Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Нехорошее ощущение

Привалов написал колонку "О милых подробностях самострела"
Президент подписал закон, поправивший 4−ю часть Гражданского кодекса. Нам говорят, что принятие этих откровенно неудачных поправок необходимо для предстоящего России вхождения во Всемирную торговую организацию. Но ведь «Если к правой цели ты идёшь, / Путь во всех частях его хорош» — и можно бы заявить, что поправки к ГК дискредитируют большую и светлую идею вступления нашей страны в ВТО. Однако это значило бы дважды соврать: и во вступлении в ВТО нет ничего светлого, и поправок — во всяком случае, скандальнейшей из них — никто от нас не требовал.
...
Теперь о поправках в ГК. Наибольший шум вызвала одна из них. Неделю назад статья 1273 позволяла «без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения воспроизведение гражданином исключительно в личных целях правомерно обнародованного произведения», теперь она позволяет такое воспроизведение «при необходимости и исключительно в личных целях». Законно купив в магазине фильм на DVD, вы теперь вправе смотреть его дома только в том случае, если в просмотре будет необходимость, причём смысл слова применительно к данному контексту законодатель не определил. Это не просто глупость — тут будет настоящий вред. Если раньше что-то доказывать (например, что вы собрались неправомерно извлечь коммерческие выгоды) должен был желающий уличить вас в нарушении авторских прав, то теперь уже вы должны будете доказывать всякому, кто захотел на вас наехать, что смотрели-слушали-читали нечто по необходимости,— ума не приложу, как вы это будете делать. Рунет взорвался вполне обоснованной бранью и издевательствами — вплоть до предложения украсить аналогичными вставками базовые статьи Конституции: каждый имеет право на жизнь — при необходимости; каждому гарантируется свобода мысли и слова — при необходимости и т. п. Не правда ли, страшно интересно, откуда такое счастье прикатило?

В пояснительной записке к правительственному законопроекту сказано, что поправка призвана «более чётко обеспечивать соответствие статьи 1273 Кодекса статье 13 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности». Это, по-видимому, просто неправда: упомянутая статья 13 требует только, чтобы «изъятия в отношении исключительных прав» сводились «до некоторых особых случаев, которые не вступают в противоречие с обычным использованием произведения»; о необходимости — ни полслова. Так что, почему бы на нас с вами ни плюнули этим ограничением наших очевидных прав, ВТО тут на самом-то деле ни при чём. Говорят, в заключении правового управления Думы указывалось на резкое несоответствие обсуждаемой поправки и Конституции, и тому ГК, который она так зримо улучшила, но это указание уважено не было — даже и самой Думой, проштамповавшей во всех чтениях, среди прочего, и эту вредную чушь. Чья тут сказалась лоббистская мощь, я не знаю — и не очень хочу знать: возможные лоббисты стоят друг друга, а тенденция достаточно очевидна.

Сейчас на всех парах катится к внесению в Думу — то есть, не будем себя обманывать, к триумфальному принятию — законопроект «О полиции», отличающийся таким же нескрываемым пренебрежением к правам нечиновных жителей России. Депутат Макаров верно говорил о нём в эфире «Эксперт-ТВ»: «Это сигнал гражданам: больше вы никто — и попробуйте только вякнуть». Среди прочих радостей законопроекта многими отмечена не ограниченная свобода ми/полиции вторгаться в квартиры — достаточно, чтобы у неё «были основания полагать», что там творится что-то нехорошее. В этом смысле только что обсуждённую нами поправку в ГК трудно переоценить. Всегда ведь есть основания предполагать, что за облюбованной правоохранителями дверью сидит злоумышленник и читает, сукин сын, Акунина — без необходимости!


См. также обсуждения проекта закона о полиции:

с Михаилом Гришанковым http://www.expert.ru/articles/2010/09/24/privalov_grishankov/
– Я помню, по-моему, в январе этого года был шум в газетах, что Нургалиев выпустил приказ по запрету этой самой палочной системы, потом добрые люди не поленились, полезли в «Консультант» его прочли, оказалось, что она укрепляет эту палочную систему.

– Александр Николаевич, я даже скажу больше, у меня ужасный пример, у меня документы на столе лежат. В одном из районов, я работаю в Пермском крае, депутат от Пермского края, в разных районах встречаюсь с людьми, и встречаюсь, в том числе, и с сотрудниками правоохранительных органов… Вот начальник одного из райотделов показывает мне листок бумаги, ну, то есть отчет, отчитывается. Если в девятом году, ну, возьмем восьмой–девятый год, в восьмом году не было изнасилований, значит, не было раскрытых преступлений, в девятом году тоже не было изнасилований, значит, не было раскрытых преступлений, то оценка работы отдела в той системе, по тому приказу, который подписан в МВД, оценка работы неудовлетворительная. То же самое по грабежам. Он говорит: «Товарищ депутат, объясните, вообще, как это?»

– Этого объяснить нельзя.

– Да. И вот этот бред, я прошу прощения, по-другому не могу сказать, его невозможно ни объяснить, ни понять. Эту бумагу я взял, показываю руководству МВД. Они говорят: «Ну, да, есть там эта, то есть, вот эта статистика». Я говорю: «Слушайте, ну до каких пор это будет? Ну, до каких пор? То есть мы знаем кучу дел, когда ради того, чтобы нарисовать себе цифры для получения себе премии, сотрудники милиции идут и на преступления. Надо прекратить это, вы же это знаете».

– Ну, так вот же, вот перед вами бумага, где должно быть черным по белому написано, чего нельзя, чего можно и, в частности, по каким критериям.

– Ну, они постарались прописать и права, и обязанности, как умели.


с Андреем Макаровым http://www.expert.ru/articles/2010/10/01/privalov_makarov/
Следующий вопрос, чрезвычайно важный: мы по существу вводим презумпцию законности действий сотрудников полиции, милиции – кого хотите. Статья 32 законопроекта. На самом деле, это страшно, потому что именно через призму этой статьи будут рассматриваться все остальные. Все остальное действует только вместе с этой статьей. Иными словами, статья говорит о том, что… Начинается, кстати, ведь великолепно, замечательно: «Законные требования сотрудника полиции обязательны для выполнения гражданами и должностными лицами». Здорово, правильно! И дальше: «требования», заметьте, «требования». Они разделены: обращенные и «их предпринимаемые действия». То есть мы разделили требования и действия – это очень важно… «…Считаются законными до тех пор, пока в установленном законом порядке не установлено другое».

– Это особенно хорошо в пылу какого-то реального…

– Секундочку. А давайте мы сейчас посмотрим на реалиях, как это будет происходить. Итак, закон пока не установлен. Итак, в вашу квартиру врываются полицейские. Кстати, теперь они в нее могут ворваться.

– Да, там специально написано.

– Теперь они могут войти. Причем, там очень важно, там написано не просто «когда есть основания полагать»… У кого? Когда у полицейского есть основания? А основания полагать у него есть всегда.

– Так он его сам рисует…

– Секундочку. Не имеет никакого значения. Более того… Кстати, есть нормы по применению оружия. Теперь можно применять оружие для того, чтобы открыть замок в двери, то есть стрелять в замок, когда вам не открывают дверь. Давайте простую ситуацию: пришли, стучатся в вашу квартиру, мы понимаем, как вежливо стучатся, а там у вас ребенок маленький, который боится, которого вы научили не открывать дверь. Он стоит перед дверью, дрожит, но дверь не открывает, поскольку ему сказали не открывать. Не открывает – бабах в дверь из пистолета. Кто не спрятался, я не виноват, это абсолютно правомерное действие! А были основания полагать, что случилось. Это простая ситуация, но она абсолютно правомерная. А вот теперь: вы открыли, они ворвались, кто-то там избивает вашего ребенка на кухне, признайся в том, что ты что-то совершил, кто-то насилует здесь вашу тещу… Я ведь называю на самом деле случаи, которые реально мы видим в прессе, они реально существуют, они реально есть. Вы подходите к милиционеру и говорите: «Уважаемый полицейский, ваши действия незаконны». А он вам так же вежливо (почему вежливо – потому что закон обязывает вежливо отвечать) отвечает: «Гражданин, вы можете обжаловать мои действия в установленном законом порядке, и после того как суд, если он их признает незаконными, я с вашей тещи, может быть, встану». Проблема в том, что мы можем издеваться над этим как угодно, но дальше наступает… Давайте открутим закон. Как он говорит? А дальше очень интересно. Если вы ему сказали: «Негодяй, что ты творишь!» – вы его оскорбили, вы за это несете ответственность. Если вы мешаете ему в выполнении этих действий, которые он сейчас совершает, то есть вам все-таки не нравится, вам тещу жалко, вступает в действие следующий пункт этой статьи. Оказывается, если вы все это делаете, то в отношении вас, не в отношении его, а в отношении вас, наступает ответственность, предусмотренная законом. То есть сопротивление, оскорбление и так далее, это уже уголовный кодекс. А следующий пункт этой же статьи говорит о том, что он имеет право, он правомерно в отношении вас может применить силу. Уже в отношении вас! Круг замкнулся. А дальше – мелочь. Вот представьте себе ситуацию. Смотрите, замечательная норма… И кстати, президент сейчас сказал: нужен же тон, чтобы было видно, кто это такой. Почему, это что, от хорошей жизни, что ли? Я думаю, что президент прочитал норму, согласно которой, замечательная норма, полицейский должен представиться и предъявить удостоверение.

– Ну, там оговорка.

– Оговорка гениальная, на самом деле: «…за исключением тех случаев, когда это невозможно».

– Или неуместно.

– Или неуместно. Дальше гениальный текст. Разъяснить свои права…

– Подождите, это этикет. Ну, неуместно первым представляться даме…

– Секундочку. В случае если нарушаются или ущемляются ваши права, милиционер должен вам разъяснить, почему нарушаются ваши права, почему происходит ущемление ваших прав, почему вы ограничиваетесь в своих правах. Та же оговорка – если это невозможно или неуместно. Вот представьте себе Правило Миранды, это правило, которое в Соединенных Штатах, знают все: «Вы имеете право хранить молчание, все ваши показания могут быть использованы против вас. Вы можете пригласить адвоката, а если у вас нет средств на адвоката, вам будет назначен…» и т.д. Это фраза, которую мы знаем все из американских детективов. Но представьте себе Правило Миранды, которое заканчивается не точкой…

– Если это неуместно…

– …а запятой – «если полицейский не считает это неуместным»… Я считаю, что все американские детективы…

– Вы правы, но я хотел бы обратить ваше внимание… У нас, к сожалению, с вами очень короткий разговор, а мне бы очень хотелось, чтобы вы мне объяснили вот что. Вы правы: многое из того, что сейчас делается, таким образом получает видимость законности. Но, насколько я понимаю, то, что сейчас не делается, то, что за последние полтора–два года у милиции удалось отжать и удалось отодвинуть, скажем, от бизнеса, тут возвращается.

– Это другая сторона. Вот все то, что за последние годы было изъято у милиции – все права в сфере бизнеса… Кстати, это самые коррупционные нормы действующего закона о милиции, и это были не пожелания, это законы, подписанные президентом, которые должны действовать… Вот все сюда вернулось. Причем вернулось в неизмеримо худшей форме, чем то, от чего мы отказались. Потому что теперь все это не просто действия, которые определяют права милиции, а эти действия становятся законными и правомерными. Теперь рэкетируя бизнес, вымогая, избивая и насилуя, они будут точно знать, что они этим законом защищены, вот и все. На самом деле, проблема ведь не в законе. Я убежден и я думаю, что большинство граждан нашей страны убеждены, что наша страна сегодня, к сожалению, живет не по закону, а по сигналам. И бог с ним, с законом. Я считаю, что проблема милиции сегодня – это не проблема закона, это проблема правоприменительной деятельности. А правоприменительная деятельность – это всегда проблема сигналов, которые дает власть. Давайте забудем на секунду о полиции. Кстати, я глубоко убежден, бессмысленно пытаться реформировать милицию, полицию, без реформы судебной системы, когда суды просто штампуют решения. А совершенно очевидно: можно сделать гениальный закон, при наличии того, что наша судебная система из себя представляет, это не будет работать…

-------------------

При чтении о подобных вещах (не только этих, новости про финансирование науки и образования тоже впечатляют) ловлю внутри себя нехорошее ощущение: тут уже ничего не исправить, с этим будет разбираться какая-то другая власть (с подтекстом - вот тогда сразу отменят все эти уродства и переделают как правильно).

Прошлый раз такое ощущение у меня было начиная с конца 90-го года, и продолжалось весь 91-й. Кто жил тогда - помнит и понимает эти настроения, даже если и не разделял их в то время. Я сам - по молодости и глупости - разделял и воспринимал с надеждой приближающийся крах.

Не раз за последние годы мне было стыдно за такие тогдашние мои настроения. Не думал, что это возможно вновь. Но вот поди ж ты - начинает проступать...
Tags: politics, privalov
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments