Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Дуэт Кириенко с Прохановым.

Россия: атомный вектор
http://www.polit.ru/dossie/2007/09/03/atom.html

Сказал бы мне кто в 1998 году про такое, я б не поверил. Тогда Кириенко и отец его Чубайс выглядели в "Завтра" враждебными чудовищными монстрами. Теперь же Проханов, певец Империи и Техники, готов обоих простить за их вклад в возрождение энергетических суперпроектов. Теперь Чубайс и Кириенко враги скорее для аудитории "Граней.ру". Ну еще бы, приспешники путинского режима, технократы, государственики.

Тут и измена каноническому либерализму в экономике.
Кириенко: Атомная отрасль огромна. Воссоздать ее, прочувствовать её — совсем не простая задача. Я такой же, как и вы, технократ, но всегда являлся носителем либеральных экономических взглядов. И вдруг я поймал себя на том, что, размышляя об отрасли, я вдруг стал приходить к выводам, отличным от прежних. Поменялись ли мои базовые постулаты? Нет. Я по-прежнему считаю, что конкуренция — лучший способ выявить сильнейшего. По-прежнему убежден, что свобода воли, свобода выбора, свобода действия является необходимым условием развития и позволяет энергичному человеку добиться наивысших результатов.

Проханов: Но ведь и в советское время была конкуренция. На авиацию или на подводные лодки работали десятки дублирующих друг друга КБ. Однако, нынешняя инициатива, связанная с Развитием, с инвестированием миллиардов рублей, исходит не от чудодейственного частного сектора с его прогрессивной экономикой, а все от того же попранного, якобы неэффективного государства. Значит, инициатором Развития является все тот же централистский экономический организм.

С.К. Именно об этом я хотел сказать. При знакомстве с атомной отраслью многое стало для меня откровением. Самая жесткая из плановых систем Советского Союза, закрытая атомная отрасль закладывала конкуренцию внутри себя практически везде. Я перестал считать, что рыночное и плановое управление не совместимы. Баланс и того, и другого возможен. Всё зависит от вашей задачи.

И отречение от либерального-атеистического символа веры.
А.П. Не кажется ли вам, что этот предстоящий технократический бум имеет и гуманитарную компоненту? Философия, эстетика, дизайн, культура, футурология, образ будущего, новая социальность. Всё это должно войти в соприкосновение с техникой. В советское время технократическая культура после двадцатых-тридцатых годов рухнула. Советская мега-машина была беззащитна. Литература занималась проблемами деревни или социальными проблемами городского человека. А эстетика машины, философия машины, метафизика машины отсутствовали. Они могли бы войти в контакт с машиной, одухотворить ее, опоэтизировать, внести в нее божественный смысл. Необходим интеллектуальный центр, "фабрика смыслов", который располагался бы где-то рядом с реакторами. Я знаю, у вас работает Переслегин, работает Щедровицкий. Это прекрасно. Создание такого "завода смыслов" — это еще один контур защиты, еще один контур безопасности. Вы думали об этом?

С.К. Эта серьезнейшая задача не может быть только отраслевой. Но мы можем быть соучастниками, и обязаны быть соучастниками этого процесса. Вот вы сказали: машина, Бог. Еще недавно мне казалось, что эти понятия несовместимы, лежат по разные стороны. Физики, ядерщики, разбирающие материю по кирпичикам, должны быть абсолютными материалистами. Если я разбираю материю, где же в ней Бог? Я считал, что это две совершенно разные онтологии. И большим для меня откровением было осознание того, что это совсем не так. Натолкнулся на высказывание Эйнштейна, который сказал, что весь смысл научной деятельности — это понять замысел Божий. И, по-видимому, не случайно, Федеральный ядерный центр находится в Сарове, и покровителем ядерной отрасли является Серафим Саровский. В город можно проехать только через арку колокольни. Когда-то там был монастырь (кстати, сейчас он опять возрождается). Несколько московских руководителей приезжали в Саров и возмущались колокольней: "Что за безобразие? Снести!" А сносило их самих. И только Ефим Павлович Славский, которого назначили руководителем Минсредмаша, ступил на саровскую землю и сказал: "Суки, колокольню не трогать!" После чего руководил атомной отраслью почти тридцать лет. Поэтому грань между материей и Богом очень тонкая. Полагая, что это два разных мира, я ошибался. Все, что вы сказали о гуманитарной, духовной компоненте, справедливо. Без нее реализация такого масштабного проекта невозможна.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments