Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

"Конец конца истории"

Концептуальная статья Роберта Кейгана Конец конца истории

Главная мысль Кейгана - демократические государства имеют право вмешиваться в дела недемократических государств и должны это делать ради всемирного торжества демократии.
Мир не готов начать еще одну идеологическую борьбу, которая доминировала в период Холодной войны. Однако, новая эра, вместо того, чтобы быть временем "универсальных ценностей", ознаменуется растущим напряжением и возможной конфронтацией между силами демократии и автократии.
...
В период после окончания Холодной войны победивший либерализм стремился расширить свой триумф, внедряя в качестве международного принципа право "международного сообщества" вмешиваться в дела суверенных государств, которые нарушают права своих граждан.
...
Теоретически, эти нововведения относятся ко всем. На практике же они в основном предоставляют право демократическим государствам вмешиваться в дела недемократических государств. К разочарованию Китая, России и других автократий, это область, в которой не существует великого трансатлантического деления. Соединенные Штаты, очень ревностно относящиеся к собственному суверенитету, всегда были готовы вмешиваться во внутренние дела других наций. Европейские народы, когда-то (теоретически) поборники Вестфальского постановления о неприкосновенном государственном суверенитете, теперь сменили курс и, как сказал Роберт Купер, создали систему постоянного "взаимного вмешательства во внутренние дела друг друга, вплоть до вопроса о пиве и сосисках". Это стало одним из величайших расколов в международной системе, который разделил демократический мир и автократии. На протяжении трех веков международное законодательство своим осуждением вмешательства в международные дела наций старалось защитить автократию. Теперь демократический мир находится в процессе устранения этой защиты, в то время как автократы стремятся защитить принципы суверенной неприкосновенности.


Статья Кейгана вызвала многочисленные и разнообразные ответы.

Вячеслав Вольнов
логика истории такова , что ограниченное вмешательство во внутренние дела других государств (включая агрессию и убийства лидеров режима) не только исторический факт, но и - не побоюсь сказать - веление времени, или словами Гегеля - "воля мирового духа". И беда в том, что как бы изощренно ты ни защищал так называемое "международное право", какие бы ценностные доводы ни приводил в пользу его "непреходящего значения", вся твоя аргументация будет разбита в пух и прах одним-единственным противодоводом: "Так ведь он же автократор! Так ведь он же потому и защищает международное право, что оно стоит на страже его шкурных интересов - сохранения себя у власти и подавления любой политической конкуренции!"

Борис Межуев
Тексты Кейгана требуют от нас в первую очередь не холодной аналитики, а раскрытия ценностных оснований наших собственных принципов. На каком основании мы, в данном случае я имею в виду Россию и ее официальное руководство, исходим на мировой арене из принципов международного права, противодействуя, возможно, благотворным с чьей-то точки зрения, вмешательствам в наши собственные дела и в дела других государств?
...
По какой же причине человек все-таки ограждает себя от, возможно, и благотворного вмешательства извне? Один ответ - собственно, ваш с Кейганом ответ - по причине страха ("шкурных интересов") перед воздаянием за совершаемое зло. Этот ответ не то чтобы неверный, он однозначно нелиберальный. Он далеко не глуп сам по себе, он абсурден именно в качестве либерального ответа. Ибо смысл либерализма состоит не в полагании "свободы" как таковой, а в требовании защиты "индивидуальной свободы" с помощью закона. Можно ли сказать, что требование правовой защиты - это точка зрения "труса"? Несомненно, можно, и каждый либерал, каждый человек Нового времени вполне может быть в этом обвинен. Если ты лично не можешь защитить свою свободу, то тогда ты и не имеешь на нее право - если тебя вызовут на дуэль, не следует бежать искать защиты у внешнего арбитра, в лице государства и судебных органов, бери в руки оружие и выходи на честную битву.

Нелепость "кейганизма" заключается именно в использовании его адептами совершенно нелиберальных аргументов: вы боретесь за право только потому, что боитесь: преступление может коснуться и вас. Откровенно говоря, перед нами безукоризненная логика бандита, пахана, приставляющего нож к горлу своей жертвы с издевательскими словами, чего, парень, боишься, пойдешь милицию звать? Я бы назвал кейгановский текст ярчайшим выражением столь популярной сегодня в США идеологии "разбойничьей демократии" (thug democracy), с точки зрения которой Соединенным Штатам позволено все в отношении любых иных международных субъектов. Нельзя исключить правоты твоих слов, что становление "разбойничьих демократий" и в самом деле выражает собой веление "духа истории". Я только не понимаю, зачем использовать понятия либерализм и демократия, если один наиболее сильный субъект намеревается покинуть пределы закона под тем предлогом, что к закону обращаются только люди, защищающие свои "шкурные интересы".

Другие отклики
Tags: links
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment