Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

1998

Бизнес по-русски в деревне под Переславлем-Залесским

Наталья Чудова пишет в ФБ

Новый этап зимних морозов, но вообще-то уже март. Так что я почти год в деревне и хочу поделиться впечатлениями о российском малом бизнесе в деревне - как он видится потребителю.

Collapse )
1998

***

Уходили мы из Крыма
Среди дыма и огня;
Я с кормы все время мимо
В своего стрелял коня.

А он плыл, изнемогая,
За высокою кормой,
Всё не веря, всё не зная,
Что прощается со мной.

Сколько раз одной могилы
Ожидали мы в бою!
Конь всё плыл, теряя силы,
Веря в преданность мою.

Мой денщик стрелял не мимо —
Покраснела чуть вода...
Уходящий берег Крыма
Я запомнил навсегда.

Николай Туроверов (1940)

Collapse )
1998

5 лет назад: Фёдор Лукьянов о нереализовавшемся сценарии

30 мая 2014 https://a-bugaev.livejournal.com/1112432.html

Речь про статью Лукьянова, описывающую сценарий типа Дейтонского, который ожидался после избрания Порошенко. Кем ожидался и почему - вот об этом и речь.

пара фрагментов:
Для «народных республик» наступает наиболее ответственное время. У Петра Порошенко есть возможность подвести черту и отмежеваться от неудачных попыток временной власти восстановить целостность страны, будь то потеря Крыма или превращение юго-востока в очаг гражданской войны.
Collapse )
1998

"Стихийно вспыхнувший протест", сценарий которого откровенно описан два месяца назад

Сценарий конфликта вокруг строительства храма в Екатеринбурге был опубликован в Фейсбуке Рината Низамова 17 марта 2019 года.

Цитирую:

"На мой взгляд, Екатеринбург в ближайшие месяцы станет горячей протестной точкой на карте России, потушить которую местными силами будет непросто. Это уже не веселые обнимашки и не срач в онлайне. Это идейная война, которая вот-вот перерастёт в вооруженный конфликт. Как только на Драму выйдет тяжелая техника, фейсбучные активисты вынырнут из Интернета под ковши экскаваторов, казаки получат команду защищать будущий храм нагайками, а православные олигархи отправят на помощь казакам ручных головорезов-боксеров.

Всё это выглядит страшно, кроваво и средневеково. Но от этого кошмара - что удивительно - все мы должны только выиграть. Город (надеюсь!) докажет всей стране, что гражданские настроения у нас ещё живы, что нужно бороться, и улица в нашей стране ещё что-то решает.

Конечно, это не конфликт фанатов зелёных насаждений и православных верующих. Это уменьшенная копия большого нарастающего противостояния российских олигархов, которые ворочают миллиардами, и беднеющего населения, которого это с каждым днём всё больше злит.

И пока страна спит, Екатеринбург пытается отстаивать своё будущее (не знаю - с храмом или со сквером). В этом его кайф и отличие от других городов.

А Е1 покажет это противостояние в прямом эфире."

Информация из ФБ
Ринат Низамов - Директор сети городских порталов в Hearst Shkulev Media
Ранее:
- редакционный директор в компании "Hearst Shkulev Digital Regional Network"
- редакционный директор в компании "Екатеринбург Онлайн E1.RU"
- главный редактор в компании "KP.RU - Екатеринбург"
- Journalist в компании "Комсомольская правда"
- Television Producer в компании "ОАО "Телекомпания НТВ""

-----------
Ссылка была в тексте расследования Дениса Тукмакова "Храм-на-Драме". Рекомендую прочитать целиком.

Также рекомендую материал Дмитрия Соколова-Митрича ХРАМ НА ДРАМЕ. ВСЕ ВОПРОСЫ, ВСЕ ОТВЕТЫ
1998

Крым и идентичность

(под замком - не из секретности, а для спокойствия)

Тут в одном из разговоров возникла тема о современной русской идентичности и о том, какую роль в ней играет Крым. В частности, одним из поводов стало выражение "посткрымская идентичность", употреблённое в обсуждении семейной истории.

Не будучи специалистом по вопросам идентичности, рискну высказать своё понимание. Учёных слов я не знаю, так что буду по-простому.

Начну с того, что идентичность проявляется в осознании себя и своего места в мире, в понимании своей близости с одними и отличий от других. Об этих вопросах можно много размышлять, и ни до чего толком не дойти. Но вот ситуация неизбежного конфликта, необходимость выбора и действия в конфликтной ситуации заставляет осмыслить, что является главным, кто мы такие, чего мы хотим, к чему стремимся, что любим, что ценим, что или кто нам угрожает, в чём причина столкновения, кто такие они, чем отличаются от нас, можно ли договориться, какой ценой и т.д. и т.п.

Разворачивающийся конфликт требует найти ответы на эти вопросы, причём ответы общие для группы (ведь действовать придётся вместе), ясные и чёткие. В результате конфликт как бы "пробуждает", "проявляет" те черты идентичности, которые до поры до времени были неявными, скрытыми, спящими.

На мой взгляд, история 2014 года с Крымом стала именно таким проявителем, катализатором. Попробую описать ощущения, которые я тогда испытывал.

Тут сошлись множество переживаний и импульсов. И мучительное чувство от наблюдения за ходом и победой Майдана. И сочувствие, и невозможность чем-то помочь людям, которых эта победа поставила в положение ближайших в очереди жертв, и унижение от разворачивающегося пира победителей (помню, как я впервые как будто на себе прочувствовал смысл выражения "Vae victis"). Насилия, убийства, в которые поначалу было трудно поверить (ну да, оранжевая революция, картинка для СМИ, психологическая обработка, запугивание... Но массовое насилие, но убийство? Как, они не понимают, что это не шутки, что так нельзя?)

И когда начались выступления в Крыму, и столкновения в Симферополе, и опять горестное чувство, что и тут продавят, сомнут, и тут будет "Украина понад усе". И что мы могли сделать (имею в виду простых людей, не политиков, не активистов)? Только пристально следить, тревожиться, сочувствовать, надеяться.

Наутро появился спецназ, "вежливые люди", и события покатились по другой колее. Принципиально важно, что эти действия были не против воли жителей, что их встречали как подмогу, пришедшую, когда надежды уже почти не оставалось. Да, в этом был отчётливый привкус реванша, но главным было другое - ощущение, что там наши люди, наша земля, наши святыни, и что они просят нашей защиты. И проявилась эта особая аура Севастополя, города русской славы и трагической памяти - возникло то особенное переживание, которое, думаю, испытали очень многие.

Обязательно нужно сказать, что у меня было и ощущение незаконности, нарушения принятого порядка. Российские военные были отправлены на операцию, которая очевидным образом противоречила принятым международным порядкам и обыкновениям, и это меня сильно тревожило. Да, я понимал, "они первые начали", что правила игры уже нарушены кардинально, что государственная система уже взломана, произошёл захват власти в Киеве и что теперь некуда деваться, но чувство нелегальности, выхода за рамки допустимого не оставляло. К тому же государственная власть не могла прямо и открыто заявить о своих решениях и действиях, и началась эта игра в притворные прятки (отряды самообороны и т.п.).

Я не сомневаюсь в массовом и искреннем желании большинства жителей Крыма отделиться от неродной им Украины, и тем более от того кошмара, который очень наглядно начал там разворачиваться. При этом мне кажется вполне очевидным, что главным фактором при решении российского руководства поддержать отделение и присоединение Крыма стало не только и не столько волеизъявление жителей, но военно-стратегические соображения. Были оба эти фактора, оба были реальностью, наличие одного не отменяет другого, но усиливает его влияние.

Возвращаясь от переживаний к вопросу идентичности.

Алексей Миллер любит повторять, что уже столетия роль России в Европе имела лишь два возможных варианта: либо враг у ворот, либо вечный ученик. В 90-е годы Россия попыталась в очередной раз стать таким учеником, и в очередной раз оказалось, что никто ученика не хочет признавать прошедшим курс, и в лучшем случае хотят держать на положении поучаемого недоросля. Многие из нас в России и сами воспринимали своё место в Европе именно таким образом. При этом чем дальше, тем больше становилось понятно, что и роль врага никуда не делась. Это ощущалось преимущественно со стороны стран Прибалтики, Польши, затем Грузии, Молдавии. Ну а дальше история с Украиной и поддержавшей её Европой показала, что роль ученика отброшена, что они нас уже окончательно назначили на роль врага.

Закончились попытки стать своими в Европе, доказать, что мы хорошие и почти уже научились. Как будто Европа нам тоже прямо сказала: "никогда мы не будем братьями".

Думаю, поэтому для многих история вокруг Крыма, и история украинского кризиса в целом стала водоразделом в понимании своего места в Европе, своей особенности, своей правоты в главном. И всё это на фоне блестящего европейского провала - притворной законности, избирательной принципиальности, лицемерия, подлости, циничного презрения к жертвам.

--------------
Я описал тут тот комплекс чувств и переживаний, который испытывал сам, и который ощущал округ себя. Моё понимание посткрымской идентичности вырастает именно из этого.

Теперь о словах, которыми эти аспекты обозначают.

В этой истории слово "Крым" обозначает одновременно:
- место действия
- сообщество людей
- известные события весны 2014
- политическую веху, водораздел
- маркер идентичности

И лишь в последнюю очередь - территорию, в смысле имущества, которое "отжали".

И когда в каком-то разговоре употребляется слово "Крым", нужно внимательно следить, какие именно смыслы имеются в виду. Как минимум, чтобы не путаться самому и не создавать путаницу у собеседника, тем более - не позволять подмену по ходу разговора.

Я не люблю и никогда не употребляю выражение "крымнаш" и производные от него, для меня это ярлык, употребляемый противниками, часто - обзывалка, в ряду других (быдло, ватники, колорады, запутинцы, "86%" и т.п.).

Я знаю, что представители другого идейного лагеря видят в истории с Крымом в первую очередь захват, отъём, оккупацию, аннексию. Для них "крымнаш" обозначает захватническую, агрессивную, имперскую идеологию.

Поскольку лагеря давно и устойчиво сложились (условно: "либералы", "антипутинцы" - и "патриоты", при этом далеко не всегда "запутинцы"), маркер "крымнаш" понимается обеими сторонами. Но для одних ("либералов") он означает и лагерь идейных противников ("патриотов"), и приписываемую этому лагерю агрессивно-экспансионистскую идеологию. Тогда как для представителей самого этого лагеря ("патриотов") это вовсе не самоназвание, а именно враждебно используемый ярлык. Признания адекватности этого ярлыка и обозначаемого им смысла с этой стороны нет и не предвидится.

update (28/12/2017)
Замок снят. Как я и писал с самого начала, замок не для секретности, а для спокойного разговора. Надеюсь, теперь тоже никто не возбудится.
1998

Фёдор Лукьянов о нереализовавшемся сценарии

В статье "Следующая остановка — Дейтон" опубликованной 26 мая , Фёдор Лукьянов описывет желаемый и, видимо, представляющийся ему вероятным сценарий развития событий после избрания Порошенко:
Для «народных республик» наступает наиболее ответственное время. У Петра Порошенко есть возможность подвести черту и отмежеваться от неудачных попыток временной власти восстановить целостность страны, будь то потеря Крыма или превращение юго-востока в очаг гражданской войны.

Продолжение «антитеррористической операции» едва ли вызовет у кого-то энтузиазм, прежде всего у Европы и Америки, которые с большой радостью поддержали победу шоколадного короля. Значит, более реальны попытки закулисных сделок на фоне примирительных обещаний. Риторика Киева тоже может измениться: «бандеровская» составляющая, которая добавляла аргументов противникам нового режима, отходит на второй план.

В то же время большинство жителей Донецкой и Луганской областей, как и остальных регионов Украины, без сомнения, стремятся к порядку и спокойствию. Военное положение в ДНР и ЛНР как ответ на события в «соседней стране» едва ли кого-то из местного населения надолго вдохновит. А относительно разумные предложения, если они прозвучат из Киева, произведут более благоприятное впечатление, чем вооруженная вольница «народных республик».

Признавать их независимость Москва не торопится. А чтобы добиться реальной, закрепленной на законодательном уровне децентрализации, помимо силовой поддержки нужна хорошо организованная и профессиональная политическая сила.

России предстоит ответить на главный для себя вопрос: заинтересована ли Москва в стабилизации ситуации, а если да, то какой?

Можно сделать ставку на всемерную поддержку «народных республик» и тем самым фактически парализовать Украину. На фоне острейших экономических проблем и начинающей проявляться усталости Запада от непрекращающегося хаоса это законсервирует кризис, который будет углубляться. Ответ Европы и США на украинские проблемы один — новые санкции против России, ничего более эффектного в Вашингтоне и Брюсселе придумать не могут. При этом Москве придется фактически брать на себя материальную и моральную ответственность за то, что происходит в Донецкой и Луганской областях.

Уже 26 мая, в день публикации статьи, стало ясно, что надежды не обоснованы, ни Киев, ни Брюссель, ни Вашингтон не хотят сворачивать карательную операцию, а ровно наоборот, усиливают её (под издевательские комментарии про ненасильственную операцию, восхитительную сдержанность украинских военных и про непререкаемое лидерство США).

Хочется спросить, как же это Лукьянов, грамотный и явно информированный аналитик, так прокололся в своём прогнозе?

Но вот если посмотреть не только на Киев, Лондон и Вашингтон, но ещё и на Москву, то можно с удивлением заметить, что поведение и риторика Москвы в гораздо большей степени соответствует сценарию, изложенному у Лукьянова.
Сейчас, когда выборы прошли относительно успешно и Запад вздохнет с облегчением, а «народные республики» пока обладают морально-политической инициативой, Москве стоит предложить Европе и Америке серьезную сделку. Она вряд ли решит украинский вопрос навсегда, но остановит острый кризис, далеко вышедший за локальные рамки.
Возможно, тут имеет место не ошибка Лукьянова в экспертном прогнозе, а ошибка кого-то гораздо более влиятельного в определении политики. Возможно, сам Лукьянов на основе доступной информации изложил позицию, которой собрались и пытались придерживаться власти РФ. Но не выгорело. Ни демонстративный отвод российских войск, ни отказ в поддержке ЛНР и ДНР, ни примирительная риторика не помогли. Дейтона не будет, во всяком случае, западные лидеры такой вариант пока не считают привлекательным.

Вместо этого Керри призвал Москву "прекратить поддерживать сепаратистов на Украине, осудить их действия и призвать их сложить оружие". При этом, как отметили в МИД, телефонный разговор глав внешнеполитических ведомств состоялся по инициативе американской стороны. Лавров и Керри условились "продолжать плотные рабочие контакты", подчеркнули в Москве.
1998

Циничный Кох режет в ФБ

альфред кох
Не-не. И не думайте. Крым все, наш, рассейский... Дорогие украинцы - поезд ушел. Никакой Обама вам его уже не вернет. Как говориться была охота корячиться за дядю. Вы ж сами-то в исусиков играли.

Щас речь идет только о том, чтобы Украина вообще сохранилась в том виде, в каком она есть в настоящий момент. Или вообще - сохранилась хоть в каком-то виде.

В каком-то смысле Путин прав: Украина как государство не состоялось. Двадцать лет последовательно все правители ее дербанили, как могли. И вот настал момент истины: "красть ничего не надо, все украдено до нас..."

Сейчас вопрос состоит не в том, чтобы сохранить украинскую государственность. Нельзя сохранить то, чего нет. А возможно - и никогда не было. Вопрос в том, можно ли эту государственность построить в таких жестких условиях и в короткие сроки. Причем государственность дееспособную и умеющую за себя постоять.

Все, кто считает иначе - безнадежные романтики и прожектеры. Или засланные казачки. ИМХО, ессно...

Это понравилось 314 пользователям.
48 публикаций
-----
Другой разговор чего России будет стоить Крым абсорбировать. Но это уже действительно - другой разговор. Возможно уже о сохранении российской государственности...

Ну, ему-то можно, репутация не пострадает.
1998

Разговоры и мнения

Интервью и репортажи Марины Ахмедовой
Майдан умеет ждать
Что сказали корреспонденту «РР» активисты протеста, когда услышали новости из Крыма

Я – сотник
Интервью с бойцом самообороны майдана

Трезубцы небесной тысячи
К какой войне готовятся боевые отряды Майдана
------------
Коренной симферополец. О наболевшем. Много текста.

Западный украинец про Крым: «Ребята, свое заберите, оно нам не надо»
Михаил Катрич убежден: «Если сейчас Россия не примет участие в разделе Украины, позже Украина примет участие в разделе России».
1998

Умиротворители и соглашатели

Синьхуа.
Комментарий: Кто бросил Крым в объятия России?
http://russian.news.cn/cis/2014-03/19/c_133197425.htm

Джек Ф.Мэтлок-младший | Time
Пусть Россия заберет Крым
http://www.inopressa.ru/article/19mar2014/time/ukr_cr.html

Провал американской дипломатии на Украине ("Daily Mail", Великобритания)
http://inosmi.ru/sngbaltia/20140312/218474002.html

Американец, осмелившийся обосновать действия Путина ("Newsweek", США)
http://inosmi.ru/sngbaltia/20140312/218472298.html

В споре об Украине ошибаются обе стороны ("The Guardian", Великобритания)
http://inosmi.ru/world/20140309/218366268.html

Национальный миф — вот почему Крым так важен для русских ("Die Welt", Германия)
http://inosmi.ru/russia/20140304/218177867.html
1998

Севастополь останется русским

((via th3)



Загружено 29 февр. 2008 г.
Новая песня Александра Городницкого «Севастополь останется русским» — стала украшением фестиваля «Балаклавские каникулы» 2007 года. Аккомпанемент — Сергей Никитин.