Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Category:

Пытался читать статью Валентина Фалина

в сборнике "Партитура Второй мировой" (Нарочницкая, Фалин, Демурин, Мельтюхов, Семиндей, Шубин и др).

Начальную статью Нарочницкой я прочел легко (она пишет примерно одинаково, ничего особо нового по сравнению с "За что и с кем мы воевали").

Дальше идет большой текст В.М.Фалина "К предыстории пакта о ненападении между СССР и Германией". Я этого динозавра помню еще по советским временам, он для меня всегда был где-то рядом с Валентином Зориным и Генрихом Боровиком, но рангом посерьезней (все-таки не просто обозреватель, а глава АПН, а потом заведующий Международным отделом ЦК КПСС, секретарь ЦК КПСС, и прочая и прочая).

В последнее время он фигурирует больше не как бывший сотрудник агитпропа и ЦК, а как доктор исторических наук, специалист по международным отношениям. Ну ладно, думаю, может, он там действительно в АПН и ЦК роль отбывал, а сам-то весь такой государственник-за-державу-обидно, и на всех постах стремился докопаться до тайных документов и замыслов...

Ну так вот, после страниц Нарочницкой начинается Фалин, берусь читать и сходу врезаюсь в такую забытую уже субстанцию:
Закоперщиками предания российского бастарда анафеме выступили французский президент Ж. Клемансо и британский военный министр У. Черчилль. Последний потребовал "усмирить революцию войной", "отгородить Советскую Россию от Западной Европы кордоном неистово ненавидящих большевиков государств". Верховный совет Антанты принял решение о вооруженном вмешательстве в российские события. 23 декабря 1917 г. была утверждена конвенция о разделе России на "сферы действий". Англичанам вверялся Кавказ, казачьи области на Дону и Кубани плюс прикаспийские регионы. За французами закреплялись Белоруссия, Украина, Крым. Соединенные Штаты, формально не авторизуя конвенцию, выговорили себе Сибирь и Дальний Восток.

Тогда же, в декабре, англосаксы вошли в контакт с австрийцами на предмет блокирования Антанты и Четвертного союза (Германия, Австро-Венгрия, Болгария и Турция) за счет России и против России. Так откликнулись "демократы" на советское приглашение (21 ноября 1917 г.) всех конфликтующих сторон к замирению. Не принесли плодов также попытки Советской республики склонить нейтральные государства к посредничеству в налаживании мирного диалога.

Петроград предупреждал: если обструкция Антанты сделает невозможным взаимное согласие об основах послевоенного мироустройства, он будет вынужден действовать по собственному усмотрению. Советы не собирались причинять ущерб бывшим союзникам России. На открывшихся 3 декабря в Брест-Литовске советско-германских переговорах наши делегаты настояли на включении в решение о перемирии оговорки - выводимые из боя на востоке кайзеровские войска не должны перебрасываться на западный фронт.

Протянутые сквозь прокрустово ложе XX века, мы понимаем иллюзорность апелляций к здравому смыслу и элементарной порядочности, раздававшихся под занавес как Первой, так и Второй мировой войны. Не Устав Лиги Наций и не Устав ООН, эти многочастные оды, воспевавшие мирную благодать, не заветы "мечтателей", в которые без достаточных к тому оснований зачисляли постверсальского Бриана и послеялтинского Фр. Рузвельта, маркировали маршруты движения. "Если в жизни есть что-то неизбежное, то таким неизбежным является война между США и Россией, и ее надо начать как можно раньше", - гласил документ госдепартамента от 19 мая 1945 г. А в 1946 г. администрация Трумэна твердо решила для себя и за других - какую бы политику ни проводила Москва, само существование Советского Союза не совместимо с американской безопасностью, и принялась по новой отсчитывать круги ада.

Чем досадила империалистическому истеблишменту смена социальной формации в отдельно взятой стране? Советы звали к "справедливому демократическому миру без аннексий и контрибуций", к обузданию милитаризма, к признанию за всеми нациями, большими и малыми, равных прав на свободное самоопределение, к развитию экономических связей на основе взаимной выгоды. Декреты о национализации иностранной собственности и введении монополии государства во внешнеэкономических связях будут приняты позднее. Внутреннее переустройство в России еще не выродилось в братоубийство. Избрание нового патриарха двести лет спустя после ликвидации Петром I этого сана вроде бы сулило модус вивенди мирского и духовного начал. Новая Россия материально не могла ни на кого напасть. Солдат распустили по домам: крестьян ждала истосковавшаяся по плугу земля, рабочим предстояло оживить пришедшие в упадок заводы..

Нет, старая память меня не подвела. Боюсь, даже Генрих Боровик так уже не сможет, как-то он помягчел за последние 20 лет. А товарищ Фалин держит порох сухим и борозды не испортит.

P.S. Текст книжки есть в сети.

Собираюсь все-таки прочесть по возможности, тем более что там не только Фалин, надеюсь, другие авторы пишут иначе. А главное, там в приложениях 35 документов 1939 года.
Tags: books, history, links, БиВ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments