Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

1998

О донесении сложности до широкой неподготовленной аудитории

Из комментов к прошлым обсуждениям (по поводу учебника истории 1937 года.)

a_bugaev:
Пропагандистским текстам нельзя приписать истинностное значение (если понимать это в смысле исчисления высказываний). Нет, некоторым фрагментам можно, особенно если мысленно сделать необходимые уточнения, аккуратно подставить кванторы и доопределить термины. Но в целом это нарратив, специально предназначенный для внушения искажённых представлений.

buyaner:
Отсюда следует простой вывод: ложен любой тенденциозный текст. Если священники нарочито называются "попами", администрация "жандармами" и через каждые два слова — оценочное суждение, то это не учебник, а агитка. В текстах, обращённых к детям, как нигде чувствуется феноменальное презрение к плебсу; как справедливо заметил выше один из комментаторов, писали эти учебники отнюдь не пролетарии, а люди, учившиеся в царских гимназиях, — как незабвенная М.В.Нечкина (почти уверен, что она и к процитированным Вами фрагментам руку приложила).

a_bugaev:
Согласен, любой тенденциозный текст ложен.
Дальше вопросы: все ли тенденции одинаково плохи, как обойтись без упрощения и заострения, чем можно жертвовать, чем это может быть оправдано и т.д.
И известные ходы ответов, в т.ч. очевидно провальные.
Но если честно, я не знаю и не понимаю, как можно донести без искажений что-то сложное до широкой неподготовленной аудитории.

---------------

А сегодня у И-П запись тоже о сложной истории. И не про политику, не про идеологию, а про книгу Евгения Панова об истории оружия (Е.Н. Панов. Человек стреляющий. 2019).

И-П хвалит книгу за то, что в ней есть (подробный, основанный на конкретных исследованиях рассказ о фактах) и за то, чего в ней нет. А нет в ней дурного рода популяризаторской схематичности, которая настолько проникла повсюду и, видимо, настолько достала И-П, что он посвятил её характеристике такие проникновенные слова.

Collapse )
1998

К вопросу о равенстве полов

Подробный обзор на тему особенностей службы женщин в израильской армии. Никакой идеологии, чистая прагматика и масса статистики.

Автор - военный эксперт Давид Гендельман.

https://david-2.livejournal.com/451423.html
проблемы боевой службы женщин в АОИ, в первую очередь в медицинском аспекте: анатомические и физиологические различия с мужчинами, физические нагрузки, травматизм и т.д., медицинская история боевой службы женщин, статистика, сделанные выводы в плане нагрузок.

http://david-2.livejournal.com/451797.html
проблемы службы женщин конкретно в танковых экипажах

(и там дальше ещё ссылки на продолжение, для желающих)
1998

У Савватеева - разговор о фашизме с А. Шенем

https://savvateev.livejournal.com/274057.html?thread=11921289#t11921289

Там сначала Шень приводит признаки фашизма в России - цитаты из рассуждений С.В.Волкова ("Во всяком случае, важнейшей составной частью стратегического потенциала есть достижение естественных границ, т.е. таких внешних рубежей, которые обеспечивают геополитическую безопасность") и стихи С.Лаврова 1990 года.

А дальше, под влиянием реплик оппонентов, перечисляет проявления фашизма на Украине:
- военные преступления в ходе "антитеррористической операции" (жертвы среди мирных жителей при обстрелах неизбирательным оружием, пытки военнопленных и др.)

- наличие и использование статьи про "измену родине", к которой (измене) относят даже действия, не связанные с насилием или призывами к нему, а просто, скажем, утверждения о том, что лучше бы государство в каком-то формате (на существующей территории и пр.) не существовало (сепаратизм и др.), с дикими сроками.

- наличие представления о том, что государство является не просто государством граждан, а государством некоторого "народа", имеющего свой "язык", который становится "государственным" и к знанию и использованию которого граждане так или иначе принуждаются, неприятие "мультикультурности", при котором разные группы граждан говорят на разных языках, часто мало пересекаясь друг с другом, имеют разные системы ценностей, традиции и пр., восприятие не говорящих на государственном языке как потенциальных "предателей", "врагов государствообразующего народа" и пр.

- фальсификации на выборах в разных формах (от административного давления, неравных условий и пр. до подлогов при подсчёте)

- приоритет "интересов народа" над "правами граждан", враждебное отношение к разным "нетрадиционным традициям" (сексуальная ориентация, образ жизни и пр.)

- активное вмешательство государства в религиозные вопросы, использование их как "государственных скреп", предпочтение одних религиозных общин другим, и т.п.

- "неофициальные военные отряды", участвующие в боевых действиях на стороне властей

- плохо расследованные убийства политических противников с не вполне ясными заказчиками

(кое-что он позабыл, я там добавил).

Стоит отметить, что сам текст Шеня является первым известным мне примером, когда человек с либеральной стороны откровенно заявляет об этом (конечно, в несколько уклончивых выражениях, но всё же довольно отчётливо).

Правда, исходя из перечисленного, возникает вопрос, где же видит Шень опасность фашизма? Неужто рассуждения Волкова и стихи Лаврова - более значительная опасность? Или я чего-то не понимаю в этой диалектике.

------------
там же в комментах хорошая формулировка whiteferz

У европейцев есть точка монтировки нацистской идеологии с сильным потенциалом. Теоретически, как мы убедились за пять лет, с этой точки нацизм в Европе местами можно перезагрузить полностью.

Для этого нужны следующие компоненты и последовательность шагов:

1) Нацизм должен соблазнить элиты (и интеллигенцию), как удобный и актуальный инструмент борьбы с русскими.
(В 80-е был неудобный, Европа была слишком демократична; в 90-е - неактуальный, русские сами себя добивали; а сейчас - вполне актуальный и удобный.)

2) Доказываем, что Сталин = Гитлер или Сталин хуже Гитлера. В России это сейчас не работает уже; в Европе прокатывает нормально.

3) Дальнейшая логика: Европа Гитлера судила и демократизировалась (типа сама, ибо в войне она была "сплавным бревном"), а Россия за Сталина не покаялась, эрго, остается вселенским злом.

4) Дальше Россию надо каким-то способом принудить к капитуляции и декоммунизировать. Каким конкретно способом - не важно, например, экономическим удушением, ну, или гибридной войной, отпиливанием союзников и т. д. Это будет торжество справедливости и финальное успокоение, ибо в Европе осталось только одно вселенское зло, см. предыдущий пункт.

5) Во имя победы над последним вселенским злом в Европе (то есть, над Россией) определенные категории радикалов получают индульгенцию. Раньше её получали чеченские басмачи, но у них закончился срок годности. Поэтому на индульгенцию претендуют нацисты.

6) Условием индульгенции для нацистов является сохранение декоративной формы демократических институтов. Нацизму выбирается человеческое лицо - лучше всего еврей, в идеале - комик. Не для того, чтоб он принимал решения (этим серьёзные дяди без него займутся), а чтобы мордой торговать. Евреи, кстати, как мы убедились на примере Долинского (председателя еврейского комитета Украины), увы, могут подлизываться к нацистам, и говорить им - "у нас общий враг". Подразумевая вовсе не Гитлера.

7) При этом можно полностью нацифицировать полицию и армию. Можно на выборах учитывать только мнение автоматчиков, заходящих в избирательные комиссии с заднего хода (а также взрослых дядь, платящих этим автоматчикам). Можно вообще сжигать гражданских живьём публично, за это ничего не будет. Несогласных можно репрессировать в рамках декоммунизации, а провоцировать несогласие можно, принимая нюрнбергские законы о языке. Ну, реально, всё можно - главное, при этом сохранить демократические институты по форме.
После этого в случае драки нациста с коммунистом (или просто с русскоязычным) полиция гарантировано отпустит нациста, а коммуниста упечет в тюрьму.

=====================

Какое необходимое условие для всей этой иддилии? Нужен союз либеральной интеллигенции (условных гозманов-минкиных), низовых правых популистов (условных крыловых) и безусловного крупного капитала.

На Украине этот союз сложился.

В Европе западнее Украины так уж вышло, что либеральная интеллигенция с правыми популистами сильно на контрах (и даже загнала почти что вторых под шконку). Да и крупный капитал не чувствует угрозы от русских. Я бы даже сказал, крупный европейский капитал чувствует бОльшую угрозу от американцев.

Поэтому идеологическая перезагрузка нацизма в Европе идёт только до пункта 3, а на следующем пункте уже буксует капитально.

На Украине процесс уже завершён.
1998

Серия А.Шеня "ужи и сковородки"

Серия записей Александра Шеня "ужи и сковородки" представляет несомненный интерес не в аспекте взглядов (тут как раз ничего нового и потому ничего интересного), но с т.зр. изучения стиля мышления и стиля полемики соотв. группы.

В качестве предмета всегда выступает вопрос, по которому автор не просто имеет определённую позицию, но считает, что позиция оппонента не может быть честной и достойной. А потому аргументы оппонента воспринимаются как недостойные увёртки, а самого оппонента автор считает тем самым ужом, вьющимся на сковородке.


В комментах обычно единодушие, но иногда встречаются и отклонения от твёрдой линии. Тем интереснее читать.

Свежий выпуск - по поводу текста Виталия Лейбина о деле Сенцова
https://www.facebook.com/alexander.shen.182/posts/10155876272153423

Предыдущие выпуски серии

https://www.facebook.com/alexander.shen.182/posts/10155853241828423
(о письме НОК РФ по допинговому делу)

https://a-shen.livejournal.com/100548.html
(о советских военнопленных)

https://a-shen.livejournal.com/68443.html
(о результатах крымского референдума)
1998

Это не настоящий интернет. Его подменили русские хакеры в ФСБ

1998

Эмоциональный накал и боевой визг

В статье Косырева про кампанию вокруг оружия после расстрела во Флориде удачно сформулированы общие принципы ведения таких кампаний.
И вот тут начинается то, что видно только человеку, хорошо знающему американские технологии массовой обработки мозгов. Причем технологии эти в данном случае применяются буквально все, с унылой неизбежностью. Они уже стали такой же принадлежностью американской исключительности, как массовое владение оружием.

Первый родовой признак таких кампаний — градус агрессии, до визга. Для начала все, кто не согласен с тезисом о необходимости запрета оружия, — немыслимые выродки, и никаких дискуссий с ними нельзя вести, их надо только морально уничтожать.
[...]
Напомним, флоридская история отличается от многих прочих тем, что произошла в школе. И вот мы слышим хорошо оркестрированный вопль: это же дети! Соответственно, активисты движения против винтовок очень часто подростки ("винтовки нас убивают"), поскольку их легче обмануть.

Наконец, в этих сотрясающих Америку кампаниях (далеко не только по поводу оружия) очень важно выбрать правильную мишень для ненависти. И она нашлась — Национальная ружейная ассоциация (NRA). Ну не нападать же на каждого американца со стволом.
[...]
И вот активисты составили список банков и корпораций, связанных с NRA, и рассылают его своей аудитории для бойкотов. Или берут корпорацию в осаду и спрашивают: вы будете бойкотировать лобби убийц наших детей? И нашли знаменитостей из Голливуда (откуда же еще), которые эту затею поддерживают.
[...]
По этим самым технологиям ("моральные уроды", "эпидемия убийств", "дети", "лобби, которое убивает нас ради денег" и т. д.) строилось годами бесконечное множество кампаний, которые должны поменять стиль поведения, манеру речи (да попросту сущность) не только американцев. Вообще-то они хотят сделать все это со всем миром. Да, с нами тоже.


Вот этот боевой визг регулярно применяется аналогичной публикой и в России. Все мы это могли наблюдать в последние годы, как минимум начиная с 2011, и особенно с 2014 года.

Каждый раз меня удивлял внезапный эмоциональный накал, доходящий до истерики. Вот есть тема, её давно обсуждают, ничего внезапного и ужасающего вроде бы не случилось - но вдруг в части аудитории возникает буквально огненный вихрь, в котором разум уже как будто не действует. Всем порядочным людям тут давно всё ясно, нечего тут рассуждать, какие могут быть сомнения и оправдания? Вместо объяснений и аргументов - эмоциональные ярлыки, пафосные декларации, проклятия, угрозы. И лишь ты смотришь на это ошарашенно и пытаешься понять, что вдруг с ними случилось. Но не стоит задавать этот вопрос - ответ будет предсказуемо эмоциональным и в лучшем случае ничего не объясняющим ("вы что, не понимаете, что происходит?! да о чём тут можно спраашивать!!!").

Со стороны это смотрится весьма странно. "Внутри" таких ситуаций я, слава Богу, не был, но, думаю, воздействие на психику и картину мира вовлечённых очень существенное. После такого некоторые люди как будто необратимо меняются, есть примеры перед глазами, но называть не хочется.

P.S. Я не касаюсь тут самого вопроса о гражданском оружии. Вопрос сложный, тут есть не просто "за" и "против" (множество раз высказанные), но и более глубокие соображения, в которые сейчас не хочется вдаваться.
1998

О казусе с Пабриксом

(в продолжение этой истории)

Для начала сообщу, что евродепутат на мой запрос так и не ответил. Думаю, что уже и не ответит.

Сама же история активно обсуждалась в нескольких местах блогосферы и вызвала вторичные события в ЖЖ (в том числе и откровенно комические, что, впрочем, привычно).

Я, как обычно, ленюсь выписывать почти очевидное, оптимистично полагая, что умному вменяемому достаточно, а другим всё равно не впрок.

Но есть люди, которые умеют и любят препарировать тексты и комментировать оттенки смысла. Вчера за тему взялись два уважаемых автора.

labas дал подробный разбор казуса, проанализировав дискурс Пабрикса по его сообщениям в твиттере.

Во многом аналогичный разбор проделал wyradhe в серии комментариев:
http://a-bugaev.livejournal.com/1143867.html?thread=10580795#t10580795
http://a-bugaev.livejournal.com/1143867.html?thread=10581051#t10581051
http://a-bugaev.livejournal.com/1143867.html?thread=10581307#t10581307
http://a-bugaev.livejournal.com/1143867.html?thread=10581563#t10581563
http://a-bugaev.livejournal.com/1143867.html?thread=10581819#t10581819

Там он также подробно разбирает причину недоразумения, описывая задачи борьбы с точки зрения прагматика и убеждая, что в таком подходе нет ничего удивительного или неожиданного.
Некоторые "западнические" / "праволиберально-антипутинские", условно говоря, или чем-то сходные с ними авторы кинулись доказывать, что Пабрикс не мог-не мог-не мог такого сказать про свой центр НАТО! Только про ИГИЛ и РФ! Причем доказывалось это так, как если бы в том случае, если бы он так сказал про свою собственную пропаганду, в этом было бы что-то ужасное, и только бескровность обсуждаемых им побед могла бы объяснить его вопиющий цинизм. Некоторые "антизападнические" или чем-то сходные с ними авторы как раз хотели бы видеть в его словах слова о натовской же пропаганде, и тоже считали, что это чем-то компрометировало бы НАТО.

В действительности же непонятно, о чем тут говорить вообще. Совершенно независимо от того, чьи методы имел в виду Пабрикс в своих фразах про подавление воли и формирование у противников ненависти к своему государству (говорил он "вообще" плюс о противнике), - таковы цели и методы пропаганды в адрес противника от начала времен. Нашей, натовской, игиловской, любой. Возмущаться этим - все равно, что считать, что тот факт, что из автомата летят пули и убивают людей, компрометирует применяющую автомат на войне сторону. Кидаться "отмазывать" Пабрикса, указуя, что натовская пропаганда не может же быть такова, это он про игиловскую - это все равно, что кричать: "Тут приводят вырванные из контекста фразы американского генерала, что "из автоматов и минометов мы отправим на тот свет тысячи врагов", - не верьте агитпропу, это он говорил про автоматы и минометы террористов! Эти "мы" - не американцы, это абстрактное мы, относящееся к противнику! Из американских автоматов и минометов пули не летят, они не убивают никого!"
Говорил-то он это, возможно, и в самом деле про автоматы и минометы противника, - просто потому, что в это время говорил о противнике. Но ему и в ум не входило противопоставлять в этом смысле автоматы и минометы противника - собственным. И он не смешон, а вот защитники его по изложенной модели - смешны, он в такой защите ничуть не нуждается (хотя наличие таких его защитников в лагере его противников его должно радовать). Пабрикс, в отличие от ряда авторов в этом треде, в подобные странности не впадает. True victory is reached by breaking opponents will.

Все, что можно было бы сказать о Пабриксе, если бы в тех русскоязычных фразах он специально и прямо описывал методы своей стороны и своего центра (чего он, я лично не сомневаюсь, не делал - точно так же, как не стал бы публично ругать противника матом, что ничуть не зазорно, но на конференциях и в интервью не принято) , - это то, что он открыто говорит об очевидном в таком тоне, что это выражает особое глумление над противником, но при этом нарушает "словесный дресс-код" таких выступлений и дает замечательный отрицательный пример к собственной рацее, поскольку его слова противник идеально может использовать в _своей_ пропаганде (*) . Ничего ни нового, ни плохого, ни хорошего, ни специфического о натовской пропаганде это бы не сказало, поскольку пропаганда в адрес политических и военных противников такова по определению. Защитникам цивилизованного НАТО от попыток варварской Москвы очернить благородные методы НАТО тут так же нечего делать, как и обличителям злодейского НАТО с первого канала (только они умнее всё сделали, чем защитники).

Да, так-то оно так, но ведь отчего-то же вскинулись добровольные НАТО-защитники. Что-то же заставило их дружно броситься грудью на амбразуру Первого канала, подло извращающего мирные планы Пабрикса и НАТО в целом. На что такая острая реакция, какой тут нерв задет?

Мне представляется, тут реакция на совмещение того, что совмещаться не должно.

Вся неловкость ситуации вытекает из того, что НАТО считает Россию врагом и готовится к борьбе, но прямо и открыто об этом не заявляет. На деле предпринимаются недвусмысленные шаги, но на словах всё ещё "озабоченность поведением" и "приостановка сотрудничества".

Но совершенно понятные и естественные для прагматиков подходы в цивильно-политическом дискурсе выглядят вызывающе циничными. Тут стилистическое противоречие между реализмом прагматиков, для которых война есть война, противник есть противник, и лучше разложить противника изнутри, чем бомбить, и внешней корректностью дипломатов, у которых принято улыбаться и произносить обтекаемые фразы, когда кинжал уже вынут из ножен.

Тут важно не путать роли и жанры. Реализм и цинизм - среди своих за закрытыми дверьми. На публике - улыбки и обтекаемость. Эти вещи следует всегда держать раздельно, как мясное и молочное в известной традиции.

Но, возможно, Пабрикс, который в разное время был и министром иностранных дел, и министром обороны, мог малость перепутать свои роли и модусы.

Классический случай такой путаницы описан у Козьмы Пруткова:
Господин виконт де Брассард, с отменною ласкою принятый в доме одного богатого ветерана, в известном сражении левой ноги лишившегося, усердно приволакивался за молодою его супругою, незаметно, по-военному, подпуская ей амура. То однажды, изготовив в мыслях две для нее речи, из коих одну: «Пойдем на антресоли» — сказать тихо, а другую: «Я еду на свою мызу» — громко; толико от внезапу разлиявшегося по членам его любовного пламени замешался, что, при многих тут бывших, произнес оные в обратном порядке, а именно — тихо и пригнувшись к ее уху: «Я еду на свою мызу»; а за сим громко и целуя ее в руку: «Пойдем на антресоли!» — За что быв выпровожден из того дому с изрядно накостылеванным затылком, никогда уже в оный назад не возвращался.
1998

Это всего лишь вымысел 2013 года

В прошлом году, после сбитого Боинга, я выкладывал отрывки из книги Сергея Анисимова "За день до послезавтра", написанной в 2012 году. Действие там происходит в феврале-марте 2013, когда готовится и начинается война между НАТО и Россией.

С тех пор вышла вторая книга "Позади Москва", там описываются последующие события этой выдуманной войны.

Сейчас, в мирном и спокойном 2015 году, любопытно посмотреть, что же понапридумывал автор этого фантастического романа.

-------------------------------------------------------

Это случилось на вторые сутки после начала миротворческой операции международных сил, когда произошло уже много, очень много событий, обозначаемых как «первые». Первый убитый миротворцами военнослужащий Российской Федерации, первый захваченный в плен, первые уничтоженные единицы бронетехники и авиатехники разных классов остались позади — пунктами в новостных обзорах, в статистике, в графиках аналитиков всех мастей. Но именно начиная с вечера понедельника 18 марта в многочисленных официальных обращениях к населению Европы и США, в приложении к России впервые прозвучал термин «государственный терроризм». Мгновенно и с огромным энтузиазмом подхваченный средствами массовой информации. Разумеется, он звучал и ранее: всем было давно известно, что Советский Союз и затем Россия десятилетиями поддерживали террористов и тиранов всех мастей: от Муаммара Каддафи до Фиделя Кастро, от коммунистических бригад в европейских странах до афганского «Талибана». Это было не только известно, но и привычно, но всегда звучало как-то смазанно, неакцентированно, неофициально. Здесь было совсем другое дело. Здесь этот термин начал звучать разом по любому поводу. Как с привязкой к сиюминутным событиям — то есть к неспровоцированному нарушению подразделениями Российской армии государственной границы с соседней страной, — так и без нее.
Collapse )
1998

Барбара Такман о внезапной переброске русских войск

Единственная из воюющих держав Англия начала боевые действия без заранее составленного плана мероприятий общенационального масштаба и обязательной всеобщей мобилизации. Все, кроме действий регулярной армии, строилось на импровизациях, и до получения сообщения из Амьена в Англии царило почти праздничное настроение. Правда о наступлении немцев скрывалась вследствие "патриотической сдержанности" прессы, как изящно высказался премьер Асквит. Как английской, так и французской общественности войну преподносили в виде непрерывных побед союзников; при этом было совершенно непонятно, почему же все-таки противник прошел через территорию Бельгии и очутился во Франции, с каждым днем продвигаясь все дальше и дальше. Утром 30 августа, открыв за завтраком "Таймс", люди прочли новость, ошеломившую их.

Бритлинг писал: "Было похоже, что Давид метнул камень - и промахнулся!"

Неожиданная и потрясающая истина, что враг выигрывает войну, заставила людей верить вымыслам, достигавшим огромных размеров и принимавшим характер национальной галлюцинации.

27 августа 17-часовая задержка с движением поездов по линии Ливерпуль - Лондон породила слухи о том, что срыв расписания объясняется срочной перевозкой русских войск, которые якобы высадились в Шотландии и направляются на помощь союзникам на Западный фронт. Они будто бы вышли из Архангельска, затем через Северный Ледовитый океан попали в Норвегию, откуда на обычном пароходе прибыли в Абердин. Здесь их посадили в специальные железнодорожные эшелоны и отправили в порты Ла-Манша. После этого каждый пассажир, чей поезд опаздывал, уверенно заявлял, что эта задержка связана с "русскими". Мрачное настроение, вызванное поражением под Амьеном и разговорами о "морских волнах" и бесчисленных массах германских солдат, крики с требованиями "людей, людей и еще раз людей" заставляли невольно обращать взоры к России и ее неограниченным людским ресурсам, поэтому призраки, замеченные в Шотландии, обретали плоть, обрастая все новыми подробностями.

Русские сбивали снег с сапог на платформах железнодорожных станций - это в августе-то. Был даже известен рабочий вокзала в Эдинбурге, который убирал потом этот снег. "Незнакомую военную форму" видели в вагонах мчавшихся мимо поездов. Они ехали то через Харвич - спасать Антверпен, то через Дувр - на помощь Парижу. Их видели в Лондоне после полуночи, они маршировали вдоль набережной, направляясь к вокзалу Виктория. Морская битва у Гельголанда, объясняли мудрецы, имела целью отвлечь внимание от переброски русских в Бельгию. Их видели самые надежные друзья или самые правдивые люди. Профессор из Оксфорда знал коллегу, которого пригласили к русским в качестве переводчика. Один армейский офицер из Шотландии видел их в Эдинбурге, они были одеты в "длинные ярко расшитые шинели и большие меховые шапки", с луками и стрелами вместо винтовок. Их лошади походили на "шотландских пони, только костлявее". Это описание точно соответствовало рисункам казаков столетней давности, напечатанным в начале викторианской эпохи. Житель Абердина, некий Стюарт Коутс, написал своему зятю в Америку, что мимо его поместья в Пертимре проехали 125 000 казаков. Как уверял своих друзей другой английский офицер, 70 000 русских "в полнейшей секретности" прошли через Англию, направляясь на Западный фронт. Сначала их было 500 000, затем 250 000, потом 125 000. Цифры медленно уменьшались, пока не достигли 70 000 - 80 000 - численности английского экспедиционного корпуса во Франции. Истории о русских распространялись исключительно устным путем. Из-за официальной цензуры в английских газетах об этом никаких сообщений не появилось. Однако в США рассказы возвращающихся из Англии американцев, многие из которых садились на пароходы в кипевшем возбуждением по поводу русских Ливерпуле, нашли отражение в прессе и поведали потомкам об этом удивительном явлении.

Нейтральные страны подхватили новость. Судя по сообщениям из Амстердама, крупные силы русских срочно перебрасываются для помощи защитникам Парижа. В Париже люди осаждали вокзалы, надеясь увидеть прибытие казаков. Перебравшись на континент, призраки превратились в военный фактор, даже до немцев также дошли эти слухи. Опасения возможного появления в их тылу 70 000 русских должно было сыграть такую же роль, как и отсутствие 70 000 солдат, переброшенных Германией на Восточный фронт. И лишь после сражения при Марне, 15 сентября, в английских газетах появилось официальное опровержение этих слухов.