Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Categories:

Два разговора о жизни и о будущих взрывах

Два разговора о том, как устроена жизнь в некоторых местах, а также о готовящихся тут и там социальных взрывах.

1. Григорий Ревзин. Москва без Лужкова
http://polit.ru/lectures/2011/02/23/revzinopl.html
Интереснейший рассказ о том, как устроена лужковская система, и что дальше будет (или может быть).
... если попытаться понять, как же это функционирует, то окажется, что это невозможно описать с точки зрения рыночной экономики, но это прекрасно описывается с точки зрения экономики феодальной. Вот у вас есть феод, земля, надел, дальше вы его отдаёте в аренду, это то, что характерно для среднего периода средневековья, то, что называлось субинфеодализацией, когда всё заранее отдают более мелким вассалам, соответственно, землю в пользование, и далее они изготавливают с помощью этой земли некий продукт, который уже вращается на свободном рынке. Когда мы говорим, что у нас феодализм, то это не метафора, это не описание дикости, а это очень буквальный процесс, по тому, как устроена собственность, и по тому, как она дальше работает. Собственно, то, что делало московское правительство в течении двадцати лет, - это продажа своего права распоряжаться землёй на свободном рынке для покупателей. Что здесь происходит, какие процессы для этого характерны? Значит, имеются на этой земле жители, они сами по себе в этом процессе никак участвовать не могут, они скорее являются осложняющим обстоятельством, поскольку, если бы она была совсем чистая, то её было бы легче продавать. Но они живут в своих домах и в своих квартирах, то есть они вынесены из этого процесса. Продаются те права, которые возникают у правительства по отношению к общественным благам. То есть это, собственно, сама территория, где это всё находится, это развитие этой территории. То есть некие версии будущего, которые здесь возникают, это экология. То есть состояние этой территории, это культура, исторические памятники, историческая память, которая на этой земле, это всё предметы заботы, ещё коммуникации, транспортные и инженерные, соответственно, предметы заботы, который частный человек не может решить, и жители к этому отношения не имеют. И собственно, гениальность, я собственно, другого слова не подберу, Юрия Михайловича Лужкова заключалась в том, что все эти обременения, все обязательства правительства по заботе о гражданах, были переведены в коммерческую плоскость. То есть с каждой из них было придумано, как получать доход, и каждую из них было придумано, как продавать. Это совершенно потрясающий ход. Но, собственно, придумано как: заново был изобретён феодализм. Я бы даже сказал, что те процессы, которые очень характерны для феодализма, то есть когда у нас есть община, которая живёт на земле, и у неё есть какие-то исторические права на эту землю, и есть феодал, которому земля принадлежит по праву, между ними возникают конфликты, и, собственно, процесс этот называется «огораживание». Это хорошо нам известная история с Англией ХIII - ХVIII века. И, собственно, то, что происходило в Москве с посёлком «Речник», - это был такой яркий момент огораживания, вот в буквальном смысле - сгона с территории для получения на ней дальше коммерческих прав. Собственно, главный ресурс заключался в территории, в тех самых квадратных метрах, которые можно было продавать. Вторая гениальная схема, которая здесь возникала, заключалась в том, что в самом городе не было денег на то, чтобы это покупать. И приблизительно в 1998-м году Владимир Ильич Ресин у нас прямо заявил, что с деньгами любой дурак построит, а вот без денег постройте. Идея была в том, чтобы в Москве создавать тот продукт, который должна была покупать вся страна. И смысл в данном случае заключался в изготовлении квадратных метров, которые являются, по сути, просто коммерческим активом.

Это очень интересная архитектура в том смысле, что у неё нет иных функций использования кроме, как быть такой банковской ячейкой, развёрнутой просто в пространстве.

То есть, просто производством квадратного метра. У нас возникло большое количество домов, примерно двадцать миллионов квадратных метров, то есть действительно большое количество, которое, по сути, никогда не использовалось, там никто не жил. Они являлись инвестиционными квадратными метрами, которые просто куплены и построены для того, чтобы деньги не портились.
...
Если останется как есть, я считаю - у Москвы пять безнадёжных проблем. Это транспортная, экологическая, есть энергетическая (я про неё не говорю, потому что я мало понимаю в энергетике, но многие люди про это говорят), культурной идентичности, то есть, памятников, и последняя проблема - это цена квадратного метра, социальная, то есть реально связанная с тем, что москвичи не могут покупать себе жильё за свои доходы, это просто нереально. Ни одна из этих проблем не имеет рыночного решения, то есть нельзя придумать экономическую схему, которая позволила бы на частном рынке почему-то вдруг решить экологическую проблему.

Малкина: Какого рода решения меняют эти проблемы?

Ревзин: В мире - за налоги, других решений нет.

Малкина: За налоги… Тогда, пусть речь идёт о политической воле.

Ревзин: Пусть налоги берутся с граждан, других здесь нет вариантов.

Малкина: А политическая воля тех людей, за которых голосуют граждане?

Ревзин: Там возникает очень много разных следствий, потому что граждане, которые платят налоги, начинают влиять на политиков, которые реализуют их волю. То есть это другая политическая система, которой в России нет, и в ближайшее время её вряд ли выстроим. Поэтому либо мы движемся в сторону социализма, то есть за доходы от продажи одного ресурса, нефти и газа, мы поддерживаем другой ресурс - Москву. Либо дальше это никак не поддерживается никаким образом.

Малкина: И тогда что?

Ревзин: Наступают одновременно - или не одновременно, хотелось бы, чтобы всё-таки они не наложились, - транспортный коллапс, энергетический коллапс, экологический, социальный взрыв.

--------------------

2. Кавказская ловушка
http://expert.ru/2011/02/28/280211-kavkazskaya-lovushka
Разговор о проблемах Северного Кавказа с руководителем Центра социально-экономических исследований регионов RAMCOM Д. В. Соколовым
Конфликт на Кавказе – это ликвидный актив. В него вкладываются организационные ресурсы не только теми, кто руководит республикой, и не всегда ими. Но, тем не менее, на Кавказе конфликт является активом. Это единственный актив, который может быть использован для бизнеса на бюджете.
...
Есть такая версия, гипотеза, что уровень насилия, напряженности на Северном Кавказе, размерность его – это люди, миграция, умноженная на квадрат денег, потому что деньги идут на миграцию и на финансирование рынка насилия непосредственно. И, к сожалению, стратегия, которая сейчас рассматривается как основная, она как раз финансирует эти два процесса.
...
На восточном Северном Кавказе ислам стремительно возрождается. Причем скорость возрождения потрясающая. На глазах. Я думаю, это связано еще и с тем, что нравственно ислам выигрывает перед той системой, которую мы им предлагаем. ... Ислам во многом является идеологией социального протеста, в том числе и против коррупции.
...
Если мы считаем, что у нас денег будет становиться все больше, и больше, и больше на то, чтобы откупаться от Северного Кавказа, тогда все хорошо. Но денег-то не будет все больше и больше, чтобы откупаться от Кавказа, а здесь вопрос не столько в сумме, сколько в производной. Пока растут деньги, все хорошо. Как только они просто перестанут расти, рванет.
Tags: links, politics
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments