Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Categories:

Привалов о выборах и протестах

http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/626713-echo/

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте по политике. Сегодня громкий скандал в Госдуме с удовольствием все наблюдают, комментируют и обсуждают. Три оппозиционные фракции покинули зал заседаний, протестуя против итогов региональных выборов, которые были в минувшее воскресенье. Вы поддерживаете такой демарш?

А.ПРИВАЛОВ: Видите, какое дело, у меня возникает дежавю. Вот я примерно такое же ощущение испытывал в 2005 году, по-моему, летом, когда я читал материалы процесса одного известного. Вот читаешь, что говорит прокурор, и думаешь – эх, мне бы в защитники, я бы его… Читаешь, что говорят защитники, думаешь – эх, мне бы в прокуроры, я бы его… Так и тут. С одной стороны, конечно, понять этих ребят можно… господ депутатов. Действительно, то, что произошло по крайней мере на московских выборах, то есть непосредственно перед глазами у нас, это, конечно, сильное было впечатление, и не всякий может его молча перенести. Так что в этом смысле вполне их понимаю. Но выйти из зала с плачем, что я не буду кушать манную кашу, пока меня не примет маменька, ну, это, простите, вообще не разговор. Пока нас не примет президент… Президент-то при чем? Вы хотите ему рассказать? Ну расскажите. Так ли надо вести политическую деятельность, так ли надо вести, если угодно, борьбу? По-моему, это какая-то пародия на действия. Поэтому когда про это говорят «демарш», я не понимаю, о чем они говорят.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Послушайте, ну с требованием встречи с президентом вышла только одна фракция. Справедливороссы вообще ушли, сказав: «Вы нам не даете сказать – мы уходим».

А.ПРИВАЛОВ: Да, это правда. Может, они хотели чего-то другого. Встреча с президентом – это просто дикое, на мой взгляд, требование. То есть, разумеется, всякие политики могут потребовать, попросить, пожелать встречи друг с другом, ничего тут дурного нет, но это не есть аргумент при таком серьезном шаге, как бойкот пленарного заседания парламента. На мой взгляд, если они все ощущают, что они недовольны ходом кампании выборов, подсчетом голосов, все недовольны, пусть делают совместные действия. Демарш – это слово иностранное и непонятное. А действия. Например, совместные иски в суд. Например, совместные митинги. Например, совместные воззвания. Совместные действия. Не совместные просьбы о том, что вот, дяденька разберись, а совместные действия. Если они будут осуществляться, то, может, что-нибудь и поменяется. Кроме того, меня не очень радует то, что я слышу в отдельных репликах господ депутатов из оппозиционных фракций. Я, разумеется, не все слышал, не все читал. Может, я что-то пропустил. Но то, что я слышал, меня не радует. Люди опять говорят о том, что – вот, мы будем требовать отмены результатов выборов. Люди ничему не учатся. Ничему! В течение уже бог весть скольких избирательных кампания, я просто боюсь даже оценку дать, многих избирательных кампаний, вот такие разговоры после каждых выборов происходят. Вот, мы будем требовать отмены. Не было ни единого прецедента, когда это требование было хотя бы на горизонте по отношению к удовлетворению.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, были иски, но мы не видим никаких результатов.

А.ПРИВАЛОВ: Правильно. Мы и не увидим никогда. Потому что чтобы по конкретному иску о конкретных нарушениях объявить об отмене выборов, объявить выборы несостоявшимися, нужна такая политическая воля, какая если бы была, выборы шли бы иначе. Иски должны быть по совершенно конкретным…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть это изначально совершенно невозможное дело?

А.ПРИВАЛОВ: Это проигрышная стратегия. Стратегия выигрышная выглядит совершенно иначе. Подавать в суд надо – быстро, жестко, часто, с требованием уголовного наказания конкретных виновников. Есть статьи УК РФ действующего. Это статьи, в принципе, работающие. По ним, говорят, даже кого-то осуждали. Как только вот такие иски пойдут волной, а их выигрывать проще. Если у тебя есть доказательная база по поводу того, что именно Иван Иванович Иванов именно на участке 7212 сделал то-то и то-то, чего делать был не должен, это конкретный состав конкретного уголовного преступления. Это можно и нужно выигрывать. Такие суды будут выигрываться один раз из десяти, один раз из пятнадцати, не знаю, но будут. А как только такие суды пойдут потоком, как только по одной десятой такого потока пойдут приговоры, люди, которым, может быть, дают, может быть, что-то подтасовать в избирательных комиссиях, может быть, задумаются. Вот это ход. А разговор о том, что мы опять подадим иск об отмене… Ну подайте, ребята, ну развлекитесь.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Смотрите. Сергей Миронов, помимо того, что они собираются настаивать на встрече всех оппозиционных фракций с Дмитрием Медведевым, что мы уже с вами обсудили, он еще собирается требовать встречи с главой Центризбиркома Владимиром Чуровым. Вот это более действенный шаг? Или встречами вообще ничего не добиться?

А.ПРИВАЛОВ: Да нет же. Господин Чуров, опять же, не первую кампанию уходит в глухую несознанку. Вы же слышали, вероятно, его высказывание насчет того, что случилось в Дербенте. Это ж фантастика.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Народ горячий.

А.ПРИВАЛОВ: Это просто фантастика. Ну вот абсолютно полное отрицалово. А чего с ним встречаться? Зачем с ним встречаться? Чтобы он еще раз сказал, что черное это белое, а белое это черное. Или, хорошо – белое это белое. Он опять повторит свою позицию. Эту позицию мы знаем. В суды, ребята. Только так. И вообще, если уж так говорить всерьез, то поднимайте вопрос, зачем нужна Центральная избирательная комиссия, зачем нужно министерство выборов, кому оно нужно, какова его роль. Вот есть такая страна Франция – не самая процветающая, но и не самые задворки. Нет там ничего подобного. Проводит выборы Министерство внутренних дел. Так легко и свободно. И результаты объявляются через полчаса после окончания выборов.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Смотрите, я бы хотела вам зачитать несколько цитат. Это реакция «Единой России» на сегодняшние события в Госдуме. Борис Грызлов обвиняет думскую оппозицию в саботаже, говорит, что «чувство ответственности перед своими избирателями должно возобладать над эмоциями. Выборы уже позади, а популистские акции лишены смысла». Господи Володин говорит следующее: «Этот демарш можно считать признаком слабости. Обижаться на избирателей нельзя. Это наши граждане, и они вправе высказывать ту позицию, которую считают нужным». И продолжает: «Если проиграл, умей держать удар. Сваливать свой проигрыш только на нарушения неправильно. Надо искать ошибки внутри себя».

А.ПРИВАЛОВ: Насчет того, что надо искать ошибки внутри себя, это золотые слова. Но я хотел бы обратить внимание собравшихся на то, что господин Володин, если мне уж совсем не изменяет память, девять, почти десять лет назад, в январе 2000 года, тоже уходил из зала пленарных заседаний вместе с фракцией «ОВР», в которую он тогда входил, будучи тоже обиженным на какое-то, по его мнению, неправильное решение.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вероятно, господин Володин учится на своих ошибках.

А.ПРИВАЛОВ: Возможно. Я тоже говорю, что это не самое действенное, что можно придумать – выйти из зала заседаний. Но они привлекли внимание к своей проблеме. Хорошо. Но теперь действовать надо. Действовать.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А со стороны власти должны быть какие-то действия?

А.ПРИВАЛОВ: Без сомнения.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Какие?

А.ПРИВАЛОВ: Ну элементарные. Разобраться, и ежели что не так, наказать. Ведь ничего проще даже придумать нельзя. Вот никакого Чурова, пожалуйста. При всем моем к нему абсолютном уважении. Вот пожалуйста, никакого Чурова. Вот суды. Вот они, суды, вот он, уголовный закон РФ – вперед.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Уровень доверия к судам, по-моему, в последнее время сильно снизился.

А.ПРИВАЛОВ: Вы знаете, это, конечно, замечательно. Уровень доверия к судам, конечно, заметно снизился, и чем дольше мы про это будем галдеть, тем больше он будет снижаться. Но все-таки суды существуют не для тех, кто про них разговаривает, а для тех, кто ими пользуется. Иди в суд и добивайся. Мне известны люди, которые добивались победы в судах в очень сложных ситуациях, при диком административном давлении против них, при диком, несопоставимом различии масштабов с теми, с кем они судились, выигрывали. Уметь надо. Работать надо. Не бояться надо.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А главное – хотеть.

А.ПРИВАЛОВ: Нет, хотеть-то – всего чего-то хотят, только они хотят чего-то расплывчатого. Встретиться с Медведевым – замечательно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сегодня сразу несколько у нас было комментариев по этой теме. Сводились они к тому, что весь этот демонстративный уход – это всего лишь такой пшик, ничего, и закончится ничем. Как вы думаете, это справедливая оценка?

А.ПРИВАЛОВ: Не знаю вполне возможно, что да. Потому что до сих пор все кончалось ничем. Потому что до сих пор, на мой взгляд – это ведь мое особое мнение, правда?..

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Конечно, можете не оговариваться.

А.ПРИВАЛОВ: Так вот, на мой взгляд, до сих пор достаточно целенаправленных усилий по преодолению сложившейся на выборах ситуации никто не предпринимал. И это неправильно. Разумеется, может не удаться. Но если не начнешь, точно не удастся.
Tags: elections, privalov
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments