Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Categories:

Сванидзе на "Эхе"

Родительское собрание
Воскресенье, 26.09.2010
Учебники не должны сеять ненависть


Гости: Николай Сванидзе, Инна Кабыш, Владимир Мединский
Ведущие: Ксения Ларина

Дополнение:
На сайте выложили расшифровку.

В начале дискуссии Ксения Ларина прямо указала главную опасность
По-прежнему педалируется, говорю просто общие слова, напоминаю просто, слушатели не дадут соврать, они то же самое пишут, педалируется величие русского народа, величие русских побед. И вообще то, что история России это история побед это уже такая аксиома, вокруг которой строится преподавание истории, вот мне кажется это самая главная опасность, которая сегодня существует. От этой тенденции никто не отказывается, она приветствуется.

В дальнейшем были названы и другие опасности (видимо, менее страшные). Но в целом речь шла не только об опасностях, но в цеом о том, как учить истории.

Меня крайне порадовали слова историка Николая Карловича Сванидзе:
Н. СВАНИДЗЕ: Можно сказать, в учебнике истории должна быть написана правда, давайте исходить из этого, давайте не думать в каком направлении нам врать в учебниках истории, в том направлении, что хотелось свалить или в том направлении, что хотелось остаться, давайте не будем думать, куда нам врать, нам нужно правду говорить, история это наука...

К. ЛАРИНА: А цель, какая? Вот для Владимира цель это гордиться историей.

Н. СВАНИДЗЕ: Вот какая цель в учебнике физики, вот такая же цель учебника истории, это правда.

К. ЛАРИНА: Это же не может быть надолго.

Н. СВАНИДЗЕ: Можно завершить. И тогда закрыв этот учебник, потому, что у нас история это история та, которая есть, которую мы знаем, это великая история. И тогда закрыв этот учебник, и поняв, что ему не врут, что ему не пытаются втюрить какие-то розовые сопли, или пытаются напугать, а ему просто рассказывают что было, а то, что было это настолько интересно.
Однако, с ним были не согласны другие участники той же передачи:
К. ЛАРИНА: Нужно ли писать отдельную главу про чеченцев предателей?

Н. СВАНИДЗЕ: Ни в коем случае.

К. ЛАРИНА: А почему, тогда зачем писать главу про чеченцев героев?

Н. СВАНИДЗЕ: Про чеченцев героев нужно, также как и про других героев, и про русских героев, и про евреев героев, и про татар героев, про всех героев нужно писать.

И. КАБЫШ: Народ должен знать своих героев.

Н. СВАНИДЗЕ: Зачем же выделять национальную принадлежность предателей, предатели были у всех народов.

К. ЛАРИНА: То есть, национальную принадлежность героев мы выделяем, а национальную принадлежность предателей нет.

В. МЕДИНСКИЙ: Герои не имеют национальности.

Н. СВАНИДЗЕ: Тоже не выделяем.

В. МЕДИНСКИЙ: В каждой нации есть свои герои, тем более, что мы пишем учебник, потому, что есть учебник, это учить, как надо жить.

Н. СВАНИДЗЕ: Конечно.

В. МЕДИНСКИЙ: Поэтому учебник надо писать так, что были герои и эти, и эти.

Н. СВАНИДЗЕ: Конечно, потому, что кого не перечисли, окажутся правы.

К. ЛАРИНА: Хорошо, мы тут сейчас начали говорить про учебник для студентов, а учебник для маленьких детей, для школьников, они будут тогда считать, сколько было чеченцев героев, сколько Грузинов героев, сколько русских.

Н. СВАНИДЗЕ: Не нужно считать.

К. ЛАРИНА: А вот русских больше или чеченцев больше.

Н. СВАНИДЗЕ: Не нужно этого считать.
Там еще много разговоров про нравственность, воспитание, политкорректность, коллективизм, индивидуализм и т.п. Думаю, многие с интересом ознакомятся с мнениями таких специалистов по нравственности и воспитанию, как В.Мединский и Н.Сванидзе.

Мое внимание привлекли слова педагога Инны Кабыш о ценностях и установках современных школьников и их родителей.
И. КАБЫШ: Теперь напоминание об коллективизме, оно сейчас очень актуально, потому, что об индивидуализме можно и не говорить на самом деле, он настолько уже сейчас в крови у детей, они такие индивидуалисты в классе, понимаете вот он каждый за себя, каждый готов потопить другого, чтобы лучше ответить.
...
Не знаю, может быть, я немножко уйду в сторону, вы знаете, какие у меня литературные проблемы, потому, что может сложиться ощущение, что на литературном фронте всё так благостно. Вы знаете, действительно в процессе преподавания литературы вот таких национальных каких-то не возникает, они не провоцируют, и тексты не провоцируют никакую межнациональную рознь. Но у нас же есть другая проблема и тенденция очень на мой взгляд тревожная. Вот родители не только хотят, чтобы был такой незлобивый учебник, а чтобы вообще всё было благостно. И они настолько хотят детей отгородить от всяких вообще потрясений, от всего.

К. ЛАРИНА: Родители?

И. КАБЫШ: Родители, и бывают школы, где администрация идёт на поводу у них, а где нет. То есть, давайте жить дружно, не дай бог какую-то книгу, я предлагаю прочитать книгу «Белый пароход». Думайте, кого-то там интересует, что там киргизский мальчик, а не русский, это никого не интересует. Мои родители говорят: «Там же мальчик погибает, не надо такую страшную книжку читать». А то, что у нас там Катерина погибает точно также... То есть, вообще не хотят никаких проблем для детей, всё должно быть очень благостно. Я всегда предлагаю книжку «Похороните меня за плинтусом».

К. ЛАРИНА: Какая правильная учительница.

И. КАБЫШ: Нет, это травматическая книжка. Я говорю, а Раскольников с топором это не травматическая книжка. С Раскольниковым уже смирились, вроде как классика, вроде как ничего не попрёшь, а вот всё новое, современное, что говорит о нашей жизни очень тягостной, и в нашей жизни есть очень много всего страшного помимо национальных каких-то конфликтов. Есть положение в семье, есть насилие над ребёнком, есть наоборот, когда ребёнок издевается над взрослыми, есть армейские какие-то проблемы, есть студенческие проблемы. Ничего этого родители не хотят. И это вот очень страшно, и у меня вот такая проблема.

К. ЛАРИНА: А чем вы это объясняете Инна?

И. КАБЫШ: Потому, что ребёнок, он как в парнике должен расти, и вот его нужно отгородить, вот он такой практичный, прагматичный, он индивидуалист. Почему он должен думать о каком-то мальчике, которому плохо, у него же хорошо в семье, у него всё благостно, он должен думать о себе и о своей карьере, а я его вывожу из этого состояния. Я заставляю пожалеть какого-то мальчика, мы читаем книги об армии, «Общага на крови» предположим я предлагаю того же Иванова. Нет и всё, то есть, я встречаюсь с таким диким сопротивлением, и даже где-то идёт, родители даже готовы поступиться русской литературой, даже классической, лишь бы не перегружать своего ребёнка. То есть, мне приходят и говорят: «Вы знаете, у меня вчера ребёнок читал вашего Тургенева» - имеется в виду «Му-Му» - «И так плакал, что у него поднялась температура». Это хорошо, если он не будет над вымыслом слезами обливаться, то он и не будет потом обливаться слезами по поводу совершенно реальных проблем, он потом вас не пожалеет, если он сегодня не пожалеет «Му-Му».

К. ЛАРИНА: А мне кажется, что это такая общая установка всё равно, вы мне сейчас будете говорить, что я тут про кровавый режим, я смотрю на Мединского, вот такая установка на успех.

И. КАБЫШ: Абсолютный успех и благостный путь к этому успеху.

К. ЛАРИНА: И такое абсолютное равнодушие к чужой боли оно параллельно идёт, то есть, это же идёт параллельно не замечать ничего, то, что не радует глаз, видеть только светлые стороны этой жизни.

И. КАБЫШ: Вот язык, какие-то там плохие слова, эту книжку нельзя рассказывать, там плохие слова. Я говорю, что не бывает слов плохих, что значит плохие, там такие герои, они не могут говорить на языке Тургенева, понимаете, это будет неправда, что значит плохие слова.

К. ЛАРИНА: У нас сейчас и кино такое снимают, когда никого не жалко, в том числе кино про войну, достаточно такое целлулоидное, где никто там не плачет.

И. КАБЫШ: Вот это установка на то, чтобы вообще никого не жалеть, ничем не грузиться, это настолько страшно.

Вот это действительно серьезная опасность. Мне кажется, можно перестать бояться культа Победы, этим школьникам он совсем уже не страшен...
Tags: culture, БиВ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments