Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Размышления Гарроса "на скользкую тему «русского фашизма»"

Это рецензия на фильм "88". Текст не без стилистических излишеств, но тем не менее заслуживает внимания.
Фильм Павла Бардина «88» показали вне конкурса в Берлине и наградили спецпризом жюри в Ханты-Мансийске (причем упорно поговаривают, что приз светил вовсе не «спец-», а главный — но тут позвонили с самого, самого верха…). Это, однако, не так важно: бардинская лента — из тех, что становятся событием независимо не только от количества регалий, но даже и от качества самого фильма. Такая уж тема «русский фашизм». Фантомный, почти неразличимый, подспудно-болезненный волдырь, который стараются не расчесывать (неприлично-с), — но стоит кому задеть, случайно или намеренно, и начинается яростный скрёб-поскрёб, общественная, ага, дискуссия.

С теми, кто выбривает башку, надевает «мартенсы», берет в руки истинно-таки русский инструмент ― бейсбольную биту и идет месить гастеров, дискутировать явно не о чем — их как бы надо сажать, а уж потом как бы перевоспитывать (и это, кстати, отдельная тема — потому что существующая пенитенциарная система может перевоспитать скинхеда разве что в обычного уголовника, и объясните мне выгоду такой метаморфозы). С теми, кто ничего не выбривает и никого не месит, а только почитывает Эволу и «Майн кампф», трактует на досуге теорию гондванов и нордов, рассуждает в кофейнях о чистоте белой расы да теоретически обосновывает необходимость «поскрести Родину от черноты», дискутировать как бы можно — но уж больно противно… и не понятно, нужно ли: от чрезмерного пиаровского удобрения потешные, понарошечные упыри многажды разрастались в настоящих вурдалаков. Со всеми остальными вроде отчего б и не подискутировать… но беда-то, сдается мне, именно в том, что и это занятие чаще всего оказывается как минимум бесполезным. Потому что все говорящие говорят о разном — и почти никто не говорит о том, что, как мне кажется, имеет действительное отношение к теме русского фашизма: об отсутствии или наличии оного, а также степени его гипотетической опасности.

Как определить

Одни говорят (громко и с пафосом): никакого русского фашизма нет и быть не может, народ-победитель никогда не пойдет за поклонниками бесноватого Адольфа, гип-гип ура! ― вопрос закрыт. И все бы верно, но фашизм в том его понимании, о котором говорить стоит (и мы ниже поговорим), не обязан, увы, состоять с бесноватым А. в тесном родстве… да и все самые нехорошие вещи, опять увы, обычно происходили до того, как народ вставал и куда-то там шел, тут порядок событий малость перепутан… и вообще пламенная эта речь очень напоминает выступление какого-нибудь баварского интеллектуала году в двадцать лохматом, каковой интеллектуал резонно заметил бы, что народ Шиллера, Гете и Канта, еще не оправившийся от трагических ран бессмысленной войны, никогда не последует за какими-то ряжеными хулиганами и их контуженным клоуном-вожаком.

Другие говорят (негромко и с легкой брезгливостью): русский фашизм — штука прежде всего маргинальная, криминальный его аспект на фоне прочих проблем незначителен (право, в пьяных драках народу гибнет в десятки раз больше), политический аспект не существует, фи, это несерьезно, не раздувайте несуществующую проблему, не лейте воду на мельницу клеветников. Опять поспорить не с чем — за вычетом того, что в «точках бифуркации» маргинальные явления склонны тем или иным способом мутировать в очень даже мейнстримовые: а готовы ли вы, почтенные адепты стабильности, в свете последних мировых тенденций дать голову на отсечение, что все «точки бифуркации» любезным отечеством уже пройдены?

Третьи, которые философски поподкованнее, объяснят, что фашизм — явление сугубо нерусское, импортное; что это стопроцентное порождение модернистской цивилизации Запада, и пусть мсье и герры не шьют нам дело, когда у самих рожа крива. Согласен, совершенно согласен — тревожит лишь, что и марксизм вкупе со всеми прочими изводами левой идеи тоже не на Рязанщине возрос, а был импортирован из Европ, и кому это, милостидари, помогло?

Четвертые немедля завопят про кровавый режим кровавой гэбни и про «путинский фашизм», и при сколь угодно сильной нелюбви к чекистским крюкам и кремлевским вертикалям встраиваться в этот истерический дискурс не хочется по соображениям интеллектуальной гигиены.


Пятые включат нагорную проповедь либерализма, и там будет про права человека, и про равенство наций и рас, и про необходимость примерно наказывать всех, кто оные права и равенство отрицает, — и вот эти-то вызывают у меня, пожалуй, наиболее сильную досаду, не сказать раздражение. Именно потому, что я с ними согласен целиком и полностью и готов всецело воспринять негра преклонных годов, дворника-таджика и кавказца-торговца в качестве друга и брата… но именно данный подход демонстрирует полное непонимание предмета. Потому что глупо не отдавать себе отчета, зарывшись в политкорректные формулировки, что как человек есть не только носитель нравственного императива, но и штука биологии, так и социум в целом — не механизм, разумно запрограммированный раз и навсегда, а организм, скорее животный, чем рациональный; и что для либерала — человек с правами, то для общественного организма — прежде всего проблема. Иммигрант, гастарбайтер, пришлый, чужой, со своим представлением о правилах, о дозволенном и недозволенном, явившийся без спроса и чего-то желающий, ― он, если вынести за скобки эмоции и включить рацио, ― проблема, именно так, и решать эту проблему можно по-разному.

Неправильный ответ

Тут мы, собственно, и подходим к тому, что такое фашизм — в самом универсальном и практическом смысле. Не бритые головы и бейсбольные биты, не меченые рунами мундиры от Хьюго Босса и не чтение Эволы, вообще не эстетика и не идеология (Умберто Эко в свое время вполне убедительно сформулировал, что фашизм — это синкретизм, а значит, идеология его всегда лоскутна и легко конструируется из любых пришедшихся впору обрезков и деталек). Фашизм — это прежде всего возврат к биологии. К простейшему решению. К делению (обычно в результате сотрясения) общества на две неравные части по имманентному (и чем имманентней, тем лучше) признаку — и последующей стимуляции и эксплуатации ненависти большей части к малой. Если принять это определение как рабочее, то придется признать, что механизм запуска фашизма существует в любом обществе, и наше — совершенно не исключение. Фашизм часто сравнивают с вирусом, дремлющим в теле социума и активизирующимся, стоит телу ослабнуть; боюсь, что это не так. Вирус — скорее те проблемы, которые это самое тело, существующее не в вакууме, а среди других тел, все время «цепляет». Например, иммигранты. Или инфляция, или кризис, или поражение в войне, или… А фашизм — скорее «неправильный иммунный ответ», естественная в своей основе реакция самозащиты, принимающая уродливые (и в итоге самоубийственные) формы, потому что механизм самозащиты нормальной, здоровой не работает.

Если нормальная иммунная система есть, она пытается решать ту же иммигрантскую проблему методами социальной адаптации, старается встроить чужое в социальный обмен веществ, посильно гармонизирует интересы пришлых и коренных. Организм при этом потряхивает и лихорадит, у организма подскакивает температура и случается то насморк, то понос (вот как в нынешней постмодернистской Европе, избывающей грех колониализма) — и все же шансы его неплохи.

Если нормальной иммунной системы нет (а ее нет — как нет ни общественных механизмов, способных начать ее формирование, ни четкого осознания, «наверху» или «внизу», что такие механизмы нужны… «наверху»-то, напротив, есть сугубая забота о том, чтоб они, не дай бог, не возникли), она ничего не пытается и не старается. Организм словно не замечает проблемы. Пока какая-нибудь особенно сильная встряска не включит «неправильный иммунный ответ», который потом назовут фашизмом, а может, и как-то иначе назовут, какая разница?

Вот об этом и стоило бы говорить, с этим — что-то делать.

Только совершенно непонятно, кто будет говорить и с кем, а также кто и что по этому поводу сделает.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments