоматов нужно включить ту же культурную защиту. Нужно убрать их из повсеместной доступности, вынести в какую-то культурную резервацию, за пределы города в чисто поле. Конечно, заядлого игрока это не остановит, но количество подсевших по глупости точно уменьшит, да и решившим завязать будет легче удерживаться - соблазн не будет подмигивать на каждом шагу, туда не попадешь по пути домой с работы или идя в магазин за хлебом.. Так что от государства вовсе не требуются тотальные запреты. Нужно лишь установить твердые правила касательно размещения игровых автоматов и добиваться их выполнения.

Л: Ага, значит, все-таки государственные запреты! А говорили - культурная защита…

К: Если Вам дороже чистота либертарианских принципов, то, конечно, нужно всего лишь не вмешиваться и ждать, пока рынок сам все отрегулирует. Магазины и палатки будут и дальше перепрофилироваться в игровые залы, подсевшие граждане будут продолжать разоряться. Но, возможно, их дети, глядя на отцов, проникнутся ненавистью к игровым автоматам и смогут воспитать в себе и в своих детях устойчивость к этой заразе. И рынок все отрегулирует, и культура приспособится, вопрос только в цене - сколько лет и сколько жизней за это будет заплачено, сколько семей разорится и сколько детей возненавидят отцов.

Тут мы покинем наших воображаемых собеседников. Они свои позиции изложили. Решать всем нам, и власти, которую мы выбираем
Tags: columnism, conservatism, culture
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments