Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Category:

Поучительное чтение

Почитал всякие дискуссии на сайте "Либеральная миссия". Там Ясин, Клямкин, Яковенко и другая публика этой идейной направленности обсуждает различные проблемы политики, общества, истории и т.п.

Довольно любопытное чтение, особенно когда имеется не абсолютное единодушие, а некоторое разномыслие.
Вот некоторые ссылки

Российские мифы - старые и новые
Сотрудники Левада-Центра рассказывают про то, какие мифы господствуют среди российского населения (миф о непонимании России умом, миф об особом пути, миф о русской духовности и т.п.). Меня эта дискуссия заинтересовала прежде всего самой темой мифа, его роли в общественном сознании. В том, как определяют миф специалисты, я увидел много сходного со своими наблюдениями:
Борис Дубин
...
Теперь два слова о том, как мы понимаем миф. Мы будем говорить только о политических мифах или о политическом использовании мифов. Это те или иные культурные образцы, осколки каких-то повествований, символы или фигуры, которые сделаны из современного светского материала и выполняют основополагающие функции, аналогичные тем, которые в традиционных обществах выполняли образцы сакральные. Что это за функции? Это осмысление и представление некоторых ключевых моментов в структуре и процессе формирования коллективной идентичности страны, идентичности «мы», поддержание этой коллективной идентичности, сплочение людей, пусть воображаемое, вокруг соответствующих ключевых, опорных символов. Подобные символы или мифы отсылают к процессам создания и ослабления либо даже распада этого «мы», к врагам этого «мы», к искушениям, которые на «нас» насылают и которые «мы» испытываем (которыми нас испытывают), к спасению, через которое проходит это «мы» или которое брезжит «нам» в будущем, и т.д. Вот примерно тот круг значений, с которыми мы будем иметь дело.

Что характерно для тех образцов, которые мы исследуем? Это замкнутые структуры, иначе говоря, мир в них поделен на «нас» и на «них», «плохое» и «хорошее», «низ» и «верх», «черное» и «белое». В этом смысле перед нами структуры, работающие на предельное упрощение реальности, если хотите, ее банализацию. Именно поэтому мифы так легко узнаются всеми или теми, кто хочет мыслить себя как всех. Поэтому они так сильно действуют. Буквально одного намека, слов «умом Россию не понять», достаточно, чтобы восстановить весь тип отношения к себе (России), к другим, к Западу, к прошлому, к настоящему, к будущему и оказаться «внутри» замкнутой структуры мифа.

Вторая причина сильного действия мифов - миф постоянно воспроизводится, он живет повторением. В данном случае, средствами массовой коммуникации, телевидением, прежде всего, но не только телевидением.

И последний момент. Как правило, содержание мифа, его смысл представлены в персонифицированной форме. Это тоже облегчает его восприятие и усиливает его воздействие на массовое сознание. Если это не собственно персоны вождей, героев, врагов, искусителей, спасителей, жертв, то это какие-то очень обобщенные, представленные, скорее всего, в терминах чего-то космического, силы, которые действуют на мир в целом, на Россию в целом, на человека в целом. Вот это «в целом» тоже чрезвычайно важная вещь, она связана с упрощением, о котором я говорил, но, среди прочего, опять-таки связана с силой воздействия мифа.

Любопытно, что крайне критически описывая российские мифы, уважаемые западники довольно отчетливо противопоставляют неправильной России правильный Запад. Но при этом миф о Западе не то что не анализируется - даже не упоминается. Разве что Денис Драгунский произвел диссонанс, вспомнив Киплинга:
Несколько слов об «особом пути». Есть такой стишок замечательный. Я позволю себе прочитать.

Хороша была галера
И хорош штурвал резной.
И серебряная дева
Украшала нос стальной.
Пусть нам цепи терли ноги,
Дышать пусть было трудно нам,
Но другой такой галеры
Не найти по всем морям.

Что это за галера? Кто знает? Британия, конечно. Автор этих строк - Киплинг. Понимаете? У каждой страны был свой «особый путь». Вряд ли какая-нибудь цивилизованная страна могла бы сказать: «Мы пойдем чужим путем». Наоборот, все говорили так: «У нас свой замечательный путь. Вот наша галера. Давайте, ребята, подстраивайтесь под наш «особый путь», и тогда он, глядишь, станет и вашим путем».

-----------------------------------------------

Наследие империй и будущее России
Алексей Миллер рассказывал про новый сборник "Наследие империй и будущее России", который он редактировал. Разумеется, Миллер - это всегда интересно. Тем более когда он в собрании либералов заявляет, что сам он не либерал.
Почему наследие империй? Потому что, с моей точки зрения, мы живем на руинах двух империй: империи Романовых и советской империи. Это разные проекты, и их имеет смысл воспринимать как разные империи. Ну, а если мы живем на руинах этих империй, если у нас есть это наследие, то, может быть, что-то можно использовать, что называется, в мирных целях. Есть какие-то элементы, которые можно использовать во благо как ресурс развития.

Другой вопрос: от чего нужно избавляться, потому что нельзя не избавляться? И что уходит как бы само собой?

А третий, не менее важный, вопрос я бы сформулировал так. Есть много элементов руин этого наследия, которые нам не нравятся. Но, как это часто бывает в жизни, вопрос не только в том, как избавиться от того, что нам не нравится. Вопрос и в том, как научиться жить с тем, что нам не нравится, но от чего мы избавиться не можем. И вот разделить наследие империй на эти три категории - это была одна из задач.
.
-----------------------------------------------

Старая и новая Россия
Игорь КЛЯМКИН:
В ходе нашего разговора отчетливо обозначились три подхода к настоящему и прошлому России.

Первый подход, представленный нашим гостем, Ричардом Пайпсом, делает акцент на российской политической традиции, глубиной и силой которой объясняется наше сегодняшнее состояние. Не исключается, правда, что сила эта когда-нибудь иссякнет, но, как полагает наш уважаемый гость, очень нескоро.

Второй подход, более оптимистичный, прозвучал в выступлении Эмиля Паина. Его пафос в том, что культурные традиции не есть нечто раз и навсегда данное, что они подвержены изменениям, и что российские традиции исключения не составляют. Думаю, однако, что и Ричард Пайпс с этим спорить не станет. Разногласия между ним и Паиным, как мне кажется, касаются не возможностей перемен, а их исторических сроков. Эмилю Абрамовичу они не представляются столь отдаленными, как нашему американскому коллеге.

И, наконец, третий подход мы могли наблюдать у Никиты Соколова. Он говорил о том, что сами наши представления об отечественных традициях не соответствуют исторической реальности, что в российском прошлом, в жизненном укладе российского народа было и много такого, что противостояло и противостоит неправовой, авторитарной политической практике. Но при такой расстановке акцентов трудно понять, почему такая практика до сих пор воспроизводится. Никита Павлович, насколько я понял, находит объяснение в воздействии на сознание людей официальной пропаганды. Но почему это сознание восприимчиво к такой пропаганде? И правомерно ли утверждать, что подобная восприимчивость никакого отношения к культурным и прочим отечественным традициям не имеет? Что она постоянно воспроизводится вопреки им?

Думаю, что так не бывает. И потому логика Ричарда Пайпса мне понятнее, чем логика Никиты Соколова. Я полагаю, что пропаганда оказывается успешной в значительной степени именно потому, что над сознанием населения довлеет вполне определенная традиция, к такой пропаганде отзывчивая.


-----------------------------------------------

Государство и «народные» массы в России
Очень любопытная дискуссия вокруг обсуждения книги Игоря Яковенко. Яркие выступления А.Аузана, П.Кудюкина, А.Липкина, И.Чубайса, Г.Сатарова.
Два фрагмента требует обязательного цитирования:

Вот когда вы говорили о пастухах и стаде, я естественно задавал себе вопрос: а дискуссия наша в какой аудитории происходит? Среди стада или среди пастухов? Понятно, что ответ простой: это не то и не другое. И революцию делают и не стадо, и не пастухи. Поэтому и думать надо не над тем, почему деполитизируется стадо. Поскольку существует вопрос другой: а стадо когда-нибудь политизируется? А суть-то, на самом деле, в другом. Это как в электротехнике: крупные токи переключаются малыми токами. Сравнительно малая прослойка - около 3 – 5 процентов - переключает большие социальные процессы. Поэтому вопрос стоит так: не что происходит со стадом, а что происходит с этими пятью процентами, почему они деполитизируются или, наоборот, политизируются?
(Георгий САТАРОВ)
---
За этим концом нашего Круглого стола сидят девять человек, из них у двоих в роду были террористы. Дядя моей бабки был террористом-народовольцем, а у Жени Ихлова бабушка была террористкой. Пожалуйста, в случайной подборке девяти потомственных интеллигентов обнаруживается два человека, в родословной которых террористы. Это мелочь, но она показательна.
(Игорь ЯКОВЕНКО)


-----------------------------------------------

И в заключение - ссылка на обсуждение фильма Петра Тодоровского "Рио-Рита". Мне самому этот фильм не понравился, была не очень понятна его творческая задача. Прочтя обсуждение, я лучше понял, "что хотел сказать автор". Не скажу, что это сильно изменило мое мнение о фильме, но прочитать полезно.
Tags: liberalism, links
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments