Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Продолжение разоблачения разоблачителей

(начало: Новости, старости и странности про чекистов)

1. http://www.ej.ru/?a=note&id=10611
«Верую, бо нелепо!»
Леонид Рузов

Рузов тут говорит не только и не столько о публикации и аргументации А. Гольдфарба, но рассуждает о принципах подхода к подобного рода сообщениям, вспоминая и времена "Хроники текущих событий"
Еще более важную подмену смыслов Гольдфарб производит, употребляя словосочетание «презумпция невиновности ФСБ», — то есть, как я это понимаю, «сомнение в подлинности данного аргумента или доказательства есть отрицание доказываемого как целого» — но это совсем не так.

Биолог и чуть ли не молекулярный генетик Александр Давидович в отличие от историка архитектуры Дмитрия Хмельницкого «в прошлой жизни» имел отношение к естественным наукам и работал в академическом институте.

Ему легче вспомнить, что собранные вместе многочисленные доводы «за» не суть доказательство гипотезы. Одно бывает интересно, другое может сгодиться для какой-нибудь статьи, но... Настоящее доказательство есть последовательный процесс поиска и, по возможности, опровержения (не отрицания!) доводов «против». Так что не надо бояться вопросов, на которые есть шанс получить отрицательный ответ, — наоборот, надо искать их, задавать себе и другим.

Если же гипотеза в принципе не допускает возможности проверки, опровержения, то к науке она не имеет никакого отношения — скорее, к вопросам веры, сторонники которой могут образовать свою маленькую, но гордую секту. Пример такого подхода — утверждение Дмитрия Сергеевича о «как бы независимых авторах».

Далее, «обсуждение результатов экспериментов», анализ и выбраковка сомнительных исходных материалов — обязательный этап предварительной работы. Ведь к построению и верификации теоретической модели в целом привлекаются не все собранные данные, но лишь проверенные по отдельности, с обязательным указанием на все не снятые сомнения, оставшиеся вопросы и сделанные допущения. Только так можно в случае ошибки вернуться назад и найти ее возможный источник.

Так что господин Гольдфарб должен был бы быть благодарен всем, кто высказал неголословные сомнения в подлинности «полониевых накладных».

На все эти высказанные сомнения стоило бы дать ответ — или хотя бы попытаться это сделать.

И лишь после этого подвести итог: «все сомнения сняты». Или же: «остались вопросы без ответа, о чем мы будем помнить дальше, используя этот документ». Или, наконец: «этот документ не прошел проверку».
...

Сергей Адамович Ковалев с удовольствием рассказывал, как в 1975-м знакомился в Вильнюсской тюрьме с материалами своего дела.
Из примерно 2800 эпизодов, содержавшихся во вменяемых ему семи выпусках «Хроники текущих событий», следствие отважилось искать крамолу и наветы в 685-ти.

Изучив их, следствие первоначально сочло возможным предъявить обвинение по полутораста эпизодам, из которых в итоге в обвинительном заключении осталось около восьмидесяти.

В большинстве своем выявленные следствием «клеветнические измышления» были терминологического свойства: «не было голодовки, был отказ от приема пищи»; «не было забастовки, были перерывы в работе»; «не политический заключенный, а особо опасный государственный преступник», «нет заключенного М. Я. Сусленского, есть заключенный Сусленский Я. М.».
Сергей Адамович попытался по возможности беспристрастно изучить материалы дела, ведь следствие по сути выполнило обязанности редакционного «отдела сверки», — и нашел фактические ошибки в 11 эпизодах, причем в пяти — в сторону «лакировки действительности».

Из тысяч эпизодов — единицы найденных фактических ошибок.

Странно теперь, в наше время, читать у господина Гольдфарба: «опубликованная информация в принципе непроверяема».
Отчего же? Возможно и просто необходимо анализировать на предмет подлинности документы, которые вы собираетесь обнародовать. Например, опубликованные «Санди Таймс» и затем воспроизведенные многими изданиями сканы документов, якобы подтверждающих передачу в августе 2006 года в распоряжение ФСБ полония-210.

2. http://polit.ru/analytics/2010/12/06/atagi.html
Новые Атаги: ошибка второго рода
Александр Черкасов продолжает полемику о фальшивке беглого чекиста

Кроме указания множества недостоверных деталей, почти каждая из которых снимает вопрос о подлинности сообщения Потемкина , Черкасов цитирует публикатора, который открытым текстом сообщает о мотивах информатора:
"... ко мне через посредника обратился Потёмкин и сообщил, что он живет в Германии, а до этого последние семь лет работал как агент-нелегал ФСБ. ... Потёмкин оказался в Германии потому, что был там членом шпионской сети ФСБ. ... Сейчас он ведет переговоры с сотрудниками двух различных западных спецслужб. Он намерен просить политического убежища в одной из стран Евросоюза. ... Германии он проживает нелегально, нарушив иммиграционный закон. ... Если окажется, что он передал серьезную информацию западным спецслужбам ... ему предоставят защиту, новые документы, и он исчезнет из поля зрения возможных преследователей".

Тут важен даже не очевидный корыстный интерес Потемкина.

И не вопрос: какая-такая "шпионская сеть ФСБ"? Ведь для Запада это может быть посильнее, чем Новые Атаги и "Фауст" Гёте вместе взятые, – оказывается, кроме СВР, свою агентуру за рубежом имеет и другая, вроде бы, сугубо внутренняя спецслужба?

Важнее то, что, – видимо, в расстроенных чувствах, – Бойз рассказывает о своем респонденте всё, что можно и нельзя. Я понимаю – обиделся, но такое поведение ставит вопрос о соответствии корреспондента профессии.

Черкасов, так же как и Рузов, рассуждает о принципах подхода к разоблачительным сообщениям:
Были в моей прошлой жизни инженера такие понятия: "ошибка первого рода" и "ошибка второго рода".

"Первого рода" – это когда на входе есть сигнал, а детектор его не чувствует.

"Второго рода" – это ложное срабатывание, когда датчик сигналит без причины.

И надо было настраивать разные системы так, чтобы оптимизировать соотношение вероятностей этих ошибок.

Слишком грубо настроишь – плохо: не будет ложной тревоги, но и штатного срабатывания может не случиться. И враг незаметно пронесет мимо тебя что-нибудь нехорошее…

Задашь слишком высокую чувствительность – тоже: шум может заглушить сигнал. И ты будешь тормозить, проверять и обыскивать вручную каждого.

А совсем исключить вероятность ошибок никак нельзя.

Наверное, с документами – похожая история.

Огульное отрицание возможности того, что "федералы" могли бы совершать страшные преступления знакомо по отечественному официозу.

Но скажите, чем лучше готовность поверить любой "филькиной грамоте"?

Недоразумения, повторю, неизбежны.

Хорошо, что на эти две страницы нашлись не только эксперты – Андрей Солдатов, Никита Петров – но и свидетели – Андрей Бабицкий и Вячеслав Измайлов.

Вот развивающаяся параллельно история с тремя листами "полониевых накладных" куда сложнее: «народных экспертов» хоть отбавляй, а свидетелей нет.

Впрочем, какой вообще смысл обсуждать подлинность позавчерашней сенсации?

Вряд ли «Таймс» вернется к этому сюжету.

Мир изменился, и потемкинские «фиговые листки» уже неактуальны, – их уносит из виду бурно разлившаяся Лета «Викиликса».
Tags: links, politics
Subscribe

  • How high the moon

    Вроде бы просто задорная эстрадная песенка с приятными гармоническими переходами Но когда её играют джазисты, получается что-то особенное.…

  • Hey Joe - Joscho Stephan Trio

  • C'est Si Bon

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment