Александр Бугаев (a_bugaev) wrote,
Александр Бугаев
a_bugaev

Category:

Вадим Нестеров - про разрыв шаблона

vad_nes пишет про книгу Ирины Глущенко "Общепит. Микоян и советская кухня"
Я уже не раз замечал любопытную особенность у современных авторов, пишущих о советском времени. У них довольно часто случается подобное же "раздвоение сознания". В нашем сегодняшнем обществе существует некая устоявшаяся картина мира сталинских времен. Официально признанная, и, что гораздо важнее, социально одобряемая (по крайней мере в среде интеллигенции). Как и всякое идеологическое клише, она довольно простенькая, но за 25 лет массированного внедрения усвоенная на уровне автомата, въевшаяся уже в подкорку.

И вот когда нормальный российский интеллигент идет в архивы и начинает копать, работать с первоисточниками, у него натурально рвет шаблон. Если он, конечно, честный исследователь, а не записной пропоган... дист. Работая с документами, он не может не понять, что реальность была много сложнее этой наложенной идеологической матрицы, но тогда рушится картина мира. И по тексту прямо наглядно видно, как мечется ум у человека, пытаясь вырваться из этой ловушки, хоть как-то соединить несоединимое. И тогда начинается: "Анастас Иванович Микоян, в принципе, был неплохой мужик, много для страны сделал.. Но вот работал он в окружении совсем других людей, те были упыри, конечно, пившие по утрам кровь младенцев, не подумайте плохого...". А когда не получается - тогда просто "зависает" и не замечает очевидное.

В это книжке это особенно ярко видно, из-за привычки Глущенко к обильному цитированию. Иногда просто смешно. Например, где-то в Средней Азии кто-то пошел по этапу за вредительство, автор, как положено, клеймит людоедские времена, не понимая, как это выглядит смешно в свете только что ей же процитированного практически полностью документа. А там сказано примерно следующее: в продукции одного из предприятий пищевой промышленности а именно, в трех 16-литровых бутылях с фруктовым пюре были найдены (УБЕРИТЕ ЖЕНЩИН И ДЕТЕЙ ОТ ЭКРАНОВ) три крысы и две мыши. При этом дана технологическая справка, что технология производства исключает случайное попадание грызунов в бутыли. Вроде бы вывод простой - ну да, кто-то подложил одних божьих тварей с целью досадить другим созданиям господа нашего ,причем по несколько штук в бутылку. Но это же никак невозможно, это значит подвергнуть сомнению аксиому о том, что все случаи вредительства сочинялись НКВД, а все репрессированные пострадали невинно. И автор, прикрыв глаза ладошками, начинает - см. выше.

Самое плохое, что если кто-то из авторов не выдерживает и открывает глаза, разрыв шаблона оборачивается ничуть не лучшим - наложенная матрица просто меняет полярность, и он, перейдя в стан истово верующих сталинистов точно так же закрывает глаза, но уже на другое. И никто не хочет разобраться, почему же так случилось, что неплохие в общем-то люди, искренне готовые положить свои жизни за счастье людей, и действительно ежедневно это делающие, докатились до того, до чего они докатились. Как сказал однажды тот же Микоян: "Все мы тогда были мерзавцами".

Там же george_smf отвечает:
Очень точное наблюдение, знаю по себе. Я такой же "разрыв шаблона" пережил, работая над "Анимацией подневольной". Первая черновая редакция представляла из себя традиционное перечисление известных мне тогда "преступлений цензуры" против анимации. По принятому киноведческому "шаблону", взятому из уже опубликованных чужих трудов. Потом, в течение пяти лет, я ковырялся в документах (чего до меня не делал практически никто). Первой рухнула мифологема о априорно пагубном влиянии цензорского вмешательства. Выяснилось, что благотворную (или, по крайней мере, безвредную) для фильма редактуру не так-то просто отделить от идеологической или эстетической цензуры. Что далеко не все "жертвы" полки и цензорских ножниц представляли из себя выдающиеся произведения киноискусства. Что цензура вообще довольно редко руководствовалась соображениями идеологии. И т.д., и т.п. Потом я стал углубляться в историю взаимоотношений анимации и советской власти (чего до меня тоже почти никто не делал), и в результате изменил свое представление об истории анимации вообще. Она оказалась намного интереснее, чем ее "шаблонные" трактовки в киноведческих трудах, вскрылись многие нюансы, некоторые исторические периоды и личности были переоценены мною "с точностью до наоборот". Кончилось это изменением мировоззрения, вернее, концепции моего видения отечественной анимации, в том числе и современной. В том варианте книги, отрывки из которого я начал публиковать в 2005 году, очень заметен еще не преодоленный до конца "разрыв шаблона". И это - одна из причин, почему я не тороплюсь публиковать этот труд целиком. Слишком многое там стоило бы переписать и переосмыслить (а не только дополнить и исправить).
Tags: history, myth
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments