Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Categories:

Акуальное из Пьюзо

Обвинение в адрес Магнитского в разработке схем хищения миллиардов из бюджета сразу же напомнило мне этот фрагмент:
Так вот, Феликс Боккикьо, как многие в молодости, полагал, что, после того как он в поте лица, с таким трудом добыл себе образование, оснастил себя для избранной профессии, добродетель его автоматически вознаградится и он начнет прилично зарабатывать. Жизнь показала, что это не так. По-прежнему не теряя гордости, он упорно отвергал всякую помощь от своих родных. Один приятель, тоже молодой юрист, но со связями, с хорошими видами на будущее в крупной адвокатской конторе, уговорил Феликса оказать ему небольшую услугу. Речь шла о чрезвычайно сложных тонкостях, связанных с банкротством ― по видимости вполне законным, но на деле фиктивным. Вероятность того, что мошенничество раскроется, была ничтожна ― один шанс из миллиона. Феликс Боккикьо решился пойти на риск. То обстоятельство, что от него здесь требовалось профессиональное умение, какое дается университетским образованием, странным образом умаляло в его глазах преступную ― или хотя бы предосудительную ― сущность махинации.

Так или иначе, но обман глупейшим образом выплыл наружу. Приятель-юрист пальцем не пошевелил, чтобы выручить Феликса, даже трубку не брал, когда тот звонил ему. Главные действующие лица, два пожилых и прожженных дельца, кляня Феликса Боккикьо за топорную работу, предпочли признать себя виновными и оказывать содействие следствию: они назвали Феликса Боккикьо зачинщиком и утверждали, будто он склонил их на эту махинацию угрозами, помышляя внедриться в их предприятие и подчинить его себе, а их вовлек в этот обман насильно. В своих показаниях они связывали Феликса с его дядями и двоюродными братьями, имеющими уголовное прошлое, судимости за преступления с применением силы; на основании этих свидетельств Феликса отдали под суд. Оба дельца отделались условным наказанием. Феликса Боккикьо приговорили к тюремному заключению от года до пяти лет.
Ясное дело, речь не о прямых параллелях, там совсем другая история.

Вот еще один фрагмент, прочитав который, я сразу вспомнил о недавних баталиях вокруг Бычкова и Ройзмана.
― Джул подался вперед и тем же ровным, невозмутимым голосом продолжал: ― Ваш друг почти безнадежен. Способны вы это понять? Без лечения, без строжайшего медицинского надзора ему хана. При таком кровяном давлении ― плюс диабет да плюс еще вредные привычки ― его вот сейчас, сию минуту может хватить удар. Кровоизлияние в мозг ― в котелке вроде как лопнет. Я достаточно наглядно излагаю? Да, я сказал ― в дурдом. Чтобы вас проняло. Вы ж иначе не почешетесь. Прямо вам говорю. Либо вы помещаете вашего кореша в психиатрическую больницу и спасаете ему жизнь. Либо можете с ним попрощаться.
...
Вы думаете, мне первый раз приходится говорить подобные вещи в подобной ситуации? Я их твержу людям изо дня в день. Люси считает, что не надо так жестко, но она себе плохо представляет, о чем речь. «Не ешьте так много ― умрете, не курите так много, не пейте, не работайте вы так много ― умрете!..» Никто не слушает. А знаете почему? Потому что я не прибавляю слово «завтра».
Tags: literature
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments