Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Category:

Что пишет Вдовин про борьбу с космополитами

Решил я ознакомиться поподробнее с текстами и взглядами маргинального автора антисемитских поделок.

Нашлась статья на ключевую тему.

Александр Вдовин
«НИЗКОПОКЛОННИКИ» И «КОСМОПОЛИТЫ»
1945–1949: история и современность


Любопытно прочесть ключевые фрагменты (описание горячей фазы кампании, общий анализ и выводы).

Послевоенные идеологические кампании и дискуссии получили довольно широкое освещение в научной литературе, однако всесторонний конкретно-исторический анализ кампании по борьбе с космополитизмом еще не проделан [i] . Подходы к ее изучению грешили односторонностью в объяснении причин и последствий, заданностью оценок исторической сущности и значимости. Многие детали в общей исторической картине изучаемого явления просматриваются нечетко.

В наше время феномен космополитизма приобретает особую актуальность в связи с так называемым вхождением России в мировую цивилизацию и процессами глобализации [ii] . В 1990-е СМИ активно призывали россиян осудить имперское прошлое и стремление к великодержавию, не цепляться «за архаичные национальные идеалы», осуществить «розовую мечту российского космополитизма» и стать, наконец, частью Европы [iii] . Однако с недавних пор «власть кардинально поменяла официальную риторику с абстрактно-демократической на национал-патриотическую, подавляющее большинство либеральных партий только и говорят, что о Великой России... Запретные слова “нация” и “империя” обрели легальный статус в общественном сознании» [iv] .

Видный ученый, в прошлом председатель Госкомнаца России (1992) и автор призывов «забыть о нации» [v] , исполнить «реквием по этносу» [vi] , ныне предлагает «всеми доступными методами... решительно утверждать российский национализм, имея в виду осознание и отстаивание национального суверенитета и интересов страны, укрепление национальной идентичности российского народа, утверждение безоговорочного приоритета самого понятия российский народ. Всякие другие варианты национализма на основе этнических крайностей – от имени одного государствообразующего народа или от имени “дружбы народов” – несостоятельны и должны быть отвергнуты» [vii] .

В настоящей статье делается попытка нового освещения пропагандистско-политической кампании в нашей стране в первые послевоенные годы, в ходе которой утверждалось «правильное», по представлениям тех лет, понимание и отношение к космополитизму и национализму. Полагаем, что это поможет читателю лучше ориентироваться как в хитросплетениях истории, понимании феномена космополитизма, так и в современной идейно-политической борьбе, принимать осознанное участие в выработке и осуществлении государственной национальной политики.
...

Начавшаяся после войны кампания по укреплению советского патриотизма, преодолению низкопоклонства перед Западом, к концу 1948 г. стала приобретать заметно выраженный антисемитский оттенок [cviii] . Если поначалу «низкопоклонниками» и «космополитами» представлялись приверженцы определенных направлений в науке (школы академиков А. Н. Веселовского в литературоведении [cix] , М. Н. Покровского в истории [cx] ) без различия национальности, то со временем среди них стали все чаще фигурировать еврейские фамилии. Происходило это не только по субъективным, но и по объективным причинам. Евреи, как исторически сложившаяся диаспора Европы, издревле занимали прочные позиции в области интеллектуального труда. После Октябрьской революции они были представлены в советской интеллигенции во много раз большим удельным весом, чем в населении страны, и активно участвовали в политической и идейной борьбе по разные стороны баррикад. Это давало основания для жалоб на опасное «засилье» евреев в политической и культурной жизни, на национальные «перекосы», «кадровое неблагополучие», «засоренность кадров» в различных учреждениях и организациях [cxi] .

В такой ситуации любые сколько-нибудь значительные по количеству участников идеологические баталии и давление на «интеллигентиков» со стороны власти представали как ущемление еврейской национальности. В том же направлении «работали» довольно простые соображения: США стали нашим вероятным противником, а евреи там играют видную роль в экономике и политике. Израиль, едва успев родиться, заявил себя сторонником США. Советские евреи, имеющие широкие связи с американскими и израильскими сородичами и в наибольшей степени ориентированные со времен войны на развитие экономических и культурных связей с буржуазными странами Запада – «потенциальная агентура американского влияния» [cxii] . В декабре 1952 г., когда подозрения такого рода достигли своего высшей точки, И. В. Сталин говорил: «Любой еврей-националист – это агент американской разведки. Евреи-националисты считают, что их нацию спасли США... Они считают себя обязанными американцам» [cxiii] . В 1946 г., когда подобные настроения еще только набирали силу, обращают на себя внимание выводы созданной по личному поручению Сталина комиссии в составе А. А. Кузнецова, Н. С. Патоличева и М. А. Суслова по обследованию и изучению деятельности Совинформбюро. Они были сформулированы в записке от 10 июля и содержали констатацию о «недопустимой концентрации евреев» [cxiv] в учреждении, неудовлетворительно ведущем нашу пропаганду за рубежом. В Постановлении Политбюро ЦК ВКП(б) «О работе Совинформбюро» от 9 октября отмечено, что оно «фактически устранилось от разоблачения антисоветских происков реакционных кругов империалистических стран» [cxv]. Эти констатации стали первым послевоенным предвестником грядущей кампании по борьбе с космополитизмом.

Кампания приобрела масштабные формы вскоре после арестов активистов Еврейского антифашистского комитета (ЕАК). Преследование комитета перешло в активную фазу со времени гибели (январь 1948 г.) его руководителя С. М. Михоэлса [cxvi] , подозревавшегося в попытках использовать дочь Сталина Светлану и ее мужа Г. И. Морозова в корыстных интересах националистически настроенных евреев. Особое негодование Сталина вызвала трансляция по каналам ЕАК в США слухов о его виновности в гибели жены Надежды Сергеевны и других родственников. В этой связи в конце 1947 г. были арестованы сотрудники академических институтов И. И. Гольдштейн и З. Г. Гринберг, «изобличившие» родственников Сталина по линии жены – А. С. Аллилуеву, Е. А. Аллилуеву, ее второго мужа Н. В. Молочникова и дочь от первого брака К. П. Аллилуеву как источник «клеветнических измышлений по адресу членов правительства» [cxvii] . В записке МГБ от 28 марта 1948 г. утверждалось, что руководители ЕАК являются активными националистами и проводят антисоветскую националистическую работу, особенно проявившуюся после поездки С. М. Михоэлса и И. С. Фефера в 1943 г. в США, где они вошли в контакт лицами, связанными с американской разведкой [cxviii] .

С деятельностью ЕАК было решено покончить после приезда в Москву в сентябре 1948 г. израильского посланника Голды Меерсон (Меир, с 1956 г.) и ряда восторженных встреч, устроенных посланнице недавно возникшего государства Израиль (провозглашено 14 мая 1948 г. на основе решения Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1947 г.) [cxix] . Особую настороженность руководителей СССР вызывала готовность многих советских евреев переселиться на историческую родину или отправиться добровольцами на войну израильтян с арабами. Все это было расценено как измена социалистической Родине. Не нравились Сталину дружеские отношения, завязавшиеся у Меерсон с женой Молотова П. С. Жемчужиной, ее заинтересованное участие в делах ЕАК [cxx] .

Советское руководство пыталось удержать Израиль в орбите своего влияния, помогая оружием, а также беспрецедентным предложением переселить палестинских арабов-беженцев (свыше 500 тыс.) в советскую Среднюю Азию и создать там арабскую союзную республику или автономную область. Такое предложение было сделано осенью 1948 г. в Совете Безопасности ООН советским представителем Д. З. Мануильским [cxxi] . Однако это не вызвало ожидаемой реакции. С переизбранием 7 ноября 1948 г. Г. Трумэна президентом США на второй срок и его заявлением о поддержки устремлений Израиля (его признание Соединенными Штатами де-юре, предоставление долгосрочного кредита), руководство СССР утратило надежду на достижение своих целей в этой стране, отпала необходимость и в уже запланированной поездке в Израиль делегации ЕАК [cxxii] . Сразу же обрели значимость не раз поступавшие ранее из высоких кабинетов ЦК и МГБ предложения о ликвидации ЕАК в связи с его «националистической деятельностью» [cxxiii] . Среди обеспокоенных ростом еврейского национализма оказался Л. М. Каганович. Позднее (в 1988 г.) он утверждал: «Иосиф Виссарионович согласился с моими доводами о том, что целесообразно свернуть деятельность Еврейского антифашистского комитета, слишком тесно связанного с зарубежными сионистскими центрами в США, Израиле и Европе, и нанести удар по “космополитизму”, прежде всего по космополитично настроенной советской еврейской интеллигенции» [cxxiv] .

20 ноября 1948 г. Политбюро ЦК постановило «немедля распустить Еврейский антифашистский комитет» [cxxv] . По «делу ЕАК» были арестованы 14 членов его президиума и активистов. В их число входили поэты Д. Р. Бергельсон, Л. М. Квитко и П. Д. Маркиш; С. Л. Брегман, заместитель министра Госконтроля РСФСР; В. Л. Зускин, занявший пост Михоэлса в еврейском театре; И. С. Фефер, секретарь ЕАК; Б. А. Шимелиович, главный врач Центральной клинической больницы им. Боткина; академик Л. С. Штерн, руководительница Института физиологии Академии медицинских наук; И. С. Юзефович, младший научный сотрудник Института истории АН СССР. Аресту подверглись также бывший заместитель министра иностранных дел и начальник Совинформбюро С. А. Лозовский, отвечавший за работу комитета по линии государственных структур, и П. М. Жемчужина, оказывавшая протекцию комитету. В. С. Абакумов проявил медлительность в организации расследования «дела ЕАК» [cxxvi] . Оно завершено уже без его участия летом 1952 г. [cxxvii]

Поводом для начала массовой кампании по борьбе с космополитизмом стал доклад Г. М. Попова, первого секретаря МК и МГК ВКП(б). В первой половине января 1949 г., будучи на приеме у Сталина, он обратил его внимание на то, что на пленуме Союза советских писателей при попустительстве Агитпропа ЦК «космополиты» сделали попытку сместить А. Фадеева, он же из-за своей скромности не смеет обратиться к товарищу Сталину за помощью [cxxviii] . (На протяжении 1948 г. Агитпроп не придавал значения рекомендациям Фадеева заняться Всероссийским театральным обществом – «гнездом формалистов, чуждых советскому искусству» [cxxix] .) Когда Д. Т. Шепилов, в свою очередь принятый Сталиным, начал говорить о жалобах театральных критиков на гонения со стороны руководства ССП и в доказательство положил на стол соответствующее письмо, Сталин, не взглянув на него, раздраженно произнес: «Типичная антипатриотическая атака на члена ЦК товарища Фадеева» [cxxx] . После этого «оказавшемуся не на высоте» Агитпропу не оставалось ничего иного, как немедленно включиться в отражение «атаки».

24 января 1949 г. решением Оргбюро ЦК главному редактору «Правды» П. Н. Поспелову было поручено подготовить по этому вопросу редакционную статью. После указаний Маленкова она получила название «Об одной антипатриотической группе театральных критиков» и опубликована 28 января 1949 г. [cxxxi] Вслед был выданы залпы газетных статей и материалов с заголовками и содержанием, резко осуждавшими космополитизм, зовущими к разоблачениям и расправам с космополитами и их покровителями [cxxxii] . Научные журналы помещали отчеты о собраниях, призывавшие искоренять космополитизм, под менее эмоционально окрашенными заголовками [cxxxiii] .

Космополиты обнаруживались повсюду, но главным образом в литературно-художественных кругах, редакциях газет и радио, в научно-исследовательских институтах и вузах. В процессе кампании 8 февраля 1949 г. принято решение Политбюро о роспуске объединений еврейских писателей в Москве, Киеве и Минске, о закрытии альманахов на идиш [cxxxiv] , создавались необходимые бюрократические предпосылки для закрытия Московского государственного еврейского театра [cxxxv] и Биробиджанского еврейского драматического театра по причине их нерентабедьности [cxxxvi] . Дело не ограничивалось критикой и перемещениями «космополитов» с престижной на менее значимую работу. Их преследование нередко заканчивалось арестами. По данным И. Г. Эренбурга, до 1953 г. арестован 431 человек: 217 писателей, 108 актеров, 87 художников, 19 музыкантов [cxxxvii] .

С 23 марта 1949 г. кампания пошла на убыль. Еще в ее разгар Сталин дал указание Поспелову: «Не надо делать из космополитов явление. Не следует сильно расширять круг. Нужно воевать не с людьми, а с идеями» [cxxxviii] . Видимо, было решено, что основные цели кампании достигнуты. Своеобразную черту под ней подводила статья заведующего отделом печати Министерства иностранных дел, философа и историка Ю. Г. Францева, опубликованная под псевдонимом Ю. Павлов [cxxxix] . Публикация, акцентировавшая внимание на главной, внешнеполитической причине кампании, позднее была положена в основу статьи «Космополитизм» для Большой советской энциклопедии.

Очевидные перегибы, допущенные в ходе шумной кампании по борьбе с космополитизмом, по ее завершению власти постарались выправить. Наиболее ретивые ее участники были сняты со своих постов. Среди них оказались заместитель заведующего отделом пропаганды и агитации ЦК профессор Ф. М. Головенченко, выступавший повсеместно с докладом «О борьбе с буржуазным космополитизмом в идеологии», и редактор газеты «Советское искусство» В. Г. Вдовиченко. Последний, как отмечалось в письме Шепилова Маленкову от 30 марта 1953 г., до недавнего времени всячески привлекал к работе в газете критиков-антипатриотов, а после их разоблачения поднял в газете шумиху, изображая дело так, что космополиты проникли всюду [cxl] . С влиятельных постов были также смещены Д. Т. Шепилов [cxli] и Г. М. Попов [cxlii] . Во всем этом обнаруживался почерк автора статьи «Головокружение от успехов». Молва приписывала произвол исполнителям, а Сталин будто бы его останавливал [cxliii] .

Кампания по борьбе с космополитизмом, сопровождавшие и последовавшие за ней «дело Еврейского антифашистского комитета», «дело Абакумова», «дело врачей» и др. [cxliv] существенным образом отразились на кадровой политике Советского государства. Жертвами масштабных перемещений в высших структурах власти были далеко не одни евреи. По оценкам израильских исследователей, в общем числе пострадавших они составляли не слишком значительное меньшинство. Среди арестованных по развернувшемуся вскоре «делу врачей» представителей других национальностей было в три раза больше, чем евреев [cxlv] .

Тем не менее, открытие советскими властями в послевоенные годы неожиданного и неприятного факта возросших прозападных симпатий среди части граждан еврейского происхождения, которые расширяли возможности их использования в интересах американской стратегии, обусловило политику, направленную на дальнейшее сокращение доли евреев в советской номенклатуре, что вполне согласовывалось с постулатами государственной национальной политики о коренизации кадров и выравнивании уровней развития национальностей в стране [cxlvi] .

По данным статистического сборника о руководящих кадрах партийных, советских, хозяйственных и других органов, подготовленного в 1952 г. по указанию Г. М. Маленкова [cxlvii] , количество евреев-руководителей среди руководящих кадров центрального аппарата министерств и ведомств СССР и РСФСР сократилось с начала 1945 г. до начала 1952 г. с 516 до 190 человек (с 12,9% до 3,9% в общей массе руководителей этого звена, насчитывающей 4 тыс. человек в 1945 г. и 4,9 тыс. в 1952 г.). Среди руководителей предприятий и строек (около 4,2 тыс. человек) доля евреев за этот же период снизилась – с 11,2 до 4,6%, среди директоров промышленных предприятий (около 2 тыс. человек) – с 12,3 до 4,6%, среди руководителей НИИ, КБ и проектных организаций (около 430 человек в 1945 г. и 1 тыс. в 1952 г.) – с 10,8 до 2,9%, среди руководящих кадров центральной печати (около 300 человек в 1945 г. и 480 в 1952 г.) – с 10,7 до 5,4%, среди руководителей вузов и партшкол (около 730 человек в 1945 г. и 1900 в 1952 г.) – с 10,9% до 3,1%. В то же время доля евреев среди секретарей обкомов, крайкомов и ЦК компартий союзных республик (около 770 человек в 1945 г. и 1000 в 1952 г.) сократилась с 1,3 до 0,1%, доля евреев среди наиболее многочисленной когорты руководителей основных окружных, городских и районных советских и хозяйственных учреждений и организаций (свыше 50 тыс. в 1945 г. и около 57 тыс. в 1952 г.) снизилась с 2,8 до 2,2% [cxlviii] .

Большой разброс мнений о причинах кампании позволяет выделить некоторые из них. Обращалось внимание на то, что в послевоенной жизни и сознании «кроме нагло проявившегося антисемитизма» наличествовал «скрытый, но упорный ответный еврейский национализм», обнаруживавший себя «в области подбора кадров» [cxlix] . Другие видели причину в том, что еврейство вышло из войны «с неслыханно раздутой репутацией мучеников, вооружавшей его на далеко идущую активность», борьба с космополитизмом явилась реакцией на «еврейские притязания – стать откровенно господствующей силой в стране» [cl] . В диссидентских кругах борьбу с космополитами объясняли отходом Сталина от «основной коммунистической догмы – космополитизма, антинационализма» и переходом его на патриотические позиции. Утверждалось, что «патриотизм – огромный скачок от наднационального коммунизма. С коммунистической точки зрения, обращение к патриотизму даже во время войны – еретично». Борьба с космополитами представлялась поистину кампанией «против коммунизма, ибо коммунизм по сути своей космополитичен, коммунизму не нужны предки, ибо он сам без роду без племени» [cli] .

На наш взгляд, объяснять кампанию по борьбе с космополитами в СССР отходом Сталина от интернационализма и его антисемитизмом [clii] было бы некорректно. Как и кампании 1930-х гг., она была связана и с политической борьбой на международной арене, и с глубинными социальными, национально-политическими процессами, со сменой элит в советском обществе. Полагаем, что процессы этого времени наиболее адекватно характеризуются сопоставлением двух наиболее громких «дел» тех лет: «Если рассматривать “дело ЕАК” как яркое проявление “сталинского антисемитизма”, то “Ленинградское дело” [cliii] надо было бы считать столь же ярким проявлением сталинской русофобии. На самом же деле в обоих случаях режим стремился взять под контроль некоторые национальные импульсы, допущенные им во время войны в пропагандистских целях. Эти действия составляли лишь элементы в цепи мер, предпринятых после войны для консолидации победившего и укрепляющегося коммунистического строя» [cliv] .

Кампания по борьбе с космополитизмом в СССР в 1949 г. означала окончательные похороны позитивного восприятия космополитизма в социалистическом духе. В 1920-е годы между понятиями «пролетарский интернационализм» и «социалистический космополитизм» ставился знак равенства, они отождествлялись. К примеру, «Настольный энциклопедический словарь-справочник» утверждал, что «в основе идеологии фашизма лежит националистический патриотизм, резко противопоставляемый социалистическому космополитизму» [clv] . В 1929 г., в третьем издании этого справочника, термин «социалистический космополитизм» заменен на «социалистический интернационализм» [clvi] и в дальнейшем практически не встречается научной литературе и СМИ.

Определение космополитизма в первом издании Большой советской энциклопедии (1937) связывалось с пониманием родины пролетариата. Утверждалось, что космополитизм – это «политический термин, выражающей идею родины, граничащей со всем миром». «Для рабочего класса всех стран, – говорилось далее, – родиной является та страна, в которой установлена диктатура пролетариата. Рабочий класс, являясь патриотом своей социалистической родины, вместе с тем стремится превратить в свою родину весь мир» [clvii] . Таким образом, социалистический патриотизм по существу отождествлялся с космополитической идеей родины в ее социалистическом варианте. В обстановке 1930-х гг., когда все еще сохранялись надежды на сравнительно близкую победу мировой революции, понятие о социалистическом космополитизме сохранялось в идеологическом арсенале СССР.

С окончанием Второй мировой войны, когда соотношение сил на мировой арене кардинально изменилось, а перспективы перехода человечества к социализму стали более проблематичными, идеологам СССР пришлось сосредоточивать усилия не столько на обосновании миродержавных претензий социализма (соответственно – проповеди социалистического космополитизма), сколько на разоблачении аналогичных претензий идеологического противника. В 1953 г. в БСЭ космополитизм трактовался только как оборотная сторона буржуазного национализма – реакционная идеология, требующая установления мирового государства и мирового гражданства, оправдывающая и прикрывающая захватническую политику империалистов, идейное обоснование измены родине [clviii] .

Стремясь не допустить объединения капиталистических стран под лозунгами буржуазного космополитизма, И. В. Сталин на XIX съезде КПСС (1952) выступил в защиту «национального принципа» применительно к этим странам. Коммунистические и демократические партии были призваны «поднять знамя национальной независимости и национального суверенитета» [clix] . Фактически в этом выступлении актуализировано высказанное в мае 1941 г. положение о необходимости «развивать идеи сочетания здорового, правильно понятого национализма с пролетарским интернационализмом. Пролетарский интернационализм должен опираться на этот национализм… Между правильно понятым национализмом и пролетарским интернационализмом нет и не может быть противоречия» [clx] .

Однако применительно к нашей стране эти идеи не получили развития. О социалистическом космополитизме в послевоенном СССР уже не было и речи. Напротив, продолжалась осуждение «проявлений» космополитизма «у отдельных представителей советской интеллигенции», поскольку «социальной базы, питающей идеологию космополитизма» в социалистическом обществе не могло быть по определению [clxi] .

Таким образом, кампания по борьбе с космополитизмом в СССР в 1949 г. стала важным событием в процессе эволюции правящей в стране ВКП(б) от партии мировой революции к партии защиты государственных интересов. Процесс этот, диктуемый главным образом обстоятельствами международного характера (ими же обусловлены все наиболее значительные повороты в государственной национальной политике, начиная с 1917 г.), не получил завершения в послевоенные годы, что и явилось одной из главных причин разрушения СССР в 1991 г.

Сходный процесс происходит и в постсоветской России. Ореол либеральной идеологии и космополитизма, вдохновлявший участников российской буржуазно-демократической революции 1991–1993 гг., со временем (особенно после известных событий в Югославии и Ираке) потускнел. Наблюдается заметное поправение и «русификация» всего общественного сознания при оттеснении на маргинальную периферию догматического марксизма и западнического либерализма [clxii] . В соответствии с этим характерная для первых постсоветских лет антипатриотическая трактовка демократии вытесняется идеей суверенной (в отличие от прозападной, управляемой извне) демократиии [clxiii] , апеллирующей к достоинству русского народа и российской нации в целом.

--------------
Примечания, относящиеся к фрагменту.

[cviii] В частности, к произведениям такого рода относят фельетон С. Васильева «Без кого на Руси жить хорошо», подготовленный для печати в журнале «Крокодил», но не увидевший света в 1949 г., видимо, в связи с затуханием кампании. В фельетоне срифмованы фамилии всех основных фигурантов кампании по борьбе с космополитизмом (См. приложение, С. )
[cix] Против буржуазного либерализма в литературоведении: (По поводу дискуссии об А. Веселовском) // Культура и жизнь. 1948. 11 марта. С. 3; Тарасенков Ан. Космополиты от литературоведения // Новый мир. 1948. № 2.
[cx] Против объективизма в исторической науке // Вопросы истории. 1948. № 2. С. 11; О задачах советских историков в борьбе с проявлениями буржуазной идеологии // Вопросы истории. 1949. № 2. С. 9.
[cxi] Образчиками жанра могут служить письма Л. Красковой А. А. Жданову и А. Бегичевой И. В. Сталину (Сталин и космополитизм. С. 185–186, 195–200) (см.: Приложение, с. ), письмо В. Безымянного в ЦК КПСС (Государственный антисемитизм в СССР. От начала до кульминации. 1938–1953. М., 2005. С. 340–341).
[cxii] Биккенин Н. Б. Сцены общественной и частной жизни // Свободная мысль. 2000. № 7. С. 96.
[cxiii] Малышев В. А. «Пройдет десяток лет, и эти встречи уже не восстановишь в памяти»: Дневник наркома // Источник. 1997. № 5. С. 140.
[cxiv] См.: Костырченко Г. В. Тайная политика Сталина . М., 2003. С. 363.
[cxv] Сталин и космополитизм. С. 89, 92. См. также: Печатнов О. В. «Стрельба холостыми»: Советская пропаганда на Запад в начале холодной войны (1945–1947) // Сталинское десятилетие «холодной войны»: Факты и гипотезы. М., 1999.
[cxvi] С. И. Огольцов – Л. П. Берии о подготовке и осуществлении спецоперации по устранению С. М. Михоэлса // Государственный антисемитизм в СССР. С. 110–112.
[cxvii] Записка Р. А. Руденко и С. Н. Круглова в Президиум ЦК КПСС об освобождении А. С. Аллииуевой и Е. А. Аллилуевой // Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы: В 3 т. М., 2000. Т. 1. С. 70–71. См. также: Шатуновская Л. Жизнь в Кремле. Нью-Йорк, 1982. С. 199; Аллилуева С. И. Двадцать писем к другу. М., 1989. С. 183 .
[cxviii] См.: Реабилитация: Политические процессы 30–50-х годов. М., 1991. С. 324.
[cxix] См.: Меир Г. Моя жизнь: Автобиография. Чимкент, 1997.
[cxx] См.: М. В. Шкирятов В. С. Абакумов – И. В Сталину о результатах проверки обвинительных материалов против П. С. Жемчужиной, 27 декабря 1948 г. // Государственный антисемитизм в СССР. С. 156–160; Сто сорок бесед с Молотовым. М., 1991. С. 475.
[cxxi] Костырченко Г. В плену у красного фараона. С. 111.
[cxxii] См.: Жуков Ю. Н. Сталин: Тайны власти. С. 466, 467.
[cxxiii] См.: Реабилитация: Политические процессы 30–50-х годов. М., 1991. С. 323.
[cxxiv] Цит. по: Грибанов С. В. Сталин и евреи. М., 2001. С. 67.
[cxxv] Государственный антисемитизм в СССР. С. 138.
[cxxvi] См.: Неправедный суд: Последний сталинский расстрел. Стенограмма судебного процесса над членами Еврейского антифашистского комитета. М., 1994.
[cxxvii] Подозрение о том, что он делает это намеренно, было высказано 2 июля 1951 г. в письме следователя по особо важным делам МГБ СССР М. Д. Рюмина на имя Сталина, которое готовилось с помощью аппарата Маленкова. В нем утверждалось, что Абакумов сознательно тормозил расследование дела «еврейского националиста», врача Я. Г. Этингера, якобы позволявшее получить сведения о масштабной вредительской деятельности врачей. С этого момента берет свое начало известное «дело», получившее развязку сразу после смерти Сталина (см.: Столяров К. А. Игры в правосудие. М., 2000; Абрамов В. Абакумов – начальник СМЕРШа: Взлет и гибель любимца Сталина. М., 2005; Смыслов О. С. Генерал Абакумов: Всесильный хозяин СМЕРШа. М., 2005).
[cxxviii] Костырченко Г. В плену у красного фараона. С. 188.
[cxxix] Блох А. М. Советский Союз в интерьере Нобелевских премий. М., 2005. С. 365. Характерно, что при подведении в ноябре 1948 г. итогов дискуссии по проблемам литературной критики (открыта мартовским номером журнала) отмечалась ее направленность против «безыдейности, формализма, беспринципности и групповщины, низкопоклонства перед Западом, безродного космополитизма, натурализма». Однако никто из критикуемых космополитом назван не был (За большевистскую партийность литературной критики: К итогам обсуждения злободневных проблем литературной критики // Новый мир. 1948. № 12. С. 193).
[cxxx] Костырченко Г. В плену у красного фараона. С. 188.
[cxxxi] Жуков Ю. Н. Сталин: Тайны власти. С. 491.
[cxxxii] См. статьи и материалы, опубликованные в 1949 г. в «Правде»: Грибачев Н. Против космополитизма и формализма в поэзии (16 февраля), До конца разгромим космополитов-антипатриотов! (28 февраля); Большаков И. Г. Разгромить буржуазный космополитизм в киноискусстве (3 марта); в «Известиях»: Захаров В. До конца разоблачить буржуазных космополитов в музыкальной критике (24 марта); в «Литературной газете»: До конца разоблачить антипатриотическую группу театральных критиков (29 января), Суров А. Эстетствующие клеветники (9 февраля), Еремин Д. Космополиты в кинокритике и их покровители (23 февраля), Против космополитизма в музыкальной критике (26 февраля), Решительно разоблачить происки буржуазных эстетов (26 февраля), Против космополитизма в философии (2 марта), Убрать с дороги космополитов (12 марта), Против буржуазного космополитизма в литературоведении (19 марта); в «Советском искусстве»: Против космополитизма и формализма в музыкальном образовании ( 12 марта); в «Вечерней Москве»: Безродные космополиты в ГИТИСе (18 февраля), Иванов С. Наглые проповеди безродного космополитизма (14 марта); Изгнать буржуазных космополитов из советской архитектурой науки (24 марта); многие другие в подобном духе.
[cxxxiii] О задачах советских историков в борьбе с проявлениями буржуазной идеологии; В Академии общественных наук при ЦК ВКП(б) // Вопросы истории. 1949. № 2; и т.п.
[cxxxiv] Государственный антисемитизм в СССР. С. 234.
[cxxxv] ГОСЕТ закрыт приказом Комитета по делам искусств при СМ СССР от 14 ноября 1949 г. (Государственный антисемитизм в СССР. С. 294–295).
[cxxxvi] Театр ликвидирован распоряжением Совмина РСФСР от 22 октября 1949 г. по предложению Хабаровского крайисполкома (Государственный антисемитизм в СССР. С. 297).
[cxxxvii] Эренбург И. Люди, годы, жизнь. Воспоминания в 3 т. М., 1990. Т. 3. С. 103.
[cxxxviii] Борев Ю. Б. Сталиниада. М., 1990. С. 345.
[cxxxix] Павлов Ю. Космополитизм – идеологическое оружие американской реакции // Правда. 1949. 7 апреля (См. Приложение, с. ).О необходимости борьбы с антипатриотизмом писали и позже (см.: Против рецидивов антипатриотических взглядов в литературной критике // Правда 1951. 28 октября).
[cxl] Костырченко Г. В. Тайная политика Сталина. М., 2003. С. 363.
[cxli] 20 июля 1949 г. освобожден от руководства Агитпропом ЦК (Политбюро ЦК ВКП(б) и Совет Министров СССР. 1945–1953. С. 77).
[cxlii] 12 декабря 1949 г. освобожден от обязанностей секретаря МК и МГК, а также от обязанностей секретаря ЦК ВКП(б) (Политбюро ЦК ВКП(б) и Совет Министров СССР. 1945–1953. М., С. 324).
[cxliii] Эренбург И. Люди, годы, жизнь. Воспоминания в 3 т. М., 1990. Т. 3. С. 103.
[cxliv] См.: Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы: В 3 т. М., 2000–2004.
[cxlv] Маркиш Ш. Пример Василия Гроссмана // Гроссман В. На еврейские темы. В 2 т. Иерусалим, 1985. Т. 2. С. 407, 508. См. также: Костырченко Г. «Дело врачей» не носило исключительно антиеврейского характера // Родина. 1994. № 7. С. 66–73.
[cxlvi] См. резолюции X и XII съездов РКП(б) по национальному вопросу: В. И. Ленин, КПСС о Советском многонациональном государстве. М., 1981. С. 117, 128.
[cxlvii] Его полное название – «Руководящие кадры партийных, советских, хозяйственных и других органов к началу 1952 года (без данных по министерствам: Военному, Военно-Морскому, Госконтроля и по войскам МВД, МГБ и спецсудам». Данные сборника частично опубликованы в кн.: Государственный антисемитизм в СССР. С. 353–357.
[cxlviii] См. там же. Подсчеты произведены по данным, приведенным на страницах 353–355.
[cxlix] Симонов К. М. Глазами человека моего поколения. М., 1990. С. 202.
[cl] Лобанов М. П. В сражении и любви: Опыт духовной биографии. М., 2003.
[cli] Чалидзе В. Победитель коммунизма. Нью-Йорк, 1981. С. 46, 49; Данишевский И. М. По поводу статьи В. Пескова «Отечество» // Политический дневник. 1964–1970. Амстердам, 1972. С. 65; Лерт Р. Б. На том стою: Публикации самиздата. М., 1991. С. 17.
[clii] С нашей точки зрения, тенденциозности подобного рода не избежали автор и составители книг «Тайная политика Сталина: Власть и антисемитизм», «Государственный антисемитизм в СССР»; «Сталин и космополитизм».
[cliii] См.: «Ленинградское дело». Л., 1990; Реабилитация: Политические процессы 30–50-х годов. М., 1991; Политбюро ЦК ВКП(б) и Совет Министров СССР. 1945–1953; и др.
[cliv] Шафаревич И. Р. Трехтысячелетняя загадка: История евреев из перспективы современной России. СПб., 2002. С. 240.
[clv] Фашизм // Настольный энциклопедический словарь-справочник. М., 1926. С. 425; 2-е изд. М., 1927. С. 425.
[clvi] Фашизм // Там же. 3-е изд. М., 1929. С. 598.
[clvii] Космополитизм // БСЭ. Т. 34. М., 1937. С. 431.
[clviii] См.: Космополитизм // БСЭ. 2-е изд. Т. 23. М., 1953. С. 113.
[clix] Сталин И. В. Речь на ХIХ съезде партии 14 октября 1952 г. М., 1952. С. 8.
[clx] Цит. по: Марьина В.В. Дневник Г. Димитрова // Вопросы истории. 2000. № 7. С. 42.
[clxi] БСЭ. 2-е изд. Т. 23. С. 114.
[clxii] См.: Лебедев С. В. Альтернатива справа: Национально-патриотическое движение в России: Историческая традиция, идеологические направления и перспективы. СПб., 1999.
[clxiii] См.: Суверенитет: Сборник / Сост. Н. Гараджа. М., 2006.
Tags: history, БиВ, е.в.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments