Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Categories:

Свежие публикации про Б. и В.

Первый текст привожу полностью, остальные - фрагментарно.
-----------------

ПОЛИТ.РУ публикует открытое письмо одной из наиболее авторитетных академических институций в сфере иудаики – Центра «Сэфер».

Об учебном пособии А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина «История России. 1917–2009»
Открытое письмо Центра «Сэфер»
15 сентября состоялось заседание Ученого совета истфака МГУ им. Ломоносова, обсудившего ситуацию, сложившуюся вокруг выдержавшего к настоящему времени уже три издания учебного пособия профессоров истфака МГУ, рекомендованного Учебно-методическим отделом (УМО) для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности “История”.

Данное учебное пособие, как представлено в аннотации к нему, отражает новейшие достижения в изучении отечественной истории и высоко оценено специалистами и студентами.

Однако члены профессионального сообщества никоим образом не могут быть удовлетворены представленным в данном учебном пособии подходом к истории различных национальных меньшинств России. Ксенофобская направленность, явно присутствующая в данном пособии, свидетельствует о профессиональной ущербности его авторов. Это вызывает тревогу у ученых, озабоченных тем, что таким образом препарированные сведения не только грубо искажают подлинную картину прошлого нашей страны, но и способны серьезно осложнить ведущийся в ней межэтнический и межконфессиональный диалог.

В экспертном заключении, оглашенном на прошедшем 6 сентября заседании Комиссии Общественной палаты РФ по межнациональным отношениям и свободе совести, указанное учебное пособие профессоров исторического факультета МГУ было квалифицировано как «ксенофобия, фальшивка, апология диктатуры». На этом же заседании выяснилось, что рекомендация к печати была дана УМО «авансом» под обещание авторов устранить выявленные ошибки и недоработки, что так и не было выполнено.

В издании, которое используется для обучения и воспитания будущих историков, в неприемлемой, оскорбительной форме излагается история населяющих Россию народов. Поскольку наши профессиональные интересы связаны с областью академической иудаики, остановимся подробнее на освещении в пособии этой тематики. Через все пособие так или иначе, открыто или завуалировано проводится идея о крайне отрицательной роли евреев в советской истории. По мнению авторов, «в Советском Союзе из семидесяти лет его истории значительная часть приходится на годы правления, когда лидерами страны были лица нерусской национальности» (с. 12). Далее по поводу этого выделенного нами выражения, явно заимствованного из аппаратного лексикона сталинского времени, как бы поясняется: в СССР возникли «вполне очевидные диспропорции в представленности национальностей в структурах власти… в партийном и государственном аппаратах, сферах науки и искусства к 1930-м годам с большим отрывом от других лидировала еврейская национальность» (с. 299). По мнению авторов, исправление Сталиным этих «диспропорций» положительно сказалось политической и общественной жизни в СССР, а также на его внешней политике.

Другие «откровения» авторов по данной проблематике не нуждаются в развернутом комментировании из-за их очевидной абсурдности. В параграфе, посвященном коллективизации, авторы отмечают, что Колхозцентром во главе с Г.Н. Каминским (одно из “лиц нерусской национальности”!) «в качестве образца для будущих хозяйств в советской деревне был избран кибуц… модель кооператива, разработанная во всемирной сионистской организации» (с. 223). Но первые еврейские колхозы, созданные в середине 1920-х годов, были разогнаны большевиками, о чем авторы умалчивают, как и о многих других фактах, не вписывающихся в их тенденциозную схему. Саму коллективизацию они, кстати, считают удачным продолжение аграрной реформы Столыпина.

Единственное упоминание о Холокосте авторы дают в следующем двусмысленном контексте: «10 172 евреям, сражавшимся на стороне Германии (в годы Великой Отечественной войны»!) и попавшим в советский плен», не грозило стать жертвами Холокоста (с. 360). Авторы не сообщают, что эти евреи (их, кстати, было вдвое меньше: не 10, а 5 тысяч), входившие в т.н. рабочие батальоны, были насильственно пригнаны на фронт в составе союзных с Гитлером венгерских войск и использовались на таких вспомогательных работах, как разминирование минных полей, рытье окопов и т. п.

Целый ряд сталинских преступлений послевоенного времени, в том числе – «дело врачей», авторы представляют как «спровоцированные американскими спецслужбами» (с. 377). Пропагандистско-репрессивная кампания «по борьбе с космополитизмом» в СССР трактуется как мера, принятая «по объективной причине» и направленная на укрепление советского патриотизма. Глубоко фундированную точку зрения, детерминирующую данную акцию сталинским антисемитизмом, авторы считают «некорректной» (с. 427). Более того, советских евреев, имевших широкие связи с американскими и израильскими сородичами, они рассматривают как сомнительных советских граждан и потенциальных изменников (с. 425). Тайное убийство по приказу Сталина руководителя Еврейского антифашистского комитета (ЕАК) С.М. Михоэлса авторы по сути пытаются оправдать тем, что он подозревался «в попытках использовать дочь Сталина и ее мужа в корыстных интересах евреев» (с. 385).

Блуждая в дремучем лесу советских мифологем, авторы воспроизводят их, когда, рассказывая (с многочисленными добавлениями «от себя») о проекте создания еврейской республики в Крыму, пишут о намерении советских властей «прозондировать реакцию влиятельных зарубежных сионистских организаций», При этом они, бездумно используя старые пропагандистские клише, отождествляют еврейские организации с сионистскими, хотя на самом деле реакция настоящих сионистов на такой проект могла бы быть только отрицательной.

Общество «Память» представлено как выражавшее интересы русского патриотического движения (с. 565). Дается позитивная оценка трудов Ю. Иванова, Е. Евсеева, В. Бегуна, «разоблачавших в своих книгах реакционную сущность сионизма» (с. 565), что в советских условиях настраивало общественность против евреев.

Авторы учебного пособия отрицают, что в Советском Союзе в течение ряда десятилетий проводилась политика государственного антисемитизма и что «дело ЕАК», и «дело врачей» были ее следствием (с. 574).

Подобных, относящихся не только к евреям, но также и к другим народам России (например, к чеченцам) «новаторских выводов», предостаточно в этом пособии, многие страницы которого написаны с позиций жесткого национализма. В качестве источника приводимых в данном учебном пособии, или в его предыдущих изданиях «сенсаций» и «новаций» используются откровенные фальшивки, разоблаченные много лет назад – никогда не произнесенная речь Сталина от 19 августа 1939 г. в поддержку заключения пакта о ненападении с Германией, якобы разработанный и озвученный в 1945 г. будущим главой ЦРУ А. Даллесом план по борьбе с СССР (на самом деле придуманный советскими писателями-«патриотами»), никогда не произносившаяся речь президента США Б.Клинтона. В другом месте за точные слова Сталина выдается цитата из сталинистского романа В.Д. Успенского «Тайный советник вождя». Сами А. Барсенков и А. Вдовин под напором неопровержимых разоблачений письменно признали, что использовали в качестве источников непроверенные материалы.

Учебное пособие изобилует многочисленными искажениями и ошибками, допущенными в обозначении дат, имен, различных количественных данных, при цитировании документов и т.д., что свидетельствует о профессиональной неряшливости авторов.

В приведенной в конце книги библиографии не указана ни одна книга или статья зарубежного автора (будь то на русском, или другом языке). Нет, разумеется, и трудов, зарубежных авторов, касающихся истории советских евреев. В библиографическом списке не нашлось места и для работ отечественных историков (за исключением Г. Костырченко), посвященных истории советского еврейства, в частности И. Альтмана, О. Будницкого, Е. Гениной, М. Куповецкого, А. Локшина и др.). В качестве специалистов по еврейскому вопросу в СССР Барсенков и Вдовин приводят исполненные юдофобии мнения непрофессиональных историков И. Шафаревича, М. Лобанова и др.

Принимая во внимание разразившийся в обществе скандал, Ученый совет истфака постановил создать экспертную комиссию из высококвалифицированных специалистов из МГУ, РАН и других научных учреждений для проведения научной экспертизы указанного учебного пособия.

До получения экспертного заключения, которое должно быть готово к 15 ноября, решено приостановить использование данного пособия в учебном процессе на историческом факультете. Между тем, со стороны радикальных националистов, в том числе и рядящихся в тоги ученых-историков, началась шумная кампания диффамации членов представителей Общественной палаты, осудивших данное учебное пособие. Делаются попытки представить авторов пособия невинно преследуемыми «русскими профессорами», написавшими «профессионально безупречный учебник».

В полной мере осознавая всю опасность, которую таит в себе для Российского государства и общества содержание учебного пособия А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина «История России. 1917–2009», мы поддерживаем оценку этого сочинения как написанного на крайне низком научном уровне и проповедующего ксенофобские, шовинистические и антисемитские взгляды. Мы решительно заявляем, что такая книга не может использоваться в учебном и воспитательном процессе.

Подписи

Августевич Семен, канд. психол. наук, доцент Московского государственного гуманитарного университета им. Шолохова, редактор общественно-публицистического журнала "Корни"

Дымшиц Валерий, д-р хим. наук, директор Центра "Петербургская иудаика" Европейского университета в Санкт-Петербурге

Иванов Александр, научн. сотр. Центра "Петербургская иудаика" Европейского университета в Санкт-Петербурге

Карасова Татьяна, канд. ист. наук, зав. Отделом Израиля и еврейский общин Института востоковедения РАН

Кельнер Виктор, д-р ист. наук, проф. Европейского ун-та в Санкт-Петербурге, ведущий научн. сотр. Российской Национальной Библиотеки

Кобринский Александр, проф., д-р филол. наук

Куповецкий Марк, директор Центра библеистики и иудаики, РГГУ

Локшин Александр, канд. ист. наук, Институт востоковедения РАН

Мельникова Елена, проф., д-р ист. Наук

Милитарев Александр, проф., д-р филол. наук, проф. РГГУ

Мочалова Виктория, канд. филол. наук, директор Центра научных работников и преподавателей иудаики в ВУЗах «Сэфер»

Носенко-Штейн Елена, д-р ист. наук, ведущий научн. сотр. Института востоковедения РАН

Парижский Семен, соискатель степени канд. филол. наук, Институт восточных рукописей РАН

Петрухин Владимир, проф., д-р ист. наук, Институт славяноведения РАН

Подольская Ирена, филолог, член Союза писателей

Полян Павел, д-р геогр. наук, проф., географ и историк

Рашковский Евгений, д-р ист. наук, зав. НИЦ Религиозной литературы и Русского зарубежья ВГБИЛ им. М.И. Рудомино, гл. научн. сотр. ИМЭМО РАН

Роскин Владимир, канд. филос. наук, директор Центра толерантности "Поволжский мир", Казань

Спектор Роман, канд. психол. наук, академик МАН, Президент Еврейской культурной ассоциации, Сопредседатель Союза диаспор России

Тантлевский Игорь, доктор филол. наук, проф. СпбГУ

Томашевский Ежи, д-р ист. наук, проф. Варшавского университета

Тищенко Сергей, канд. ф.-м. наук, ведущий научн. сотр. Ин-та восточных культур и античности РГГУ
-------------------------

"ИЗВЕСТИЯ"
Какие мы нежные
Дмитрий Соколов-Митрич, писатель
Или вот возьмем более свежий пример - известный скандал вокруг учебного пособия "История России. 1917-2009", написанного двумя профессорами МГУ А.И. Вдовиным и А.С. Барсенковым. Это издание попало в руки телеведущему и общественному деятелю Николаю Сванидзе. Он его прочитал, и оно ему категорически не понравилось. С тех пор Сванидзе не устает обвинять авторов издания в симпатиях к Сталину, а также в нелюбви к нацменьшинствам. Экземпляр издания он направил уполномоченному по правам человека в Чечне Нурди Нухажиеву. Тот прочитал пометки о чеченском народе и решил подавать на авторов учебного пособия в суд. Ничего удивительного в том, что эта череда событий стала достоянием общественности и поводом для бурного обсуждения, негодования и даже ответных действий юридического и гражданского характера. Вокруг опальных профессоров тут же сплотилось кольцо из некоторых коллег-ученых, а также патриотически настроенных деятелей культуры, журналистов, политиков и просто общественников. Они стали кричать: "Прекратите травлю Вдовина и Барсенкова!" И так громко кричали, что вскоре команда Николая Сванидзе совсем забыла, кто породил учебниковый скандал, и тоже стала кричать: "Прекратите травлю Сванидзе!"

То есть получается, что обе стороны конфликта - затравленные. Кто ж тогда их травит?
-------------------

"ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ"
Анатолий Берштейн
О «статусной» дискуссии

...
Почитав, кто и что говорит на эту тему, пришел к выводу, что большинство делает упор на профессорский статус авторов пособия, а также на статусность университета, в котором они работают. Я не против уважения к авторитету, но авторитету, подкрепленному именем в науке, научными публикациями, признанием коллег по цеху, но не должностью. А получается, если человек остепененный, а главное, если занимает положение, значит, общаться с ним, а тем более критиковать его могут только равные по статусу — то есть по служебному положению? Это ли не феодально-холуйская психология, которая помогает скрыть за высоким сословным забором некомпетентность, а иногда и откровенную невежественность?

Неслучайно и другое совпадение: те, кто преклоняется перед должностями, званиями, статусами, обычно сакрализируют власть как таковую. Но ведь давно сказано: не место красит человека. И вряд ли я открою большой секрет, если скажу: статусный политик, статусный идеолог, даже статусный профессор истории может иногда такую глупость сморозить…

И еще одна примечательная черта спора. Даже откровенные или латентные поклонники сталинских методов и взглядов в своих филиппиках в защиту авторов учебного пособия апеллируют именно к демократии, обвиняя критиков в «травле», в развязанной кампании «охоты на ведьм», в методах 37 года. Того самого, который они отнюдь не считают таким уж мрачным в нашей истории — жить-то было лучше, веселей. И что характерно: тут же, в комментариях, в блогах, появляются многочисленные предложения подвести поднявших руку на «ученых-патриотов» под «расстрельные статьи» и прочие страсти. К слову, оппоненты уже давно перешли на личности.

Все это, говоря открытым текстом, называется лицемерием и ханжеством.

Есть такие, кто, не будучи «членом корпоратива» и имея свое, не укладывающееся в прокрустово ложе всяких «измов», мнение, пытается несколько брезгливо и свысока откреститься от обоих «чумных домов». В этой позиции есть, на мой взгляд, пусть и непреднамеренное, но лукавство. Предпочтения у этих людей все же имеются, отпугивает лишь одиозность отдельных участников спора да личная нравственная брезгливость.

Что ж, замечательно, что людей с детства приучили к элементарной моральной гигиене. Я только категорически против амальгам — мол, все одним миром мазаны. Отнюдь. Возможно, я тоже предвзят (хотя ни к какому лагерю не принадлежу и взгляды имею вполне умеренные), во всяком случае, где моя сторона, представляю определенно и отчетливо. И вот, что хочу сказать: не равные это стороны, уважаемые коллеги. Во всяком случае, большинство их тех, кого я лично знаю «со своей стороны», ни в каких кампаниях не участвуют, единственно имеют свое мнение, чаще всего компетентное, и гражданскую позицию. Я готов поверить, что многие их оппоненты тоже искренние и знающие люди, просто думают по-другому. Значит, стоит всего лишь поверить в искренность оппонентов и начать говорить по существу, не отвлекаясь на личные подозрения и стереотипы мышления.

Я сам недавно писал, что дискуссии подобного рода мне кажутся бесполезными, в том смысле, что уж больно в разных средах обитали и развивались участники полемики. Теперь понимаю, что стоило оговориться: это все же больше касается тех, кто придерживается «грязных» взглядов и нечистых помыслов, кто делит людей своей страны на «наших» и «чужих». А такие «непримиримые» есть с обеих сторон. Остальным же можно и нужно разговаривать друг с другом. А как же иначе?..

Мы живем в одной стране, с такой «непредсказуемой» историей, что, естественно, на ее прошлое и настоящее есть разные, подчас диаметрально противоположные точки зрения. Но мы обречены договориться хотя бы ради мирного будущего.
----------------------

"НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА"
Суду истории суд не нужен
Ссылки в Грозный и вызовы в прокуратуру научным дискуссиям о судьбе страны не помогут

Николай Арсеньевич Гульбинский - публицист.
...
Позволю себе сформулировать несколько тезисов, небесполезных, как мне кажется, для смягчения подобных противостояний в будущем. Но прежде всего я бы предложил некоторым «бойцам исторического фронта» слегка остыть и выбросить из головы такие термины, как «прокуратура», «суд», «статья 282 УК РФ», «принудительная доставка в Грозный» и т.п. Только еще нам не хватало, чтобы идеологические дискуссии обернулись человеческими жертвами!

Тезис первый. Написать в настоящее время объективное учебное пособие по новейшей истории России невозможно в принципе
...
Тезис второй. «Пусть расцветают все цветы»
...
Тезис третий. Бойтесь фальшивок, даров не приносящих
...
Тезис четвертый. Прокуратура и правоохранительные органы не могут быть «арбитрами» в исторических дискуссиях
...
Тезис пятый. В исторической науке нет запретных тем
...
Тезис шестой. Нельзя отдавать науку на откуп любителям
...
Тезис седьмой. Историю надо любить
(Следует заметить, последний автор не раз лягает зубовский двухтомник, притягивая каждый раз Лаврова, как одного из соавторов. Лягает в основном по делу, но только вот Лавров за итоговый текст прямой ответственности не несет - ее прямо взял на себя главный редактор издания А.Б.Зубов. Соавторство Лаврова означает написание части текста и согласие с общим направлением, что тоже немало значит.)
Tags: БиВ
Subscribe

  • Сходил, проголосовал

    за Петра Аркадьевича Столыпина. Жаль, что его не было в списке, пришлось дописать.

  • про зацикленность и упёртость

    Иногда спрашивают, почему я так много пишу на такую-то тему. В смысле, зачем это вообще, и главное, в таком количестве, когда важнее другое. Ответ…

  • про отфренд

    Очередной раз сталкиваюсь с тем, что давние друзья или хорошие знакомые отписываются после моих публикаций, где я открыто высказываю свою позицию.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments