Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Category:

Не понимаю я про консенсус

Историк Никита Соколов (шеф-редактор "Отечественных Записок") написал удивительную статью "Век сурка, или Краткая история коловращения российских учебников истории"

Речь идет про различные концепции русской истории и их отражении в учебниках.

«Карамзинская схема»
служит и по сей день доказательным фундаментом основных идеологем всех российских-советских-российских авторитарных властей:
· издревле могущественное государство идет особым путем, отличным от «европейского» (в последние годы «атлантического» или «евроамериканского»);

· Россия тысячу лет живет в состоянии «осажденной крепости», во враждебном внешнем окружении;

· в этих обстоятельствах единственным способом сохранить существование нации является концентрация всех ресурсов – как экономически-материальных, так и властно-идейных в руках единого правящего центра, который один способен ими распорядиться наилучшим образом, избегая гибельных разногласий, неизбежных при любом общественном контроле;

· права человека второстепенны и ими можно и должно поступиться ради сохранения целого – «государства», «нации» и т.п.;

· государство – главный защитник «осажденной крепости» имеет полное право прибегать к насилию над инакомыслящими ради сохранения монолитного единства «народа».

"Перестроечный консенсус"

... Результатом свободной публичной полемики по этим проблемам стала выработка неформального общественного консенсуса, положения которого были прямо противоположны положениям, вытекающим из карамзинской схемы. Господствующими сделались представления, что:
· государственная власть – вовсе не главный субъект истории, она - продукт свободного творчества человека, преследующего в каждую эпоху разные цели;

· Россия – ни в коем случае не «осажденная крепость», а полноправный член мирового концерта наций, с которыми надлежит выстраивать отношения партнерства;

· всякий «особый путь», отличный от либерально-демократического «мейнстрима» - путь в «тупик», к авторитаризму, бесправию и бедности;

· наиболее эффективным способом распоряжения национальными ресурсами является частная собственность при полной свободе личной инициативы;

· права человека неотъемлемы, а борьба различных партий в обществе - совершенно естественный локомотив его развития, никакое насилие недопустимо, поскольку к насилию всегда прибегает тот, за кем нет «правды» (ни рациональной убедительности, ни нравственного обаяния);

· террор, неизбежно сопряженный с «административно-командной», как говорили в начале перестройки, или, как стали говорить позже, с тоталитарной системой, является не просто тормозом развития, но абсолютным злом и абсолютно недопустимой формой социального «менеджмента»;

· победа СССР во Второй мировой войне не может служить доказательством эффективности системы, ибо победа одержана ценой непомерных потерь, благодаря народному самопожертвованию и вопреки «системе».

Отрицание «перестроечного консенсуса»

Пособие для учителей Александра Филиппова полностью отринуло перестроечный консенсус и предложило новую модель прошлого, к которому
нынешняя власть желает принудить российское общество[14]. Его основные черты:
· история есть борьба «цивилизаций», несходных социальных миров, уподобляемых животным организмам;

· Россия вновь представлена «осажденной крепостью», находящейся в кольце врагов, главнейший и опаснейший их которых - США;

· из этого следует абсолютная неизбежность и необходимость «русской модели управления», сопряженной с периодическими «мобилизациями» населения и сосредоточением ресурсов в руках авторитарного государства;

· террор оправдан как средство формирования эффективной элиты общества – класса людей, «преуспевших в невозможном»;

· победой во Второй мировой войне СССР обязан сильной государственной системе и лично мудрому Сталину.

Не знаю как насчет концепции Филиппова (много слышал возмущенных выступлений, но книгу не читал), а вот "перестроечный консенсус" описан очень точно. То есть - именно такую систему взглядов и разделяли многие люди в последние двадцать лет (и я разделял некоторое время).

Но речь в статье не об описании идеологий, а о том, как писать и преподавать историю России. Свою позицию автор формулирует бескомпромиссно:
Учебники средневековой истории менялись сравнительно мало, в разных учебниках авторы отказывались от разных элементов карамзинской схемы, но пособие, полностью лишенное рудиментарных ее остатков, так и не появилось. И потому особенно сильное впечатление новизны производили учебники новейшей истории. Их содержание и те выводы, к которым они подводили читателя, оказались в резком конфликте с идеологическим содержанием учебников средневековой и новой истории и стереотипами восприятия истории, господствующими в среде принимающей решения.

Разрешить эту коллизию было сравнительно легко, пересмотрев учебники средневековой России и приведя их в более полное соответствие с научными представлениями и новым общественным консенсусом. Однако власти пошли по прямо противоположному пути и принялись за переписывание учебников новейшей истории в соответствии с карамзинской традицией.
.......
Между тем издержки от возвращения к «карамзинской» конструкции в арсенал школьного воспитания очень велики. Российский гражданин, знакомый только с «карамзинской» версией родной истории, а таковых, безусловно, большинство, не только получает совершенно извращенное представление о существе истории – свободной деятельности человека, - но и лишается причастности к великой и древней традиции российского «народоправства». Не удивительно, что при таком представлении о прошлом либеральные идеи встречаются настороженно, как не соответствующие национальной традиции, поскольку, как выразился один популярный политик, «естественный путь для нас — самодержавие».

Устаревший образ российской истории вступает в явное противоречие с демократическими «инстинктами» российских граждан (состояние это уже названо «исторической неврастенией») и блокирует усилия либеральных идеологов. Безусловно желательно было бы для успешного развития гражданского общества содействовать распространению образа российской истории, более сообразного с представлениями, выработанными современной наукой и нравственно основанными на «перестроечном» консенсусе».

Вот тут я не могу понять. Вроде бы выходит так, что Никита Соколов призывает писать учебники истории на основе перестроечной идеологии. То есть писать об истории, не ставя себе задачу разобраться в том, как и почему действовали люди, а наоборот - оценивая события и действия с позиции радикально-либерального западничества. Выглядит так...

Может, я не разобрался? С моей точки зрения, такую задачу мог бы ставить пропагандист, политик, страстный идеолог. Но историк?

Я понимаю, что есть вполне напрашивающееся объяснение - эти либералы и есть идеологизированные пропагандисты. Объяснение очевидное, но мне не хочется его принимать просто так, без рассмотрения иных версий.

Надеюсь, среди читателей есть люди либеральных взглядов, кто сможет мне пояснить внутреннюю логику этого автора.

З.Ы. Андрей и Юра, извините, вот ведь снова выходит некомильфо, вроде как опять я на либералов нападаю. Но автор все-таки не Каспаров, и возглавляет он вполне респектабельный журнал, и статья на уважаемом сайте. А главное - проблема самая серьезная.
Tags: history
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments