Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Category:

"Сталин versus Николай II", или миф мифом вышибают

В очередной раз наблюдается столкновение привычных идеологических позиций, каждая из которых символизируется знаковой фигурой.

Конечно, нынешнее обострение вызвано проведением конкретной акции, но ведь такая ситуация повторяется раз за разом. Споры вспыхивают при каждой годовщине Победы, особенно ярко это проявилось в юбилей 2005 года. Причем спор на темы истории, начавшись по какому-то конкретному поводу, быстро входит в наезженную колею и превращается в столкновение поляризованных позиций. При этом противостоят друг другу не просто индивидуальные мнения, а достаточно целостные представления о политике, обществе, истории. Поэтому интересно проанализировать, с чем связана такая устойчивость поляризации, что ведет участников дискуссии по пути привычного противостояния.

То, что написано дальше, представляет собой достаточно сырые наметки к статье, которую я собираюсь написать скоро уже два года. Несколько раз я пытался набросать несколько тезисов, и каждый раз чувствовал, что нужно писать подробно. Готового текста у меня нет, но я попытаюсь чуть подробнее развернуть тезисы, а затем проиллюстрировать их на примерах всем известных идеологических дискуссий.


Наблюдения за идеологическими дискуссиями привели меня к предположению, что в основе идеологической картины мира у многих людей лежит идеологический миф.

Есть два привычных понимании слов "миф", "мифологическое мышление". Первое, прямое понимание, усваиваемое со школы, таково: миф и мифологическое мышление характерны для далекой древности (мифы Древней Греции), или для первобытных народов (мифы туземцев Океании и т.д.). Во втором, переносном значении "миф" понимается как синоним слова "ложь", и противопоставляется правдивому описанию реальности. Часто мифом называют специально сконструированную лживую картину, которую необходимо разоблачить. Это второе понимание близко к тому, о чем мы ведем разговор - в идеологических спорах часто упоминают "мифы о войне", "мифы о советской власти" и т.п. Но при этом обычно считается, что "миф" это всего лишь помеха, которую нужно устранить достоверной информацией. Ведь речь идет о современных людях, живущих во времена торжества науки, имеющих рациональный характер мышления.

Все не так просто. Существует много специальных работ, показывающих ключевую роль мифов в структуре человеческого представления о мире (К.Г.Юнг, К. Леви-Стросс, М.Элиаде и т.д.). Но я попробую, не прибегая к громким именам, привести некоторые соображения в обоснование такого взгляда на человеческое мышление. Возможно, для современных, рационально мыслящих читателей такой подход может быть более убедительным.

Начнем несколько издалека.

Картина мира и ее подробности

Любая географическая карта имеет свой масштаб, а значит, изображает земную поверхность не с абсолютной точностью, а с определенными упрощениями, пренебрегая мелкими деталями. Каждый человек создает свою карту реальности, картину мира. Эта картина мира не может быть абсолютно точной и подробной, она всегда включает фрагменты той или иной степени проработки, причем точность этих фрагментов различна в различных областях.

Рассказывая о том, как в рамках социологии знаний классифицируются типы представлений людей о реальности, Александр Ослон пишет: "Каждый человек в какой-то предметной области, в какой-то сфере деятельности является экспертом, то есть «человеком специальным», затратившим значительный жизненный ресурс на освоение этой предметной области, на овладение этой сферой деятельности. Врач — эксперт по лечению, учитель— эксперт по обучению, дворник — эксперт по уборке двора, прораб — эксперт по строительству и т.д.".

В той области, где человек является экспертом, его картину мира можно считать достаточно подробной и проработанной. Но невозможно знать все, и, будучи экспертом в одном, человек неизбежно является любителем в другом, и профаном в третьем (а также четвертом, пятом и сто двадцать седьмом). Но даже будучи любителем или профаном, человек все равно нуждается в наличии более-менее связной картины, а не просто россыпи разнородных фрагментов. А для того, чтобы фрагменты сложились в картину, необходим некий каркас, основа смысловой структуры. Такая основа во многом и определяет устройство всей картины, ее характер и главные черты.

В научной картине мира роль каркаса играют фундаментальные теории, включающие специальный язык, принципы классификации объектов, правила и процедуры решения типовых задач, проведения исследований, проверки утверждений. На создание таких теорий уходят десятилетия труда множества ученых, а на изучение тиких теорий студенты тратят годы учебы.

Те же, кто не является специалистом в данной области, довольствуется упрощенной картиной, позволяющей понять главное, не вдаваясь в излишние подробности и не тратя сил на изучение огромной массы второстепенных (для неспециалиста) деталей и фрагментов. Эти детали и фрагменты не просто многочисленны и разнообразны, они часто противоречивы и непонятны, их трудно связать и даже просто запомнить.

Поскольку нас занимают дискуссии на общественно-политические и идеологические темы, оставим в стороне проблематику лечения и строительства и сосредоточимся на идеологических картинах мира.

Миф как основа структурирования идеологической картины мира

Миф рисует сцену, на которой происходит некое действие (т.е. отвечает на вопросы "где" и "когда"). Миф дает описание сути сюжета ("что происходит") через действия героев, через борьбу персонифицированных сил, первоначал ("кто действует"). Миф дает объяснение событий ("как" и "почему"), но объяснение это не логическое, не рациональное, а образное. Миф сам по себе и есть такое объяснение.

Мир перед нами - это не просто масса деталей и подробностей. В первую очередь это хаос, туман, неизвестность и непонятность., загадка, требующая разгадки. В этом смысле миф есть не обман, не искажение картины мира, а расколдовывание, прояснение ее. Сквозь призму мифа хаос и загадка превращается во что-то простое и постижимое.

Роль мифа - структурирование картины мира, осмысление реальности, ценностная и идеологическая ориентация. Миф не просто рисует структуру, но также определяет приоритеты и дает оценки.

Как уже сказано, в основе мифа лежит борьба неких сил, или первоначал, причем обычно эти силы полярно окрашены (делятся на своих и чужих, положительных и отрицательных, героев и злодеев). Миф разграничивает области Добра и Зла, рисует лицо Врага и называет его по имени. Кроме того, миф задает характер прочих действующих лиц - кто союзник Добра, а кто сторонник Зла, кто в какой степени близости или враждебности.

Поскольку борьба происходит во времени, то миф часто задает своеобразное членение времени. Обычно оно бывает трехчастным. Для первой части времени, для глубокого прошлого характерно правильное состояние, гармония ("золотой век", "жизнь в раю", "первобытный коммунизм"). Затем это правильное состояние нарушается в результате вторжения враждебного начала (грехопадение, появление частной собственности, завоевание народа враждебной империей и т.п.). Разворачивается борьба, которая в будущем должна кончиться окончательной победой Добра и поражением Зла, в результате настанет новая и теперь уже вечная гармония.

Миф тяготеет к простоте сюжета и неудивительно, что реальность обычно не укладывается в упрощенную картину, диктуемую мифом. Конечно, если миф описывает борьбу, в нем есть место и противоречиям. но не любые противоречия вписываются в эту структуру. Возникают разрывы, и их приходится как-то сглаживать и состыковывать. Делается это обычно за счет переработки фрагментов, подгонки стыков, иногда это требует выстраивания специальных защитных конструкций, позволяющих вписать противоречия в общую картину так, чтобы они не очень выпирали.

Таким образом, построенная на базе мифа картина приобретает следующую структуру. В центре лежит ядро, включающее основные принципы, понятия и ценности. Ядро окружено слоями, отростками и защитными поясами. Каждый фрагмент реальности, которому необходимо найти место в общей картине, либо вписан в нее, либо - если вписать его невозможно, но и нельзя просто отбросить как несущественный - окружен своеобразной выгородкой, отделяющей опасную зону, содержащую чужеродный предмет.

Поскольку миф называет события и героев, он включает имена и понятия для описания происходящего. Миф должен быть ярким и убедительным, он тяготеет к риторической выстроенности и сбалансированности. Каждая деталь должна иметь не только свое место, но и свое название. Мифу присущ специфический язык, в этом языке закреплены не только названия, но и смысловые связи, так что человек, принявший и усвоивший этот язык, тем самым принимает общую картину.

Идеологический миф не просто задает картину мира, он принудительно диктует способ восприятия реальности. Сквозь призму мифа реальность видна только в определенном ракурсе, при этом какие-то части реальности, находящиеся "в фокусе" и видны хорошо и подробно, другие затенены или размыты, а какие-то искажены или скрыты. Подчеркнем, что искажение происходит не только из-за прямого сокрытия информации, но из-за ее восприятия под определенным углом, в предопределенной смысловой связке. Ведь в мире политики, истории , идеологии почти не существует фактов в чистом виде, большинство фактов становятся нам доступны через их словесное описание, и язык, использованный для этого описания, уже навязывает способ восприятия, осмысления, оценки.

Люди, приверженные одному мифу и разделяющие общую картину мира, легко поймут друг друга, ведь слова в их картине мира имеют одинаковый смысл. Если их картины сходны в главном, но отличаются в деталях, понимание тоже вполне возможно. Если же картины мира собеседников основаны на принципиально разных, конфликтующих мифах, им будет сложно не только прийти к согласию, но и просто понять друг друга. Одинаковые слова для них могут иметь разный смысл, т.к. они включены в различные целостные картины, нагружены смысловыми связями, ассоциациями и оценками.

При встрече людей в дискуссии происходит взаимное опознание - с кем ты имеешь дело, со своим или чужим? Зачастую это опознание производится по нескольким ключевым словам. Оппонент, опознанный как сторонник противоположного мифа, как приверженец альтернативной картины мира, тут же становится понятен - как он думает, во что верит и чего добивается. "С ним все ясно", и зачастую все попытки выйти из привычного противостояния ни к чему не приводят - в его словах слышат только то, что ожидают услышать от противника, все остальное идет мимо, как незначащий шум.

(Продолжение следует)

page counter
Tags: myth, thought
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments